14 апреля 2009

14 апреля 2009 | Велоспорт

ВЕЛОШОССЕ

Велоспорт и Турция. Турция и велоспорт. Насколько гармонично сосуществуют эти (казалось бы!) довольно далекие друг от друга понятия? В поисках ответа специальный корреспондент "СЭ" отправился в Стамбул - на старт 45-й по счету многодневной гонки "Тур президента Турции".

ПЕЛОТОН ПРОВОЖАЛИ ВОЛНЫ БОСФОРА

Сергей БУТОВ

из Стамбула

ОТРОДЯСЬ НЕ БЫЛО, И ВОТ ОПЯТЬ!

"Отродясь не было, и вот опять!" - вот как наверняка отреагировал бы Виктор Степанович Черномырдин на известие о скором старте (уже в 45-й раз) крупной международной многодневки в Турции. Трудно с этим не согласиться. Нет сомнений в том, что Турция - страна с мощной спортивной историей. Однако нельзя не признать, что шоссейные велогонки до поры до времени не входили в число видов спорта, отмеченных славными победами турецких спортсменов.

Многое в турецком велоспорте поменялось в прошлом году, когда "Тур Турции" почтил своим вниманием президент Турции Абдулла Гюль. Как и любая восточная держава, Турция - специфическая страна в плане отношения к любому занятию, отмеченному вниманием главы государства. Раз президент удостоил вниманием велогонку - значит, быть той заметным событием в жизни страны!

Едва ли не первым, кто обратил внимание на изменение статуса "Тура Турции" (в первую очередь внутри страны, где ему придали существенную поправку в названии - на "Тур президента Турции"), стал Международный союз велосипедистов, присвоивший "Туру" новую категорию - с 2.2 до 2.1. То есть дал понять, что не за горами переход турецкой гонки в сильнейшую категорию соревнований, не входящих в элитный "Протур", но привлекающих заметное внимание топ-команд, спонсоров и журналистов. Накануне гонки 2009 года (чей призовой фонд был увеличен до 150 тысяч евро) свое участие в ней подтвердил целый ряд команд "Протура", в том числе (внимание!) и российская "Катюша".

Во многом из-за этого "СЭ", как и представители трех десятков газет и телеканалов со всего мира, получил приглашение изнутри понаблюдать за миром велоспорта в Турции. А мир этот оказался очень даже увлекательным.

БЕЗ "КАТЮШИ"

Начать, пожалуй, стоит с того, что за несколько дней до старта "Катюша" отказалась от участия в многодневке, сославшись на проблемы с паспортами у спортсменов. Больше всего этому, само собой, огорчились российские репортеры и наш куратор Мурат Агча, вице-президент Европейской федерации спортивных журналистов и большой друг России.

- Жаль, очень жаль, - покивал головой вице-президент. - Мы были готовы оказать самое активное содействие в решении всех возникших у российской команды проблем, но, увы, "Катюшу" в Турции не увидим.

Вот так, одним махом, российское представительство на "Туре" сократилось в разы. В отечественном строю остались лишь двое гонщиков испанских команд - Борис Шпилевский из Fuji-Servetto и Владимир Исайчев из Xacobeo-Galicia, еще совсем недавно гордо носившей имя титульного спонсора - Валерия Карпина, ныне гендиректора футбольного московского "Спартака".

Вечером накануне старта автор этих строк вломился в номер к Исайчеву, который он делил с товарищем по команде - испанцем. "Русский журналист", - многозначительно объявил Володя испанцу, а тот поднял вверх большой палец: давай, мол, парень, расскажи ему, как оно есть на самом деле. Ну, Исайчев и рассказал.

Мы поностальгировали по прежним, карпинским, временам (испанец поначалу внимательно слушал наш разговор, всякий раз при упоминании Карпина вздрагивая, но потом тяга к американским боевикам перевесила, и он уткнулся в свой ноутбук) и "перемыли кости" "Катюше" (Владимир также немного расстроился, что команда не приехала в Турцию - хотел повидать старых друзей). По словам россиянина, организация гонки ему понравилась - хорошая гостиница, нормальная еда, в том числе мясные блюда.

