23 января 2009

23 января 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Питер ОДЕМВИНГИЕ: "Я СИЛЬНЕЕ ВАГНЕРА"

Окончание. Начало - стр. 1

А в январе 2010-го - Кубок Африки. Целый месяц буду в сборной, и провернуть трансфер в это время едва ли возможно. Да и кто захочет покупать игрока, который подписывает контракт - и тут же уезжает за тридевять земель?

-При заключении соглашения с "Локомотивом" у вас была договоренность с Липатовым: пару лет играете в Москве - и отпускают в Европу?

- Да. На примере нескольких футболистов мне объяснили, что в "Локомотиве" никого силой не держат. Но я понимаю, почему со мной не спешат расставаться. Нужнее игрока в команде нет, в этом я уверен. Остальные ребята могут думать что угодно. Я-то знаю, что играю в "Локомотиве" самую важную роль. За последние две недели настроил себя на позитивную волну. Все равно от меня ничего не зависит - какой смысл себя изводить? Главное - хорошо подготовиться к чемпионату. Надеюсь, бороться за седьмые места больше не придется. Иначе сойду с ума. Или впаду в депрессию. Мой самый большой страх, - что команда опять завалит сезон. В себе-то не сомневаюсь. Я даже готов от многого отказаться, лишь бы у "Локомотива" в этом году все получилось.

-Вы о чем?

- Могу перестать ходить в ночные клубы. Я люблю потанцевать, мне это никогда прежде не мешало. В любой игре могу отбегать 90 минут и не выгляжу уставшим.

ПОСЛЕДНИЙ ЖЕСТ

-В вашей жизни было несколько команд. "Локомотив" - самая проблемная?

- Да. В "Локомотиве" столько групп, столько национальностей... Все перемешано.

-Часто не понимали закулисных дел?

- И был в шоке! В Европе не подозревал, что можно продать игру. Должен был об этом знать, я же вырос в России, но тема как-то меня обходила.

-До каких пор?

- Заканчивался первый мой сезон в "Локомотиве". Ехали с одним игроком, и тот начал рассказывать, каким будет финиш чемпионата.

-Сколько оставалось до конца?

- Пару туров. Но все было известно! Вы представляете?

-Легко.

- Я изо всех сил старался не показаться "пришельцем", деловито качал головой - но внутри было оцепенение. На самом деле ничего толком не понял.

-Пока предсказания не стали сбываться?

- До последней мелочи!

-В "Локомотиве" обсуждали интервью Гуренко - в котором тот фактически обвинил Спахича в продаже игры "Химкам"?

- Я о многом узнал из самого интервью. Не видел, чтоб Спахича в раздевалке в чем-то обвиняли. В команду приходил министр Якунин, говорил какие-то слова - и Спахич был среди игроков. Президент Наумов тоже присутствовал. Про тот матч могу сказать, что Спахич не был готов играть. У команды была беда в защите - выпустили Эмира. Я, как узнал, не выдержал и спросил у тренера: "Если игрок не готов - почему его ставят в состав?"

-Наумов рассказывал, что много лет не кричал так громко, как после этого матча. Уши закладывало?

- Да. Я прежде никогда не видел президента злым, - но в тот день он явился сам не свой. Холодно поздоровался - и сразу, с первого шага, начал кричать. Было понятно, почему.

-Вам тоже досталось?

- Ага. Президент говорил: "Мы платим нашим нападающим такие деньги, а отдачи никакой"! Игра с "Химками" действительно единственная за весь чемпионат, в которой у нас не было ни одного момента. Но я внутренне был не согласен с Наумовым.

-В чем?

- Это была проблема не сегодняшнего дня. Лично я ситуацию видел еще в начале сезона. Было очевидно, на что можем претендовать с теми игроками, которые собрались в "Локомотиве". Я не вправе об этом подробно говорить, потому что должен верить в команду, быть оптимистом и так далее, так далее... Но когда вижу состав - становится ясно, какой ждет результат.

-Сомнения в том, что у "Локомотива" что-то получится, появились на сборах?

- Да. Я понял, что будет нелегко. В первой же игре пришлось бежать на нашу половину поля, к собственным полузащитникам. Я был вынужден играть именно так. Только там можно было получить мяч. Я хватал его в центре поля, тащил к чужим воротам и пытался что-то создать. Понял, что этим придется заниматься весь сезон - через не могу.

