25 февраля 2010

25 февраля 2010 | Олимпиада - Ванкувер-2010

VANCOUVER -2010

БИАТЛОН

Светлана СЛЕПЦОВА: "В СПОРТИВНОМ МИРЕ ТРУДНО ВЫБИРАТЬ ДРУЗЕЙ"

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ

из Уистлера

После церемонии награждения Светлану Слепцову ждал непростой вечер. Вооружившись тремя телефонами сразу, она принялась эксплуатировать их в максимальном режиме. Да еще и перекладывать при этом из руки в руку в довольно сложной последовательности. А в промежутках - фотографироваться, танцевать и общаться с самыми разными людьми, приехавшими в биатлонный штаб российской сборной.

Причина на поверхности: золото в эстафете стало первой олимпийской наградой биатлонистки из Ханты-Мансийска. И знаете, что радует больше всего в такой ситуации? Что ей всего 23. А значит, самое интересное в карьере и в жизни у Светы еще впереди.

- Для завязки разговора начну ударно: вы можете что-нибудь сказать на языке ханты или манси?

- Нет! Ни одного слова!

- А друзья есть этих национальностей?

- И друзей нет. Их осталось очень мало - и ханты, и манси. Кстати, у меня племянница хантыйка - по отцу. Так вот она тоже языка не знает. А в целом - обычные люди.

- Вам жалко было Анну Булыгину, не попавшую в эстафетный состав?

- На этот вопрос не буду отвечать. Это спорт, и это может случиться с каждым, жалость тут - последнее дело.

- И себя могли бы представить на ее месте?

- Не только могла - представляла. Уверена, что ей очень тяжело сейчас. Но сами спортсмены в этом не виноваты. И тренеры не виноваты. Все идет от ситуации.

- На вечеринку по случаю вашей победы Аня не пришла, что объяснимо. И во время гонки, наверное, на стенку лезла.

- Вы не правы насчет причин Аниного отсутствия - она заболела, температура 38. Это могло быть от переживаний, кстати, - такое случается. А переживала она действительно сильно.

- Оглядываясь на шесть безмедальных для нас ванкуверских гонок, хочу спросить: сейчас вы знаете причины тех неудач?

- Наверное, нет. Какие-то мысли в голове есть по этому поводу, но как следует проанализировать пока сложно. Мы проделали очень большую работу, и где именно совершили ошибку, я не знаю. С другой стороны, вы сами все видели: лидеры сезона, кроме Нойнер, на Играх мало что показали. Возможно, дело в нюансах, в том числе психологических. В первую очередь надо разбираться, почему мы либо бежали, но не стреляли, либо стреляли, но не бежали.

Если смотреть по личным гонкам, я попала довольно кучно - была 13-й, 14-й и 18-й. Но ведь это тоже результат для меня, если разобраться. Все-таки первая Олимпиада.

- Евгений Устюгов начинает гонки медленно, заканчивает быстро. У вас все наоборот: стартуете - как ракета, финишируете - как уставшая ракета. Это тактика, почерк или нехватка кондиций?

- Во многом все идет от моего характера. Хочется показать что-то с первых метров. Буду над этим работать, поскольку поняла, что это неправильно. В эстафете, можно сказать, уже работала. Один хороший человек мне подсказал тактику, и я ей руководствовалась.

- Что за тактика?

- Идти спокойно, не рваться никуда и настраиваться на стрельбу. А вот на последнем круге работать из последних сил.

- А что за человек?

- Он не из тренерского штаба.

- Чем вы спасались в первые неудачные дни от подавленного состояния? Есть у вас какой-то способ для этого?

- Есть. Это общение с людьми, которых сейчас здесь нет. Эти люди дома, и они умеют находить нужные слова в нужный момент. Сама я, к сожалению, еще не научилась отключаться от нежелательных мыслей. Может, это от молодости, а может, от характера. И над этим тоже надо работать, потому что для биатлониста зацикливаться на прежних гонках - большой минус.

- Музыка помогает?

- Музыку слушаю постоянно, но до конца она не спасает. Можно посмеяться, поплакать, но это не то. Нужно что-то более глубокое, внутреннее.

