27 февраля 2010

27 февраля 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

Гус ХИДДИНК: "Я НЕ ГОВОРЮ "ПРОЩАЙТЕ"

Впервые гостем редакции "СЭ" Гус Хиддинк был в конце января 2007 года. И вот вчера, спустя три года, все еще главный тренер сборной России заглянул к нам вновь.

РЕШЕНИЕ УЙТИ ПРИНЯЛ САМ

- Я уезжаю из России, но это не значит, что мы расстаемся навсегда, - с этих слов начал беседу Хиддинк. - В вашей стране я проработал почти четыре года. За это время со многими людьми у меня сложились добрые дружеские отношения. Убежден, что еще приеду сюда, и, наверное, не раз. Словом, я не говорю вам "прощайте". Просто закончился определенный период.

- И что же вы думаете о российской главе своей жизни? Есть ли ощущение, что не все удалось сделать?

- Не удалось пробиться с командой на чемпионат мира, чего я страстно желал. В России я провел великолепный отрезок жизни, получая помощь от разных людей, от футболистов, от всех, кто был причастен к сборной. Но не хватило одного гола. Когда к цели подходишь совсем близко, но не достигаешь ее, становится особенно досадно. Тем более что видишь, как выросла за последние годы российская команда.

- Можете рассказать, когда и как было принято решение о прекращении работы с нашей сборной?

- Проще всего свалить неудачу на других. Но я предпочитаю анализировать просчеты как игроков, так и мои собственные. Я разделяю ответственность за то, что мы не достигли поставленной цели. Вместе с тем наступило время перемен в Российском футбольном союзе. К руководству пришли другие люди, у которых, возможно, есть новые идеи и собственное видение того, каким путем следовать дальше. Пусть у них будет возможность либо начать сначала, либо продолжать строить то, что было создано до сих пор.

- Когда именно вы определились - после Марибора или спустя несколько недель, когда вернулись в Россию и встретились с новым президентом РФС?

- Не сразу после Марибора, конечно. Разочарование тогда было столь сильным, что мне требовалось время, чтобы прийти в себя, и я на неделю вообще отключился от внешнего мира. А когда вы находитесь в нестабильном душевном состоянии, важные шаги делать нельзя.

- Решение было вашим, руководства РФС или обеих сторон?

- Бывший президент РФС Виталий Мутко готовность продолжить сотрудничество со мной выразил еще до матча с Германией. На мой взгляд, это был очень хороший стратегический ход, который продемонстрировал серьезность намерений РФС. Ведь обычно руководители федераций и клубов ждут, каким будет результат, а потом выискивают жертву - и это, как правило, тренер. Словом, я очень высоко оценил шаг Мутко. Что же касается решения о расставании, то оно было принято именно мною. Произошла смена власти, и я пришел к выводу, что следует открыть дорогу для осуществления планов нового президента.

- Г-н Фурсенко не предлагал вам продолжить работу, как это сделал Мутко?

- Мне не хотелось бы слишком углубляться в этот вопрос. Мы его с Фурсенко, собственно, и не обсуждали. Я исходил из того, что надо дать РФС возможность свободно выбирать новую стратегию.

ВЫБОР ЕСТЬ ВСЕГДА

- Какой день за время работы в должности главного тренера сборной России был для вас самым счастливым, а какой - самым плохим?

- Счастливых дней было много. Очень много - поэтому-то после чемпионата Европы я и продлил контракт с РФС. Да, мы создали команду, которая стала выступать достаточно хорошо, передвинулась с 37-го места в рейтинге ФИФА в первую десятку, что можно считать достижением. Но я руководствовался не только чисто спортивными соображениями. Освоившись в России, мы с моей подругой встретили много интересных людей и сблизились с ними. Мы полюбили ваш народ, нам по-прежнему здесь нравится, поэтому я убежден: когда выпадет возможность, приеду сюда снова.

