6 мая 2010

6 мая 2010 | Хоккей - КХЛ

ХОККЕЙ

КХЛ

Интервью "СЭ" дал главный тренер обладателей Кубка Гагарина, ставший победителем в опросе ветеранов.

Зинэтула БИЛЯЛЕТДИНОВ: "В КАЗАНИ МНЕ ДАЛИ ПРАВО НА ОШИБКУ"

- Вы помните тот вечер в Ярославле весной 2005-го, когда ваш звездный "Ак Барс" проиграл в первом раунде плей-офф "Локомотиву", поставив точку в истории, пожалуй, самого амбициозного и странного проекта в российском хоккее?

- А стоит ли сегодня говорить об этом?!

- Просто многие уверены, что нынешнего "Ак Барса" без того провала не было бы.

- Тот итог логичен. На самом деле там ничего не произошло. "Произошло" - это когда большая команда терпит случайное фиаско. А тот "Ак Барс" просто не мог выиграть что-то серьезное. У него не было для этого веских оснований. Коллектив, который мог бы побеждать, тогда не сложился. Люди, которые умеют играть в хоккей, с громкими именами и титулами, - да, они были. А вот команды, способной решать максимальные задачи, - нет, этого не случилось. Так что вспоминать особо нечего.

- Но что вы чувствовали в тот момент? Бессилие, ярость, усталость?

- Говорить на эту тему много и подробно особого смысла уже нет. Мне кажется, все давно разобрались в той ситуации. Она достаточно простая.

- Вы могли тогда уйти из казанского клуба. Жизнь и карьера сложились бы иначе. Вы много раз делали выбор, определявший вашу судьбу?

- Да. Но я не думаю, что именно выбор определяет твое будущее. Всегда есть более серьезные вещи.

ПРИВЕТСТВИЕ ДЛЯ ЗИНОВЬЕВА

- Как вы выстраиваете те связи, которые в итоге делают любую команду узнаваемой и успешной?

- Это постоянный процесс. Он не длится два дня в неделю и не регламентируется расписанием: тут мы общаемся, тут у нас по плану тренировка, а потом отдыхаем друг от друга. Ты смотришь на игрока изо дня в день и вскоре понимаешь, что за человек рядом с тобой. Самое важное - честен ли он в работе, как к ней относится.

- У вас хватало сложных ситуаций в Казани. Одна из последних - история с Сергеем Зиновьевым. Вы отдавали себе отчет, что рисковали, когда расставались с таким игроком? Если бы "Ак Барс" не добился прошлой весной чего-то стоящего, вам это сразу припомнили бы, верно?

- Ну тренер же не враг себе, своей команде. Если он принимает какие-то жесткие и тяжелые решения, то делает это не от обиды или злости. Себя ведь не обманешь. Меня в той ситуации порой и просили, и уговаривали, и даже прессинг был. Но мои шаги были продиктованы не личными отношениями тренера и хоккеиста. "Нравится или не нравится" - смешная формулировка для происходившего.

- Вы поздороваетесь, столкнувшись с Зиновьевым где-нибудь на хоккее?

- А почему нет?! Дела и былые сложности в работе - не повод для отказа от приветствия.

ТЯЖЕЛО РАССТАЮСЬ С КОМАНДАМИ

- Как часто за время работы в Казани вы общались тет-а-тет с руководством республики? Президентом, премьером?

- После седьмого матча финала в Балашиху звонили и первый президент Татарии Минтимер Шаймиев, и нынешний глава республики Рустам Минниханов. Лично с ними после завоевания второго Кубка Гагарина я не встречался. Времени, откровенно говоря, попросту не было.

- А с президентом клуба - Шафагатом Тахаутдиновым успели увидеться накануне отпуска?

- Конечно. Он был на всех ключевых играх финала. Роль этого человека широкой публике, наверное, не слишком заметна, но в успехах "Ак Барса" его вклад очень велик.

- Без денег компании, которую возглавляет ваш президент, "Ак Барсу" было сложно рассчитывать на что-то серьезное.

- Дело не только в деньгах. Да, "Татнефть" обеспечивает команде достойое финансирование и создает прекрасные условия для работы. Появилась своя база в центре Казани, которой позавидуют очень многие клубы мира. Есть уже целая система, которая работает. Но дело не только в этом. В конце концов, достойные условия и хорошие контракты игрокам и тренерам сегодня предлагают во многих клубах. Зато в "Ак Барсе" главный тренер может работать спокойно, зная, что его труд не будет оцениваться по итогам одной или двух неудачных игр. Я всегда ощущаю поддержку со стороны президента. Шафагат Фахразович ценит труд тренера, позволяет работать с правом на ошибку, рисковать, творить. Много в России клубов, где главный тренер трудится пять лет?