- Сейчас, когда закончились ваши выступления на Олимпиаде, не собираетесь ударить визитами по местным дискотекам?

- Наверное, времени не будет. В среду едем на хоккей, потом фотосессия, затем нужно потренироваться, потому что сезон еще не закончен. Есть общий зачет Кубка мира, есть командный зачет: нужно готовиться и выступать. Так что в Уистлере на дискотеку я вряд ли попаду. А вот в Ханты-Мансийске - сто процентов.

- Не жалеете, что не можете разговаривать на английском с иностранными спортсменами?

- Конечно, жалею: в школе учила немецкий.

- На этапах Кубка мира есть возможность общаться с биатлонистами из других сборных?

- Бывают биатлонные тусовки, хотя и нечасто. Спортсмены в принципе могут сами их организовать. А официальная - только раз в год, в конце сезона. Причем в Ханты-Мансийске.

- Кто, кроме вас самой, внес наибольший вклад в вашу золотую олимпийскую медаль?

- Мама. Она сделала даже больше меня, особенно в детстве. Хотя надо отметить и отца тоже. Эту медаль я посвящаю ему и очень жалею, что он не может увидеть ее и пощупать: папа умер четыре года назад. А кроме мамы меня как человека сформировали еще и первые тренеры - Андрей Корчак, Михаил Новиков и Валерий Захаров. Они учили меня всему и готовили для сборной.

- В начале сезона вы сказали, что имидж до Олимпиады менять не будете. Какие теперь планы в этом направлении?

- Я сказала, что не буду, но поменяла. У меня были волосы подлинней и другого цвета. Хотя... У лучшей подружки, которую знаю с рождения, 5 марта в Ханты-Мансийске свадьба, и я буду свидетельницей. Может, к этому событию что-нибудь и обновлю.

- Спасибо, что подписали свою карточку человеку из белорусской тюрьмы, но скажите: часто дают о себе знать столь необычные поклонники?

- В общем, да. Из тюрем мне и звонили пару раз, и эсэмэски присылали. Есть в этом неприятные моменты, но это жизнь: в тюрьме сидят мои друзья. Пусть это звучит дико, но мне приятно, что даже там за меня болеют. Судьбу они сами себе выбрали, и осуждать я их не собираюсь.

- А встречаются люди, от которых самой хотелось бы подальше держаться?

- Конечно. Они по жизни странные, к сожалению.

- Не хочу спрашивать про вашу нашумевшую фразу: "Мы никому ничего не должны", потому что вас и без меня сто раз уже про это спрашивали, наверное. Скажите только, ощутили ли вы волну, которую подняли ваши слова?

- Ощутила очень хорошо. Подошли ко мне нормальные честные люди и сказали в глаза: "Раз произнесла такое - объясняй, сглаживай". В принципе фраза была вырвана из контекста. Многие поняли, что я хотела этим сказать. Не быть никому обязанным - моя жизненная позиция, за которую оправдываться не собираюсь. А были и другие люди. Они говорили: "Что ты такое ляпнула, надо следить за своими словами!" И тренеры тоже упрекнули, но - мягко. В интернете, знаю, другая картина, там сформировался целый протест.

Если честно, я не читала комментарии пользователей. Просто посмотрела, сколько их было, и все поняла: облили полностью. Что ж, от этого я не стала ни хуже, ни лучше. И отношения к тем, кто за меня болеет, не изменила. Знаю, что у меня есть искренние болельщики. А есть и неискренние. Когда подряд шли поражения, со мной были очень близкие люди. Из чего я сделала вывод: друзей надо выбирать тщательнее. Хоть и трудно это делать в спортивном мире.

- Анонсируйте под конец, когда вы в следующий раз наденете свой знаменитый комбинезон с надписью Sexy на том самом месте, которое этой надписи вполне соответствует?

- На чемпионате России в Увате. Я обязана быть в нем по условиям спонсорского соглашения с фирмой-экипировщиком.

- Надпись до этого времени не отстирается?

- Ну что вы - она прочная.

Прямой эфир
Прямой эфир