Ну а худшим, конечно, стал тот день, когда мы не сумели завоевать путевку на чемпионат мира. Неважным был, впрочем, и день первого стыкового матча: пусть мы победили, но пропустили гол, и это обещало большие трудности. Были ли еще плохие дни? Не так много. Да, сборная находилась в шаге от финала европейского первенства - но проиграла Испании. Что ж, в спорте поражения случаются. Испанская команда была тогда объективно сильнейшей в Европе, а наша в итоге стала на Euro третьей. Так что с тем проигрышем можно было смириться.

- Будь у вас возможность, что изменили бы в ходе подготовки к матчам со Словенией? Или сомнений в том, что все было сделано правильно, у вас нет?

- Я и сейчас продолжаю сомневаться. Но я не из тех, кто станет указывать пальцем на себя, команду, кого-то из игроков или обслуживающего персонала и говорить: "Виновен, виновен, виновен!" Конечно, после подобного события всегда оцениваешь ситуацию, анализируешь, думаешь снова и снова: "А что, если бы я поступил иначе?" В ходе подготовки к матчу выбор есть всегда - и в плане состава, и с точки зрения тактики. Тренер пробует разные варианты, отрабатывает их на занятиях, потом выбирает один, который в данной ситуации считает лучшим. А после игры ты всегда можешь подвергнуть свой выбор сомнению. И попытаться понять, как все сложилось бы при ином варианте. Вот только весь вопрос в том, что подтвердить чем-то правильность своих заключений уже невозможно. Такова специфика спорта. Остается лишь нести ответственность и извлекать уроки на будущее.

- Что вы назвали бы своей самой большой ошибкой за четыре года работы тренером сборной России?

- Не хотелось бы показаться самонадеянным, но с ходу вспомнить какую-то ситуацию не могу. Конечно, я, как и все, ошибаюсь. Если говорить в общем, то если ты проигрываешь, значит, где-то ошибка допущена, только вот доказать на сто процентов, что виной всему именно она, нельзя. Точно так же, как сейчас у вас произошло с хоккеем. В прошлом году Россия стала чемпионом мира, а теперь на Олимпиаде проиграла канадцам. Значит, была допущена ошибка. Но как сказать с уверенностью, где именно?

- Вы говорите о выборе перед матчами. Сколько вариантов вы рассматривали, готовясь к ответной игре со Словенией?

- Было два других варианта стартового состава. На самом деле это не много. У нас хорошая команда, но выбор игроков не так уж велик. В сборных иных ведущих держав тренерам приходится выбирать 11 человек стартового состава из 23 - 24 равноценных игроков. У нас - несколько меньше.

В ЮАР - ЛИБО ТРЕНЕРОМ, ЛИБО КОММЕНТАТОРОМ

- На будущей неделе вам предстоит товарищеский матч со сборной Венгрии. А каковы планы на оставшиеся до окончания срока контракта месяцы?

- В марте пройдет совещание, на котором должен быть утвержден календарь отборочного турнира чемпионата Европы в нашей группе. В остальном, если честно, дел немного. На данный момент я не знаю позиции РФС по поводу планов сборной на конец мая - начало июня. Не скрою, со мной связывались представители различных сборных, которые хотели бы провести спарринги со сборной России. Ряд предложений весьма привлекателен как со спортивной, так и с коммерческой точек зрения: РФС мог бы заработать на этом приличные деньги и на спонсорских контрактах, и на продаже телевизионных прав. Но в предлагаемый этими сборными период нет официальных дат, выделенных ФИФА для международных встреч, а большинству клубов, насколько я понимаю, не захочется отпускать игроков: им нужно полноценно подготовиться ко второй части национального чемпионата. Если РФС пойдет клубам навстречу, то работы у меня будет совсем немного.

Ко всему прочему, новый президент РФС должен подумать о том, когда и каким образом обеспечить вхождение в сборную нового тренера, чтобы максимально эффективно пройти отборочный турнир Еurо-2012. В общем, мои дальнейшие планы зависят от множества факторов. Но при всем этом я, разумеется, готов отработать нынешний контракт до последнего дня.

Окончание - стр. 3

Прямой эфир
Прямой эфир