Тренер говорит - не надо, мол, возвращаться, играй впереди. Твой футбол - там. Но я чувствовал - так будет еще хуже. Очень редко удавалось играть как умею - получать мяч на линии офсайда и убегать.

-Почему так происходило?

- В нашей игре нет уверенности. Недостаточно грамотный футбол. Вот ЦСКА с "Зенитом" пасуют и вперед, и назад. У полузащиты "Локомотива" нет качеств, которые облегчили бы игру. Мы не умеем быстро переходить в контратаку. Ладно, был бы у нас крен в игре - допустим, здорово оборонялись бы. Или же хорошо шли вперед. Да хотя бы отлично били издали. Но у "Локомотива" ни того, ни другого, ни третьего.

-Если посмотреть на состав "Локомотива" - футболисты приличные. А команды - нет.

- Для себя это легко объясняю. Как ждать хорошей игры, когда несколько раз в сезоне Гуренко ставили левым защитником? Таких эпизодов было много - игрока выпускали на место, где он вообще не способен играть.

-Чем вас Гуренко как левый защитник не устраивает?

- Левый защитник обязан время от времени давать длинный пас. У нас этого не было. Я Гуренко уважаю, он нужный игрок. С самоотдачей у него порядок. Но начинать атаки - не его работа. Поэтому вместо обострения пас шел исключительно поперек.

-Гуренко жестко отозвался о легионерах "Локомотива". Вам - все равно?

- У каждого свое мнение. В чем-то он прав. Я тоже бывал недоволен каждым игроком "Локомотива" - включая Гуренко. К этому игроку трудно придраться, он всегда относится к делу на сто процентов. Что иногда толку от этого никакого - вопрос второй.

-В России вы услышали несправедливых слов в свой адрес больше, чем за всю предыдущую жизнь?

- Это точно. Кто-то считает, что я расслабленный, даже тренер об этом толкует. Но я таким был всегда! Могу вам сказать: на тренировках в "Локомотиве" бегаю больше всех. Постоянно иду в прессинг. Иногда смотрю на себя и думаю: почему я должен это делать, когда так поступают не все? Я что, самый маленький игрок? На фига мне это надо?

-И продолжаете бегать?

- Натура у меня такая. На поле забываю обо всем. Хоть накатывает порой безнадега - целый год пасов вперед нет, игра не идет...

-Тот же Гуренко сказал любопытную вещь: Одемвингие как игрок сильнее Вагнера.

- Я тоже думаю, что сильнее. Пусть и не показал этого пока в "Локомотиве". Базовые качества у меня выше.

-Например?

- Я лучше играю двумя ногами. Вагнер - супер, год назад в стране ему не было равных. Но я бегу быстрее. Играй Вагнер в "Локомотиве", ему пришлось бы сложнее.

-В "Локомотиве" он не забил бы и половины своих голов?

- Столько не забил бы - факт.

-Когда смотрите на полузащиту ЦСКА - завидуете Вагнеру?

- В футбольном плане ему больше повезло с командой. ЦСКА играет в зрелый футбол. Совсем другая игра. Если полузащита приблизится ко мне, тоже буду часто убегать к воротам.

-В чем Вагнер сильнее вас?

- У Вагнера не так много шансов поразить ворота - но из трех моментов он умеет выжать три гола.

-Тоньше вас чувствует ворота?

- Он хладнокровнее. Тем не менее у меня были периоды в "Лилле", когда играл так же. Был шанс - я забивал. Потому что постоянно имел моменты. А в "Локомотиве" немного отвык от этого, растерял чувство гола. Все как в теннисе. Профессионал три дня не тренируется - потом ракетку не чувствует.

-В России за полтора года так и не увидели настоящего Одемвингие?

- Не увидели.

- А увидят?

- В этом году - наверняка.

РАСПИСКА ДЛЯ БЫШОВЦА

-От работы с Бышовцем какие воспоминания?

- Мне очень нравилось, когда на установках он цитировал философов. Запомнилась фраза: "Сейчас в России многие пытаются учить других, хотя сами ничего добиться не могут".

-Знаменитая реплика Бышовца на пресс-конференции после домашнего поражения от "Кубани": "Нет предела человеческой мерзости". Поняли, что тренер имел в виду?