- Если говорить о хоккее, то их просто нет. В футболе - Нальчик и опять Казань. Такая стабильность - особенность регионального подхода к спорту? В иных клубах люди даже на полгода не задерживаются, если нет сиюминутного результата.

- Не мне судить, но тренер в Казани - не волшебник. Тут нет такого подхода. Наш президент, скажем, может спрашивать за результат, но всегда попытается прежде понять суть проблемы.

- Вас могли за это время - без малого шесть лет в Казани - уволить с поста главного тренера?

- Я это допускаю. Может, кто-то и пытался это сделать. Но пока я работаю, чему очень рад.

- А вы сами могли уйти? Звали вас в другие клубы?

- Для меня это слишком сложный шаг, даже трудный. Мне тяжело менять команду. Не такой я человек, чтобы рубить с плеча. Хотя это не совсем правильно, кстати. Профессия тренера кочевая, обязывает к переменам. Завтра можно быть здесь, потом там, потом еще где-то. Но мне лично расставание с командами очень непросто дается. Они мне все одинаково дороги. И "Динамо", и Казань. Это не просто место работы, а мое, родное.

- Летом 2006-го вас долго уговаривали принять сборную. Вы предложение не приняли, выдвинув ряд условий. Никогда не жалели о том поступке?

- Решение было сложным, принималось по совокупности факторов. Не только от меня все тогда зависело. И потом, выбор ведь получился удачным - национальная команда выиграла два чемпионата мира кряду.

- Вы допускаете такую возможность, что вас через какое-то время снова позовут в сборную? Скажем, ближе к Олимпиаде 2014 года?

- Тяжелый вопрос для серьезного разговора. Хотя бы потому, что я отдаю себе отчет в том, насколько болезненно воспримут любые мои слова коллеги, работающие сегодня с национальной командой. Это просто некорректно по отношению к ним, верно?! Мне кажется, не стоит вам, журналистам, так жестко к ним относиться. Пусть тренер работает, и подольше, и успешно. Уволить любого можно, это как раз просто. Создавать куда сложнее.

- В Казани вы выиграли абсолютно все, и не по одному разу. Куда двигаться дальше, где искать мотивацию?

- А не надо ее искать, она есть постоянно. Просто присмотреться стоит, да повнимательнее. Не бывает одинаковых сезонов, игр. Если ты первый, будь готов к тому, что кто-то захочет занять твое место. Вам каждый раз нужно доказывать: можем, умеем, чего-то стоим в этой жизни.

ФИННЫ И ЯДРО

- Финал "Ак Барс" доигрывал без Морозова. У вас не было чувства, когда капитан вашей команды уходил с травмой со льда: ну все, у нас серьезные проблемы!

- Когда команда теряет такого игрока, это всегда проблема. Хотя бы потому, что Морозов - потеря серьезная. Но настоящая команда сильна тем, что в любой момент может выбраться из проблемной ситуации за счет других людей. Может, не сразу все получится, но она решит проблему, отыскав свой скрытый ресурс. Первая игра без Морозова у нас, согласен, была, что называется, "не очень". Но ребята в итоге собрались. Это как на войне: надо выигрывать, даже если войско несет потери. Выбора-то у вас все равно нет, верно?! Либо ты, либо - тебя.

- Вы не быстро, но перестроились. Это было сложно - играть уже и без Зарипова, и без Морозова? На что в той ситуации вы "поставили"?

- На команду, ее психологию. На систему. В плей-офф вся команда работает, а не только кто-то один или звено. Любой игрок в твоей системе обязан играть на пределе. Не важно, какой он величины, из какого звена. Это вторично. Главное - он обязан сделать все для результата.

- У вас есть в команде самый ценный игрок? Самый дисциплинированный?

- Тяжело на эту тему говорить. Много можно сказать, но не хочется выделять кого-то одного или даже трех.

- А самый харизматичный хоккеист "Ак Барса" - кто он?

- У нас нет второстепенных персон, поймите. У каждого хоккеиста своя роль, они все важные. Один не заиграет - уже проблема. Кто-то очень важен в раздевалке, кто-то солирует на льду, а кто-то мешает сопернику показать тот хоккей, который для него привычен.

