6 октября 2010

6 октября 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

КЛУБ-2018

На прошлой неделе "СЭ" объявил об открытии новой рубрики - "Клуб-2018". Сегодня гость этого клуба - почетный президент РФС, советник президента ОКР, много лет проработавший в ФИФА в качестве вице-президента и члена исполкома международной федерации.

Вячеслав КОЛОСКОВ: "СУДЬБА ЧМ-2018 РЕШИТСЯ ВО ВТОРОМ ТУРЕ. А ТО И В ТРЕТЬЕМ"

РОССИЙСКИЕ ФЛАГИ В ПАРАГВАЕ

- 1 октября вы вернулись из очередной поездки, связанной с мировым первенством. Можете о ней рассказать?

- Ездил в Южную Америку. В плане работы нашего заявочного комитета есть личные встречи с членами исполкома ФИФА, и этим визитом мы завершили такие встречи. Все 24 члена исполкома, включая Йозефа Блаттера, получили полную информацию о нашей заявке.

Из чего мы исходили? На основании опыта я знаю, что члены исполкома о сути заявок информированы очень мало. Заявочные книги, которые сдают кандидаты, - это от шестисот до тысячи страниц. Ясно, что их никто не читает. Оценочные комиссии смотрят два, максимум три города, их инфраструктуру и стадионы. Они дают свою оценку того, что видели, не более. При этом того, что могут представить другие города, их возможностей и специфики не знает никто.

Задача нашей "летучей группы", куда помимо меня входят Алексей Сорокин, Александр Чернов, иногда Виталий Мутко (он не летает, а просто встречается с коллегами по исполкому ФИФА в удобное для него время), - предоставить эту важную информацию людям, которым предстоит 2 декабря голосовать. У нас есть два варианта презентации - на компьютере и в буклете. И вот сейчас мы этой группой побывали в Парагвае, Аргентине и Бразилии, где живут три члена исполкома от Южной Америки - Николас Леос, Хулио Грондона и Рикарду Тейшейра.

Начали с Парагвая. В аэропорту нас встретил посол России, который до этого вел переговоры с Леосом - президентом КОНМЕБОЛ, футбольной конфедерации Южной Америки. Леос, кстати, тоже приехал в аэропорт, что для 82-летнего человека не так просто.

Но главное - другое. Когда мы подъехали к штаб-квартире КОНМЕБОЛ, она была украшена российскими флагами - их там висело не меньше тридцати!

- Англичан встречали так же?

- Думаю, нет. Кроме того, на исполкоме КОНМЕБОЛ мне был вручен орден "За заслуги перед южноамериканским футболом", огромный крест на цепочке. Но главный разговор, конечно, был впереди. Мы сделали публичную презентацию для Леоса и членов исполкома КОНМЕБОЛ, ответили на все вопросы.

Исходя опять же из своего опыта, скажу: есть очень тонкая грань агитации. У ФИФА имеется свой этический кодекс, который мы свято соблюдаем. Я, хотя и перестал быть членом исполкома, понимаю, что ни в коем случае нельзя давить, напрямую спрашивать: "Ну, ты нас поддержишь, проголосуешь за нас?" Просто по реакции видно, как человек настроен.

Какой вывод? Да, заявка наша Леосу понравилась. Да, он симпатизирует России и понимает, что у нас ни разу не было чемпионата. И если мы получим такое право, это даст огромный толчок развитию футбольной инфраструктуры. Но, как он сказал, окончательное решение члены исполкома ФИФА от Южной Америки примут накануне итогового голосования. В ноябре в Рио-де-Жанейро пройдет исполком КОНМЕБОЛ - там они и решат, кого поддерживать.

НА БАЙКАЛЕ С ТЕЙШЕЙРОЙ

- То есть у Южной Америки будет согласованная позиция?

- Однозначно. Это подтвердил и Грондона, к которому мы приехали на следующий день. Такой помпы, как в Парагвае, не было: он принял нас у себя - в штаб-квартире федерации футбола Аргентины, в присутствии генерального секретаря КОНМЕБОЛ и генерального директора аргентинской федерации. Грондона выслушал нашу презентацию, задал ряд вопросов и сказал то же самое: все три голоса Южной Америки будут отданы какой-то одной кандидатуре. Но приятные для нас слова о том, что Россия - хороший кандидат, прозвучали и из уст Грондоны.

И наконец, Рио-де-Жанейро, где мы посетили штаб-квартиру Бразильской федерации футбола и встретились с Тейшейрой, моим давним добрым приятелем. Уже после презентации он вспомнил, как еще в советское время они с Жоао Авеланжем и супругами по моему приглашению летали на озеро Байкал. В моей книге, кстати, все это очень подробно описано. Потрясающая история! Тейшейра не забыл холодную воду Байкала, где он купался после 120-градусной сауны. "Ты не волнуйся, - сказал он, - мы определимся, и я тебе накануне декабрьского заседания исполкома ФИФА скажу, как будем голосовать".

У меня личные ощущения сложились такие. Все трое прекрасно понимают, что даст России чемпионат мира. Но вместе с тем проскальзывало: не надо забывать, что двое из троих говорят по-испански, а третий - по-португальски, и с этими странами, представленными совместной заявкой, у них исторические связи. Как бы то ни было, поездка получилась очень полезной и познавательной. Важно, что мы добились одного: накануне голосования будем точно знать, кому отдадут голоса трое членов исполкома от Южной Америки.

- А что толку знать это, если голосовать они решат, допустим, за Испанию с Португалией?

- Нет, это имеет значение. Думаю, первым туром все не обойдется. У меня вообще ощущение, что туров будет три, а если останутся Штаты, то и четыре. Поэтому огромное значение имеет каждый голос. Те, кто не проголосовал за тебя в первом туре, могут поддержать во втором и третьем.

Игорь РАБИНЕР

Окончание - стр. 5

Прямой эфир
Прямой эфир