- Даже думать не хочу. Вокруг "Локомотива" и Бышовца в том сезоне было столько слухов, что голова шла кругом. Когда написали, будто он берет с игроков деньги за место в составе, Анатолий Федорович раздал игрокам листочки: "Пишите расписку. К тренеру Бышовцу претензий не имею, денег за попадание в состав он с меня не просил". В другой раз - перед игрой в Самаре - в "СЭ" вышло интервью с Лоськовым. Так Бышовец на установке разбирал каждую строчку. Вместо того чтоб назвать состав и объяснить, как играть. Грустно и смешно.

-Как считаете, почему в России вас, приятного в общении человека, преследуют скандалы?

- Знать бы! Я еще поэтому порывался уйти! Непонятные разговоры за спиной, сплошной негатив... "Может, какой-то дух гонит меня из клуба? Может, лучше уехать?" - думал я. Но если судьба остаться в "Локомотиве" - так тому и быть.

-После того как в конце 2007-го вы отказались сидеть в запасе в матче Кубка УЕФА с "Панатинаикосом" и отправились на трибуну, Динияр Билялетдинов сказал: "Одемвингие - не тот человек, которому бывает стыдно".

- Я и не рассчитывал, что он встанет на мою сторону. Все-таки речь шла о его отце. Но потом можно было все разрулить, пожать друг другу руки и забыть плохую историю. Я же извинился.

-С Динияром отношения прохладные?

- Близости нет. Но я чувствую, что он хороший парень.

-Вы читали интервью Билялетдинова-старшего, в котором вы и Родолфу названы "сволочами"?

- Ссылку на интервью мне прислал приятель. Я тогда отдыхал в Нигерии. Прочитал - и оцепенел. Конечно, было неприятно. Да, в Афинах вспылил, но затем в Москве на банкете, посвященном окончанию сезона, со всеми нормально общался. Даже не предполагал, что вскоре поднимется такой шум. Когда вышел из отпуска, Рахимов меня пригласил: "Питер, резонанс был больше, чем предполагаешь. Надо сделать так, чтоб все утихло". Нет проблем, отвечаю. Подошел к отцу Динияра, извинился. Объяснил - ничего личного. Нервный срыв у меня мог случиться при любом тренере, который сначала заменил после первого тайма, что-то наговорив в сердцах, а в следующем матче и вовсе усадил на лавку. Настроение на нуле, я уже не был готов играть... О чем и сообщил в Афинах. Возможно, был не прав. Но уж такой я человек.

-Вас выставляют капризным футболистом. Вы ведь не капризный?

- Нет! Я смиренный парень! Знаете, как меня называют друзья? "Питер, который не умеет говорить "нет". Вечно проклинаю собственную мягкость. Особенно, когда дело касается девушек. Они этим пользуются.

-Тренер Божович рассказывал: для него рекорд в отношениях с барышней - три месяца. У вас?

- Я не такой плейбой, как некоторым кажется. И девушек у меня было немного. Просто иногда отношения завязываются из-за моей soft.

-Мягкости?

- Точно, мягкости. Вроде бы только познакомились, потом хоп - и незаметно сближаемся. Вот в Москве подружился с девчонкой. В какой-то момент стали ближе, чем нужно. Уже и с собачкой ее дома играли. Вижу, что наступает привязанность и все такое... Мне это совершенно не надо. Хотя сразу предупредил, что витать в облаках не стоит.

-Сколько раз вы по-настоящему любили?

- Два, пожалуй. Впервые - в школе. После 11-го класса я уехал с родителями в Нигерию, и связь оборвалась. Вторая любовь - бельгийская девушка по имени Элка. Мы долго были вместе. Она приезжала ко мне в Москву. Сейчас у каждого из нас своя жизнь. В Москве такие красивые девушки, что временами сложно устоять. Се ля ви.

-Вернувшись в Россию, первую любовь разыскать не пытались?

- Еще играя в Бельгии, нашел через интернет ее московский адрес, написал. Потом набрался храбрости и позвонил.

-Результат?

- Разговора не получилось. Я понял, что не надо возвращаться в прошлое. Больше не звонил.

-Хоть раз делали кому-то предложение?

- Даже был помолвлен. Во Франции познакомился с девушкой из русской семьи. Я тогда играл в "Лилле", часто ходил в церковь. И решил не отступать от традиций. Устроил помолвку. Нас официально объявили женихом и невестой. Все было очень торжественно.

-Свадьба не состоялась?