- Ядро "Ак Барса" - кто эти люди? Назовите поименно.

- Морозов, например. А еще Зарипов, Степанов, Никулин, Бадюков, Медведев, Обухов... Хватает тех, вокруг кого все в итоге и выстраивается.

- Сильное место у этой команды - характер. А слабое есть?

- Да, но мы про него никому ничего не скажем.

- Почему никто не смог ударить вас по этому слабому месту с такой силой, что "Ак Барс" бы и не поднялся уже?

- Так далеко, видимо, спрятали. Или мы так подросли, что соперники и не дотягиваются до нашего слабого места (улыбается).

- После шестого матча в Казани "СЭ" вышел с шапкой: "Где у них кнопка?" Есть ли такая кнопка у "Ак Барса"?

- Есть. Главная мотивация - это любовь к хоккею. Мы ищем таких, кто хочет всегда побеждать.

- На самом деле все хотят побеждать.

- Верно. Но в "Ак Барсе" собраны люди, которые знают, как этого добиться. Те, кто не готов жить по таким правилам, у нас не задерживаются. Мы хотим побед, и в этом смысле мотивация не пропадает. А деньги теперь платят везде. И это давно не тот стимул, которым можно кого-то удивить.

- Почему при подборе легионеров вы остановили свой выбор на финнах? Они много сделали для второго кряду титула "Ак Барса".

- Мне они симпатичны своей игрой и профессионализмом. Предлагали других хоккеистов - чехов, шведов. Выбор, словом, был, но я решил ставить на финнов.

- И чем вы руководствовались, принимая решение о создании обширной финской колонии в Казани?

- У меня был Капанен. Это серьезный игрок. Ему были нужны стоящие партнеры. Я решил, что нужно привезти в Казань земляков Нико. Когда в коллективе есть группа легионеров и это люди профессиональные, всегда полегче. И самим игрокам, и команде. Учли многое - и личное, и профессиональное.

БЕСЦЕННЫЕ ЗНАНИЯ ИЗ НХЛ

- Вы начинали тренерскую карьеру с того, что в начале 90-х стали ассистентом тренера в НХЛ. Уехали в Виннипег, потом переехали с клубом в Финикс, поработали в Чикаго. Тот давний опыт помогает сегодня?

-Знания, полученные за океаном, бесценны. Я просто убежден, что не смог бы получить такие же где-то еще. Это просто невозможно. Система НХЛ помогла мне развиваться, многому научив. Толчок, который я там получил, позволил поменять свои взгляды, даже саму ситуацию в карьере и жизни. Хотя поначалу не все, например, понимали мотив моего отъезда. Теперь я рад, что тогда решился и поехал, отбросив иные варианты.

- Управлять игрой - самая главная наука, полученная вами за океаном? Тренерская школа НХЛ славится именно этим.

- И этим тоже. Подведение команды к плей-офф, отношения в коллективе, понимание сути профессионализма - очень много моментов, о которых я бы никогда не узнал, если бы не побывал в той системе.

- В "Ак Барсе" нет своего "полицейского". Странно, если вспомнить, что вы работали в НХЛ.

- Как раз не странно. Не стоит вводить то, без чего в России можно спокойно прожить. Мне важнее люди, которые будут играть, а не драться. Драки у нас есть, но этот путь не для "Ак Барса".

- В НХЛ нет лимита на легионеров и никогда не будет. В КХЛ - есть. Ваше отношение к этой мере?

- Я считаю, что лимит - это немного неправильно. Минску легионеров можно сколько хочешь, Риге - тоже, а Череповцу и Казани уже нельзя десять иностранцев подписать. Почему нельзя, если другим можно? Не вполне понятная ситуация. Лига еще сильнее станет, если клубы будут собирать лучших, не думая о паспортах игроков, а правила станут едиными для всех.

- Теперь лига разделена на конференции. И до финала "Восток" не сойдется с "Западом". Это правильно?

- Сложно сказать. Я до конца не определился. С одной стороны, на "Востоке" - Магнитка, Уфа, Омск... Как минимум три очень сильных конкурента, которые всегда хотят выиграть титул. Зато "Запад" более ровный, там своя специфика. В итоге Рига проходит Питер, а "Динамо" проигрывает "Спартаку"... Вопросы по принципам проведения турнира есть, но отторжения нынешней схемы у меня нет.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ

Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир