25 февраля 2010

25 февраля 2010 | Олимпиада - Ванкувер-2010

VANCOUVER-2010

ХОККЕЙ

Алексей ГУСАРОВ: "НА БАНКЕТЕ В НАГАНО ПРОИЗНЕС ТОСТ ЗА ТИХОНОВА"

Интервью спецкорам "СЭ" дал прославленный российский защитник, член утвержденного ИИХФ Triple Gold Club.

Слава МАЛАМУД, Игорь РАБИНЕР

из Ванкувера

Олимпийского чемпиона, чемпиона мира и обладателя Кубка Стэнли Алексея Гусарова называли одним из лучших защитников-"домоседов" советско-российского хоккея. А еще у него есть медаль "За трудовую доблесть", если он не потерял ее в своих колорадских горах. Но лопоухий канадский мальчишка в шапочке с кленовым листом умудрился намедни преподнести Гусарову доселе неслыханный комплимент. "Это Третьяк?" - спросил ребенок отца, когда оба наблюдали за матчем ветеранов на одном из катков Ванкувера. С какой радости Гусарова можно спутать с Третьяком, нам неведомо. В воротах Алексей в тот день не стоял и вышел на лед не только без маски, но и без шлема, выделяясь среди остальных куцей серой шапочкой, похожей на ермолку. Отнесем вопрос на нежный возраст вопрошавшего и тот факт, что для многих молодых канадцев слово "Третьяк" является синонимом слова "советский хоккеист".

Кроме того, Гусаров так долго не появлялся на людях, что забыть о нем было бы немудрено кому угодно. Не потому, что намеренно скрывался. Скорее потому, что не искал возможностей о себе заявить. Ну а мы, конечно, не могли не воспользоваться шансом заставить ветерана Калгари и Нагано прервать молчание. И от разговора этого, не скроем, получили большое удовольствие - настолько непосредствен в своих ответах был Гусаров, приехавший в Ванкувер с семьей.

- Приглашение в Triple Gold Club стало для вас сюрпризом?

- Это была неожиданность в моей жизни. Сначала просто узнал, что такой клуб открыли и по каким-то параметрам я туда попал. Потом уже, когда получил больше информации, понял, что это такое, узнал, что нас таких 22 человека. Конечно, приятно, когда тебя вспоминают. Я еще не умер!

- Давно они на вас вышли?

- Еще прошлой зимой. Год назад.

- Чего ждете от матча сборных Канады и России ( разговор состоялся накануне игры. - Прим. "СЭ")?

- Жду только победы российской сборной! А впечатления... У меня сейчас много впечатлений от собственной игры осталось. Не знаю, куда их девать. Поэтому, ребята, мне трудно что-то сказать. Во-первых, последние девять лет я хоккей не смотрел. Видел лишь несколько фрагментов игры российской сборной и не сомневаюсь, что она будет претендовать на олимпийские медали. Золотые.

- После девяти лет хоккейного отшельничества сборная России вас чем-то поразила?

- Именами, талантами и перспективой выиграть золотые медали. Считаю, что такая команда должна этого добиться. Это же здоровенные мужики! Эти ребята должны топтать всех. И Канаду, и Америку - всех, вместе взятых.

- То есть фаворит турнира, по-вашему, Россия?

- Конечно, а кто же еще?

- Говорят, и на лед тоже все это время не выходили?

- Да, сейчас первый раз за девять лет катался.

- И как ощущения?

- Шикарные. Помолодел на десять лет. Нет, даже на двадцать.

- Жалеете, что не катались столько времени?

- Нет. Нисколько.

- А почему вы до такой степени вырезали из своей жизни хоккей? Так "наелись" им за долгие годы игровой карьеры?

- Наверное. Получилось так, что хоккея в моей жизни было чересчур много и долго. Поэтому решил уделить больше внимания семье и детям. Ни играть в хоккей, ни смотреть его просто не хотелось.

- Теперь этот период закончился?

- Посмотрим. Не могу прогнозировать. Поживем - увидим.

- А чем вообще занимаетесь?

- Уделяю все время и внимание семье.

- Какой-то постоянной работы нет?

- Нет. И мне так жить приятно. Это совершенно другая жизнь, чем та, которой я жил раньше. Немножко надо было к ней адаптироваться, но ничего. Считаю, что сейчас это мои лучшие годы.

- Из детей никто по вашим стопам не пошел?

- Нет. Моим сыновьям 17 и 12 лет, и хоккеем они не занимаются, только лыжами и сноубордом.

- В момент вашего последнего сезона в НХЛ вы запомнились совершенно беззубым. Но сейчас, видим, все в порядке.

- Время все меняет. Выросли (смеется). Знаете, как у акулы растут. Сейчас у меня вторая молодость, так что и зубы выросли, и на лед вышел. Может, еще за олимпийскую сборную сыграю. Надо только потренироваться...

- Живете в Колорадо?

- Да, в городке Эвергрин (Вечнозеленый. - Прим. "СЭ"), расположенном между Денвером и горнолыжными курортами.

- В России хоть когда-нибудь бываете?

- Нет.

- Есть причины?

- Я уехал 20 лет назад. Дети здесь в школу ходят, заняты все время. Ехать в Россию - сами понимаете, это переезды, гостиницы. Четыре человека, плюс у меня еще собаки есть, которых я не хочу оставлять дома с кем-то. Я ответствен и за них.

Да и желания большого нет. У меня в Ленинграде (Гусаров назвал родной город по-старому. - Прим. "СЭ") уже практически никого не осталось, в Москве тоже. Последние годы получаю только негативные, трагические новости из России по поводу моих друзей. И особого желания туда ехать пока не испытываю.

- Последним вашим турниром на уровне сборных была Олимпиада в Нагано. Приятные остались воспоминания?

- Конечно. Можно каждую игру вспоминать! Это часть моей жизни, которой я жил двадцать лет.

- Алексей Касатонов рассказывал, что на заключительном банкете в Нагано-98 вы встали и провозгласили тост за Виктора Тихонова, находившегося там в качестве гостя.

- Да, помню это. Он присутствовал на последнем банкете нашей команды. Я слушал тосты за наших игроков и посчитал, что Виктор Васильевич больше, чем кто-либо, достоин того, чтобы за него произнесли тост. И сделал это. Я что-то сделал плохое?

- Нет, просто далеко не каждый игрок того поколения готов был последовать вашему примеру, не так ли?

- Не знаю насчет других игроков, но лично я к любому своему тренеру отношусь очень хорошо, с чувством уважения и благодарности. Считаю, что невозможно плохо относиться к тренеру. А тем более к такому, как Виктор Васильевич.

Прямой эфир
Прямой эфир