- Прошло не так много времени - и я почувствовал, что поторопился. Мы не настолько хорошо знали друг друга. Я пытался отыскать в своем сердце любовь, но не находил. Последний разговор был невыносимым, он рвал мне душу. Девушка пыталась сохранить отношения. Но пришлось расстаться.

-Ваши родители в разводе?

- Официально - нет. Но уже года три живут порознь. Папа в Нигерии, мама - в Москве. По специальности она акушер-гинеколог, но теперь ее работа связана с УЗИ. Я вижу, насколько маме нравится в Москве. От Африки она страшно устала. А папа, наоборот, после возвращения в Нигерию становится все более local, "местным". Он много лет прожил в России, но лишь сейчас понимаю, как же его тянуло в Африку.

-Для нигерийцев вы - "белый"?

- Это Уэст как-то ляпнул. Есть африканцы с темным цветом кожи, есть - с более светлым. Над этим в сборной часто шутят.

-В Нигерии футболисты нередко обращаются к шаманам. Вы - тоже?

- Никогда. Потому что большую часть жизни провел в России. Хотя знаю, что эти люди способны творить чудеса. Перелом лечат без всякого гипса.

-Как это?

- Накладывают повязку на больное место. Дальше берут курицу, ломают ей ногу и наблюдают. Если через семь-восемь дней она начнет бегать - значит, и у человека в том же месте кость срослась. От знакомых слышал уйму таких историй. Африканцы неохотно идут в больницу, прежде отправляются к шаманам. В 90-е годы на этом все помешались. У каждого футболиста был свой колдун, который хранил от сглаза. Без шамана ни один игрок в сборной не появлялся.

МАРТИНС ИЗ ГЕТТО

-Кто занимается вашей прической?

- Раньше ко мне заглядывала студентка из Конго, которая училась в университете Дружбы народов. Когда уехала, мне порекомендовали другую девочку, из Экваториальной Гвинеи. Она в том же университете учится. Такая забавная! Метр с кепкой, по-русски трещит без запинки, а у ее отца - сорок детей! Она косички и заплетает.

-Дорого обходится?

- Фиксированная ставка - сто долларов. Плюс такси. Прическу освежаю раз в три недели. Летом - почаще. Но волосам тоже нужен отдых. Так что не удивляйтесь, если в этом году буду расплетать косички. Тогда шевелюрой стану напоминать бразильца Жо.

-О'Коннор с базы "Локомотива" возвращался обычно по разделительной полосе. С постовыми расплачивался тысячными купюрами. Вы так пробовали?

- Нет. Но о приключениях Гарри наслышан. В команде рассказывали, что он и таксистам постоянно тысячу рублей совал, даже когда доехать можно было раза в три дешевле. Для него это была разменная купюра. У меня с ГАИ была одна встреча. Недалеко от дома решил объехать пробку, вырулил на встречную, - а гаишник тут как тут. "Это тебе не Казань, парень. В Москве так не ездят", - первое, что услышал я.

-При чем тут Казань?

- Так я до сих пор в Казани прописан - и номера на машине у меня были казанские. Совсем недавно поменял.

-Права не отобрали?

- Обошлось. Отдал небольшую денежку - и гаишник отпустил с миром.

-В "Локомотиве" много штрафов заплатили?

- Два. Самый серьезный - в прошлом году. В клубе, считаю, могли бы и пойти навстречу. В тот уик-энд "Локомотив" пропускал тур, а я возвращался с Олимпиады. К тому же не поехал в сборную на матч с ЮАР - игра ничего не решала. Вот и попросил лишний день отдыха, чтобы успеть смотаться в Бельгию, проведать квартиру. Не отпустили. Я все равно улетел и пропустил утреннюю тренировку. Попал на две тысячи долларов.

-Вы один из самых высокооплачиваемых игроков премьер-лиги. Вкладываете куда-нибудь деньги?

- В недвижимость. Ничего надежнее не придумано. В другой бизнес не лезу. Лучше гарантированно заработаю пять копеек, чем рубль, но с риском. У меня квартира в Бельгии и дом на юге Франции, который сдаю в аренду. Еще в Нигерии построил что-то вроде отеля. Копеечка капает.

-В этой квартире живете года полтора?

- Около того.

-Но обжитой она не выглядит.

- Мы купили квартиру на Воробьевых горах, я всю мебель туда переправил. К маме. Сам остаюсь пока здесь, но многое надо покупать заново. Впрочем, в этой квартире и прежде мебели особо не было. Мне нравится, когда пустовато. Люблю чувствовать простор.