- Мясо для гонщиков на многодневных гонках - это не просто еда. Это залог того, что ты доедешь гонку до конца, - поучительно подняв палец, Исайчев прочел мне небольшую лекцию о правильном питании. - На заключительных этапах очень важно, чтобы оно было немного с кровью, это лучше восстанавливает силы.

В общем-то в Турции гонка как гонка, но со своим колоритом, - продолжил Исайчев. - Я сегодня подскочил в 5 утра, разбуженный призывом к молитве. Здесь же повсюду стоят громкоговорители! Нет, поймите меня правильно, я сам верующий человек, но 5 утра как-то рановато, на мой взгляд.

Вечером мы отправились в исторический центр города, чтобы личным присутствием засвидетельствовать, так сказать, последние усилия организаторов. Именно там, на площади Султанахмет, должен был состояться старт и финиш первого этапа "Тура Турции".

Внимательно прочитав заметки о Стамбуле (а это, безусловно, город контрастов), мы не нашли, чтобы наши впечатления существенно отличались от впечатлений других путешественников, побывавших в этом же городе, а потому я позволю себе не утомлять вас рассказом о его красотах. Скажу лишь, что у Голубой мечети и собора Святой Софии работы кипели полным ходом: выли полицейские сирены, активные турецкие рабочие устанавливали ограждения, вынуждая пешеходов жаться к тротуарам.

КАТОК НА БРУСЧАТКЕ

Наутро длиннющая колоннада из гонщиков (уже на велосипедах), машин сопровождения, командных автобусов и мини-вэнов для журналистов вытянулась струной по стамбульской дороге, ведущей к Султанахмет. Нас встречали почти восторженно, бросали в воздух чепчики и, кажется, кричали "ура"! Вдоль площади уже собралась огромная толпа суровых турецких женщин в разноцветных платках и воинственных мужчин с иссиня-черными усами, привлеченных взволнованными мелодиями местных вокально-инструментальных ансамблей.

Зрители, не зная толком, как следует себя вести, стучали ладонями по железным сеткам, словно взбунтовавшиеся заключенные в Алькатрасе, тем самым создавая неповторимую атмосферу. Повсюду царило то беспокойное оживление, которое невозможно передать словами и в котором одни лишь турки чувствуют себя в своей тарелке. Говорят, на Востоке надо уметь управлять случайностями, - и там это умеют.

Буквально за считаные минуты до того торжественного момента, когда президент Гюль, прибывший открыть гонку своего имени, должен был взмахнуть флагом, в зоне старта распространился очень сложный запах. Его источник был обнаружен сразу же: по огороженной территории разгуливали здоровые лохматые кобели, распугивавшие жителей Стамбула и гостей города своим неопрятным видом.

Когда настало время высвобождать пространство для проезда спортсменов, всю живность оттуда депортировали, а вот кобели волшебным образом просочились обратно. Несмотря на весь гнев одного из директоров президентского "Тура", демонстративно расстреливавшего кобелей горящим взглядом, они всякий раз грациозно уворачивались, а один из них, по-моему, даже отстреливался.

Наконец, последовала отмашка президента, и пелотон отправился в почти романтическое путешествие мимо уже упомянутой Голубой мечети и символа былого могущества Византии - собора Святой Софии, вокруг водохранилища римских времен - Цистерны Еребатан (где, к слову, сотрудник советского посольства Татьяна Романова тайком встречалась с агентом британской разведки Джеймсом Бондом в знаменитом фильме "Из России с любовью") и других достопримечательностей древнего города. Затем пелотон выбрался на просторную набережную, где и принялся наматывать один за другим все 14 кругов, отведенных для стартового этапа. Волны Босфора лизали ему пятки, проезжавшие мимо поезда обдавали его копотью, а лучи солнца (увы, редкие в тот день) обжигали ему спину.

