28 ноября 2011

28 ноября 2011 | Лыжные гонки

ЛЫЖИ

КУБОК МИРА

Специальный корреспондент "СЭ" встретился в субботу с руководителем так называемой "швейцарской группы", в которую входят Александр Легков, Илья Черноусов, Сергей Новиков и спринтер Михаил Девятьяров. Ради российских болельщиков 36-летний Рето Бургмайстер приоткрыл дверь в свою тренерскую кухню.

Рето БУРГМАЙСТЕР: "ЛЕГКОВ БУДЕТ НА ПИКЕ К "ТУР ДЕ СКИ"

Сергей БУТОВ

из Куусамо

- После субботней гонки Легков нервничал, хотя финишировал 11-м и вышел на третью позицию в зачете мини-Тура. Почему?

- Легков, насколько я успел его изучить, нервничает всегда. Вне зависимости от того, какой результат он показал и в какой форме он находится. Это особенность характера. Ничего не поделаешь. Перед гонкой ребята тестировали лыжи (Легков и Черноусов в межсезонье сменили марку лыж. - Прим. С.Б.), все вроде было хорошо, но Александр немного переживал по поводу своей техники.

- В какой он сейчас форме?

- Все идет по плану. У него хорошая форма, но программа, которую мы разработали, предполагает, что он должен выйти на пик к "Тур де Ски". Эта гонка, безусловно, главное событие сезона.

- А что предполагает ваша программа после "Тур де Ски"? Легков будет в состоянии бороться за общий зачет Кубка мира?

- Путь к победе в общем зачете лежит через "Тур де Ски", я в этом убежден. Но, конечно, мы сделаем все возможное, чтобы форма Александра оставалась высокой до самого марта.

- Легков всегда был открыт для прессы, охотно шел на контакт, но в этом сезоне, показалось, что-то изменилось. Это так?

- Ну я могу сказать, какими я хотел бы видеть его взаимоотношения с прессой в соревновательные дни. Мне хочется, чтобы сразу после гонки парни как можно быстрее переодевались в сухую одежду, побольше двигались, чтобы вывести лактат из мышц. И чтобы как можно быстрее поели. В этой ситуации журналисты, конечно, получат меньше времени для того, чтобы поговорить с тем же Легковым. Но наша цель - удачно выступить на "Тур де Ски", и я полагаю, что это того стоит.

- Начало сезона Черноусова напоминает американские горки. За провалом в разделке в Шушене последовал отличный классический спринт, в котором он выбил в четвертьфинале Петтера Нортуга. Однако на следующий день - новый провал, и снова в разделке. Что происходит?

- Да, это не просто нестабильность. Это очень большая нестабильность. Я этим крайне озабочен. По поводу разделки в Шушене могу сказать, что тогда у Ильи случился "черный день". Ничего не получалось, все валилось из рук. Спринтом я остался доволен, а вот сегодня снова начались проблемы. Мы пока точно не знаем, в чем их причина, поэтому я бы не спешил обвинять во всем Илью. Давайте подождем воскресного преследования, а заодно посмотрим, как пройдет его восстановление. Если снова будет плохо, впереди двухнедельный перерыв. Будет время внести корректировки.

- Как сам Черноусов реагирует на эти неудачи? Он мог позволить себе 85-е место в прошлом сезоне, но не в нынешнем. Все-таки он бронзовый призер чемпионата мира - спрос с него совершенно иной.

- Уровень ответственности, степень давления многократно возросли. Тут и спорить не о чем. Но я бы предложил дать ему немного времени на то, чтобы он почувствовал в себе уверенность. Да, он добился результата в Осло, но ему по-прежнему еще многому предстоит научиться.

- Как вы описали бы Легкова и Черноусова с человеческой точки зрения?

- Александр - это человек, который не может сидеть на месте. У него все время что-то происходит, и он считает, что всегда что-то должно происходить. Илья по сравнению с Легковым более расслаблен. Он больше склонен наблюдать, анализировать, делать выводы. Это не означает, что Легков не анализирует и не делает выводы. Просто он более эмоционален.

- Вы закончили карьеру после Олимпиады в Ванкувере, а год спустя уже тренируете элитных российских лыжников. Был ли у вас до этого какой-то тренерский опыт?

- Ну, как сказать тренерский? Когда я выступал, а длилось это долго, я сам себе писал тренировочную программу. Конечно, обсуждал ее с тренером швейцарской сборной, когда дело подходило к чемпионату мира или Олимпийским играм. Но в целом это была самостоятельная работа. Разумеется, писать программы для себя и для других - это разные вещи. Тут важно уметь досконально изучить спортсменов. Видите ли, что просто необходимо одному конкретному спортсмену, может быть бесполезно и даже вредно другому.

- Легков с Черноусовым в прошлом сезоне работали с другим иностранным тренером. Как случилось, что именно вы стали их новым наставником? Чья это была инициатива?

- Мы знакомы с Александром и Ильей достаточно давно - еще с тех времен, когда я сам был гонщиком. Изабель Кнауте долго работала физиотерапевтом в швейцарской сборной, и у нас всегда были с ней хорошие отношения. Весной мы с Ильей участвовали в одной гонке, и я узнал от него, что они ищут возможность тренироваться отдельно от основной сборной. Мы обсудили с Ильей эту тему. А когда ребята в итоге добились своего, позвонили мне напрямую с конкретным предложением.

- В России принято, что тренеры доминируют над спортсменами. В чем заключается ваша тренерская философия?

- В том, что никто, кроме самого спортсмена, не знает лучше, что ему нужно. Моя задача задать им общее направление, но в то же время оставить лазейки для самостоятельного анализа. Я согласен с тем, что именно за тренером должно быть последнее слово, но очень важно, чтобы существовала обратная связь. И чтобы тренер умел прислушаться к мнению спортсмена.

- Где конкретно вы тренируетесь?

- Базируемся в Давосе. Но нельзя сказать, что Легков и Черноусов живут в Швейцарии. Нет, они часто бывают в России, просто между поездками у нас проходят трехнедельные сборы. Обычно где-нибудь в Центральной Европе. Останавливаемся в гостиницах или арендуем апартаменты. Обычная кочевая спортивная жизнь.

- Тренеры сборной России, Юрий Каминский и Олег Перевозчиков, разными словами высказывают одну и ту же мысль - им не хватает коммуникации с вашей группой. Вас самого это не тревожит?

- Всегда сложно наладить общение с кем-то, кто не говорит с тобой на одном языке. Приходится говорить через кого-то, как это, например, делаем сейчас мы с вами (во время этого интервью Бургмайстер отвечал на немецком, а затем его слова, по моей просьбе, переводила на английский пресс-атташе FIS Сандра Шпиц. - Прим. С.Б.). Мы стараемся выжимать максимум из той формы общения, которую избрали с тренерским штабом сборной. Общаемся через Изабель, через Юрия (Чарковского. - Прим. С.Б.). В любом случае мне ясно: у нас может быть две тренировочные группы, но сборная России одна. И должна таковой оставаться.

- Понимаете ли вы то, какую ответственность взяли на себя, взявшись тренировать лидеров сборной России перед Олимпиадой в Сочи?

- Я все понимаю.

Прямой эфир
Прямой эфир