25 февраля 2010

25 февраля 2010 | Олимпиада - Ванкувер-2010

VANCOUVER-2010

БИАТЛОН

БЛЕСТЯЩИЕ

Интервью "СЭ" дали участницы эстафетной гонки, которую российская команда выигрывает уже на второй Олимпиаде подряд.

Анна БОГАЛИЙ-ТИТОВЕЦ: "ОЧЕНЬ СИЛЬНО ПЕРЕЖИВАЮ ЗА БУЛЫГИНУ"

Сергей БУТОВ

из Уистлера

- Вы не первый год в сборной, ее настроение чувствуете хорошо. Когда наступил момент, после которого команда окончательно пришла в себя от стартовых неудач?

- Совершенно точно - после масс-стартов. Серебро Ольги Зайцевой и тем более победа Жени Устюгова придали нам такие силы! Прямо от души отлегло. 21 февраля было для команды самым счастливым днем, когда мы почувствовали настоящее единение.

- Вечеринка, устроенная руководством в тот же вечер, пошла на пользу?

- Думаю, да. Главное, что все вместе собрались. Мы ведь с ребятами видимся не так уже часто. Тренируемся обычно в разных местах. Так что пообщаться в неформальной обстановке всегда приятно.

- Вам не кажется, что команда слишком серьезно подошла к этой Олимпиаде?

- Кажется. Даже более чем серьезно. Руководство нас успокаивало: считайте, что вы на этапе Кубка мира, ничего себе не выдумывайте и не придумывайте. Но нервная атмосфера Олимпиады все-таки сказалась. Я однажды услышала мнение, которого сама стала придерживаться: олимпийское везение либо есть, либо его нет. Вспомните великую Магдалену Форсберг, которая шесть лет подряд выигрывала Кубок мира, а на Олимпиаде победить так ни разу не смогла. Уверена, что похожие примеры можно отыскать и в других видах спорта.

- Как сейчас себя чувствует Анна Булыгина, которую отцепили от эстафеты в пользу вас?

- Не знаю. Мне очень тяжело об этом говорить. Я очень сильно за нее переживаю, как бы натужно это ни звучало. Разговаривала вчера вечером с родными и даже им призналась, что чувствую себя из-за этой ситуации не очень комфортно. И ведь ничего не могу сказать Ане в поддержку, чтобы не быть превратно понятой.

- Как вообще в такой ситуации сохранить нормальные человеческие отношения?

- Ох, не спрашивайте. Мне бы очень хотелось, чтобы Аня на меня не обижалась. Это был выбор тренеров. Видимо, они посчитали, что…

- Восемь промахов в одной гонке - это чересчур?

- Ну да. В олимпийской эстафете лишний запасной патрон дорогого стоит. Эта такая гонка, где соперникам вообще нельзя ни одного шанса давать. Помню, в Турине у нас за всю эстафету было всего два промаха на четверых - у меня и Светки Ишмуратовой.

- По всему, на вас должен был лечь дополнительный моральный груз после включения в эстафетную четверку взамен Булыгиной.

- Не сказала бы. Руки после неудачной индивидуальной гонки не опустились, чувствовала, что у меня хорошее физическое состояние. Кущенко с Барнашовым спросили только: "Готова?" Не стала в ответ ничего рассусоливать, просто ответила, что готова.

- Олимпийский опыт Турина пришелся кстати накануне этой эстафеты?

- Очень кстати. Вообще никакого волнения не испытывала. Чувствовала себя очень спокойно и раскованно. Видимо, я свое отволновалась еще до Игр, когда решила вернуться в олимпийскую сборную всего через год после родов.

- Как вам бежалось на втором этапе?

- Мне выбирать не приходилось. Выступила бы на любом этапе, где сказали тренеры. Но со вторым, считаю, мне откровенно повезло. Именно на нем стартовала масса сильных соперников, шла контактная борьба. Это то, что мне было нужно. Даже рада, что Света Слепцова не привезла никакого отрыва, потому что тем самым не дала мне расслабиться.

- Был кто-то, про кого можно было сказать накануне эстафеты, что он волнуется?

- Нет, никто не трясся. Наоборот, как и перед туринской эстафетой, мы смогли объединиться в единый коллектив, настроиться на общее дело. Даже собрания не пришлось проводить, и так все было ясно без слов.

- Где смотрели окончание эстафеты?

- Со стадиона я ушла - не могла на это смотреть. Вернулась лишь тогда, когда Зайцева уже бежала к финишу с хорошим запасом. Кто-то из соперниц должен был рано или поздно дрогнуть.

- За золотую медаль не волновались, узнав, что Зайцева идет с преимуществом?

- Умеренно волновалась, скажем так. В принципе была полностью уверена в Ольге.

- Можно ли сказать, что сегодня кто-то из россиянок "сделал эстафету"?

- Нет. Это заслуга всей команды. Каждый прошел свой этап по максимуму. Да и вообще "эстафеты одного гонщика" не бывает. А если и бывает, то сегодня был не тот случай.

- Сейчас, когда уже все позади, можете объяснить, как вам всего лишь за год удалось вернуться на уровень олимпийской сборной?

- Мне и самой до конца это непонятно. Тренировалась я с такой жаждой, что приходилось меня одергивать. В день накатывала более 60 километров на лыжероллерах. Причем нагружать себя стала уже через полтора месяца после родов, за что меня ругала бабушка. Напоминала, что два месяца - это минимум.

Сейчас понимаю: как важно, что в меня поверил Валерий Николаевич Польховский. Он почувствовал этот момент и сказал простые, но важные слова о том, что мы еще можем успеть. Большего мне говорить и не надо было.

Польховский предупредил, что готовиться мы будем спокойно, планомерно. Без форсирования. С июля он подключил меня к резервной команде, где созданы замечательные условия. Да и атмосфера соответствующая. Меня там все окружили заботой, я забыла о том, что существуют какие-либо проблемы.

Вообще я, если это возможно, хотела бы передать Польховскому через вашу газету слова огромной благодарности. Выразить огромную признательность всей моей семье, родителям, близким, друзьям. Меня жизнь побросала по стране - "география" большая: Новосибирск, Вологда, Мурманск. Везде осталась масса друзей, которые, знаю, искренне переживали за меня, не спали по ночам, сидя у телевизоров. Огромное спасибо также моим личным тренерам, наставникам и руководству главной сборной, всей сервис-бригаде.

- А к Олимпиаде в Сочи будете готовиться? Или снова уйдете в декрет?

- Обязательно уйду, но только после Игр-2014. Следующие четыре года перерыва делать не планирую. Хочу полностью окунуться в атмосферу большого спорта, которой мне очень не хватало все то время, что я провела вне главной сборной страны.

Прямой эфир
Прямой эфир