Вдаваться в описание событий гонки мы, пожалуй, не станем. Отметим лишь, что она получилась интересной и заводной - были отрывы, были атаки, локальные победы и неудачи. Мы тщательно высматривали среди "беглецов" Исайчева со Шпилевским, однако те, выполняя командную работу, приберегли сольные выступления для следующих этапов.

В зоне отдыха тем временем собрался весь стамбульский бомонд. Во всяком случае, я впервые в жизни увидел такое количество турок в костюмах и галстуках. Они были любезны, говорили по-английски, оставив приятное впечатление, а заодно гору грязной посуды. От поедания предназначенных для репортеров кебабов их не сумел отвлечь даже раздавшийся над площадью Султанахмет азан (то есть призыв к молитве), гремевший добрых пять минут.

Дождавшись, пока азан стихнет, я был вынужден прибегнуть к услугам официального переводчика гонки - необходимо было в кратчайшее время после финиша разыскать Шпилевского, коварно скрывшегося от "СЭ" перед стартом. Едва я успел сесть на предложенный диван, как откуда-то появилась крошечная чашечка густого кофе, и переводчик жестом предложил ее выпить. Лишь после того как кофе был выпит, он принялся говорить. Его витиеватая речь сводилась к следующему:

- Я не знаю, как благодарить Всевышнего за ту высокую честь, которую вы изволили оказать мне своим посещением. Турция бесконечно дорожит дружбой с Россией и ежедневно возносит горячие молитвы за драгоценную жизнь вашего президента. Сегодняшние минуты останутся лучшим воспоминанием моей жизни, так как я удостоился, абсолютно незаслуженно, счастья принимать вас у себя!

Ваш спецкор немного опешил, но тут же перешел в контратаку:

- Милостивый переводчик, и для меня минуты, проведенные в вашем очаровательном обществе, являются лучшими в моей жизни. И я благодарю Бога, что важное дело дало мне возможность обратиться к вам.

Затем я изложил свою просьбу. Мне было отвечено, что отныне вся жизнь переводчика будет состоять в розыске лукавого Шпилевского, что он, разумеется, будет найден, о чем я буду тотчас же извещен.

После гонки за мной пришли. И немедленно отвели к Шпилевскому, переодевавшемуся в командном автобусе. Тепло поприветствовав друг друга (познакомились еще на прошлогоднем чемпионате мира в Италии), мы присели на лавочку напротив Голубой мечети, где завели беседу в окружении правоверных мусульманок, доедавших початки вареной кукурузы и чрезвычайно взволнованных появлением живого велосипедиста.

- А интересная тут гонка, - не теряя времени, провел разбор этапа Шпилевский. - Но и трудная! Видели, сколько было падений? Почти все из них случились на участке, выложенном брусчаткой. Там спуск, посыпанный песочком. Из-за тряски бачки с водой падали на камни, вода выплескивалась, превращая камни в каток. Конечно, есть кое-какие недочеты в организации, но это все приходит с опытом. Чем чаще сюда будут приезжать команды "Про-тура", тем лучше.

На этом нам с Борисом пришлось расстаться, так как ему нужно было отдыхать перед перелетом в Измир, откуда пелотон вчера отправился в увлекательное путешествие вдоль побережья Эгейского и Средиземного морей. Ваш корреспондент отправился вслед за ним.

"Тур Турции" финиширует в Алании 19 апреля.

45-я мужская многодневная велогонка "Тур президента Турции". Стамбул. 1-й этап. 142 км

1 . Финетто (Италия, Navigare) - 3:35.14. 2. Ричесе (Аргентина, Navigare) - отставание 0.02. 3. Марцоли (Италия, Gaffe Mokambo). 4. Донати (Италия, Caffe Mokambo). 5. Томбак (Эстония, Bourgas). 6. Хименес (Испания, Caffe Mokambo) - у всех то же отставание... 93. ШПИЛЕВСКИЙ (Servetto) - 27.32... 102. ИСАЙЧЕВ (Xacobeo Galicia) - то же отставание.

Прямой эфир
Прямой эфир