16 марта 2011

16 марта 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

Некоторые подробности истории с Николой Никезичем корреспонденту "СЭ" поведал представитель игрока Никола Йокишич.

"НИКОЛА НЕ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ СПОКОЙНО ДАЖЕ ДОМА"

- Прежде всего поясните: вы действительно агент Николы Никезича?

- Давайте скажем так: с января этого года, то есть уже практически три месяца, я его консультант. В начале года стало известно, что "Кубань" не хочет видеть Николу в составе. Я вызвался помочь игроку и клубу решить этот вопрос полюбовно. В России я прожил довольно долго, люблю вашу страну, поэтому думал, что все должно решиться достаточно легко.

Оказалось, это не так. Мне удалось найти для Николы несколько вариантов продолжения карьеры, однако при том, что вся остальная команда находилась на сборах за границей, его из Краснодара не отпускали даже на несколько дней. Конечно, в таких условиях найти новое место работы было практически невозможно.

7 февраля я приехал в Испанию, где в тот момент находилась "Кубань", чтобы поговорить о будущем Никезича. Хотел прояснить ситуацию и сказать, что Никезич не покинет "Кубань" до тех пор, пока не найдет себе новую команду. Ему уже 29 лет, трудоустроиться в таком возрасте - сложная задача. Сурен (генеральный директор клуба Сурен Мкртчян. - Прим. "СЭ") был расположен к разговору и к идее просмотра в другом клубе отнесся достаточно благосклонно. Однако возникла проблема со спортивным директором Сергеем Доронченко: он был против и говорил только, что игрок должен уехать из клуба. Я сказал, что игрок просто так уехать не может: у него действующий контракт и в любом случае нужно говорить о некоторой сумме отступных. Доронченко был категоричен: "Никаких денег, просто - вон!" Тогда я сказал, что мой подопечный продолжит тренироваться.

2 марта адвокат из Португалии по моей просьбе написал в "Кубань" письмо, в котором интересовался происходящим с игроком, спрашивал, почему он до сих пор в нарушение контракта и правил ФИФА и УЕФА не работает с командой, а просто бегает по стадиону. В этом послании еще раз подтверждалось намерение решить эту ситуацию полюбовно. После письма Никола вновь начал тренироваться. А 6 марта позвонил мне и попросил приехать в Краснодар и поговорить с клубом, потому что он больше не может просто бегать целыми днями. Я согласился и сразу же купил билеты на самолет на 8 марта.

А 7 марта, где-то около четырех, мне звонит Никола и плачет: "На меня напали". Я не мог поверить! Он немедленно уехал из города, связался с профсоюзами игроков в Словении и Франции, где играл раньше, там ему посоветовали обратиться в аналогичную организацию в России. И именно в российском профсоюзе ему предложили обратиться с письмами в УЕФА и ФИФА, после чего и заварилась вся эта каша.

Я позвонил в клуб и сказал: не верю в то, что подобное решение вопроса исходит от Сурена. Скорее всего, кто-то действовал за его спиной. Но теперь уже точно в силах "Кубани" разобраться, кто именно решил так поступить с игроком. Ведь в этом клубе, как и в любом другом, при входе на базу есть охрана, которая не должна пропускать бандитов. Те, люди, которые избили Николу - именно бандиты. Но кто-то же их впустил!

- Проходил ли игрок официальное медицинское освидетельствование?

- Первое, вы сами видели на снимках, что повреждения с самого начала были не слишком явными. Но тут еще присутствует факт боязни, даже до сих пор. Никола мне сегодня звонил и сказал, что не чувствует себя спокойно даже дома, в Подгорице. Едва пытается выйти на улицу, ему тут же кажется, что его преследуют. Он в явном стрессе. Даже подумывает закончить карьеру игрока, а лично я после этого, скорее всего, не буду больше консультировать футболистов. Я физиотерапевт, из профессорской семьи, и мне нет никакого резона подвергать себя хоть какому-то риску.

Есть еще важная вещь. Если говорить о тех бумагах, которые были подписаны таким странным образом, доказать их нелогичность достаточно просто. Раз португальский адвокат посылал свое письмо 2 или 3 марта, то каким образом договор мог быть расторгнут 28 февраля? Где логика? Игроку 29 лет, и у него контракт еще на год. Какой смысл ему отказываться от 256 тысяч долларов, не получая ничего взамен? Понятно, что сейчас, увидев и прочитав в газетах все написанное, семья игрока тоже в шоке, мать плачет… Но все равно футболист должен думать о будущем.

- А чего вы хотите добиться письмами в УЕФА и ФИФА? Как они могут помочь в этом деле?

- Эти письма составлялись и писались российским профсоюзом игроков. Я не имею отношения ни к ним, ни к общению с прессой. Не представляю даже, где вы нашли мой телефон. Я занимаюсь только тем, что происходит между Николой и "Кубанью", и все еще надеюсь, что все образуется. Все еще уверен, что Сурен не имеет ко всему случившемуся никакого отношения и мы сможем закончить эту историю нормально. Без большего ущерба для репутации "Кубани", да и всего российского футбола.

- Какие-то сдвиги в этом направлении есть?

- Сегодня мне звонил один агент, который ведет дела в России. Заметил, что "натворили мы с Николой дел", и передал предложение от людей, насколько я понимаю, близких к Доронченко. сто тысяч долларов привозят в Белград, я получаю 10 тысяч долларов - и эту историю мы забываем. Я созвонился с Никезичем, и он принял решение отказаться. Сейчас, в марте, найти новую работу уже почти невозможно, так почему он должен терять деньги?

Мария КРАВЧЕНКО

Другие материалы - стр. 2

Прямой эфир
Прямой эфир