-Когда в последний раз тратили деньги неразумно?

- Я - звезда, и иногда веду себя как celebrity, ха-ха... Перед поездкой в сборную на Кубок Африки могу купить дорогие часы. За сорок тысяч евро.

-Что за марка?

- Franck Muller. С бриллиантами. Ношу их по особым случаям. Но в нашей сборной у некоторых есть часы и за сто тысяч евро. У Мартинса таких часов несколько. Он может себе позволить, в солидных клубах поиграл - "Интер", "Ньюкасл"... В сборной Нигерии игроки любят показать денежку. Чтоб не выглядеть там белой вороной, надо повесить на руку часы хотя бы за сорок - пятьдесят тысяч евро.

-Понты.

- Ха-ха! Можно и так сказать...

-Вы когда-нибудь купите себе часы за сто тысяч?

- Вряд ли. Я уже не мальчик, в этом году 28 стукнет. Переболел такими вещами. И к часам, и к автомобилям равнодушен. Мне не нужны Lamborghini и Maserati, как тому же Мартинсу. Audi Q7 полностью устраивает. Нынче, кстати, в сборной новая "фишка" - покупать эксклюзивные модели, но уже бронированные. Они в два раза дороже. Ребят это не смущает.

-Мартинс был среди первых покупателей?

- Наверняка. Ему необходим бронированный автомобиль. Год назад в Лагосе, где Мартине проводил отпуск, его машину обстреляли бандиты. Сам он чудом не пострадал. Парень вырос в неблагополучном районе Лагоса, это настоящее гетто. Сегодня Мартинс наверстывает упущенное. Может ехать и швырять купюры в окно. Пижонить. Этим привлек внимание грабителей.

-Москва - ваш город?

- Город и мой, и не мой... Вырос я все-таки не здесь, поэтому время от времени бывает тяжеловато.

-Где вам уютно?

- В Кортрейке. Это маленький городок в Бельгии.

-Любите маленькие города?

- Мне все равно, какие размеры. Просто Кортрейк славно расположен, возле границы. Чувствую себя там великолепно. Брюссель и Антверпен неподалеку. Хотя вот сейчас, после отпуска, с удовольствием вернулся в Москву.

-В Москве встретились с бывшими приятелями по школе ЦСКА?

- Планировали, но пока не вышло. Из них в большом футболе один Евсиков. Многие завязали.

-Радимов с Хохловым о годах в армейском интернате отзывались коротко - "полная нищета".

- В мое время, к 1996 году, стало полегче. Да и родители были в Москве, папа работал в Боткинской больнице, мама училась. И никакой дедовщины в интернате не было, разве что по мелочи.

-Когда-то вас поражало, насколько мрачные соседи в московском доме. Никто лишний раз не поздоровается.

- Потому и говорю, что в Москве мне не очень тепло. Напряженная атмосфера даже в собственном доме. Но заметил любопытный момент: в Москве копишь-копишь раздражение, и когда оно уже готово вырваться, встречаешь хорошего человека. Который все сгладит.

-В метро заходили?

- Как-то прокатился до Черкизова. На Третьем кольце ошиблись с поворотом, угодили в жуткую пробку. Час парились и поняли - надежды нет. На тренировку опаздываем. Бросили автомобиль на обочине, спустились под землю.

-В какой компании?

- Я, Баша, Спахич и Кочиш. Добирались с двумя пересадками, в вагонах было не протолкнуться. В метро не заглядывал лет десять, лишь в Англии бывал. Но это не совсем метро - там наземная линия. А в Москве я ехал - и смеялся.

-Над чем?

- Над собственными зароками, что никогда в метро не зайду. Всем поездка понравилась - кроме Баши. Тот уморился с сумкой стоять.

-В чем полтора российских года изменили ваш характер?

- Появилось желание вдумываться в мелочи. Прислушиваться и вникать. Знаете, я такой человек... Сфокусирован на собственных мыслях, и отвлечь меня сложно. Будто трамвай - встал на рельсы, и ничем не сдвинуть. Но теперь я взрослее.

-Больше не живете на своей планете?

- Живу. Но иногда с нее ухожу. Недавно разговаривал по телефону с сестрой, она заметила: "Ты изменился. Стал медленнее говорить, не сразу бросаешь трубку. Не только сам болтаешь, но и меня слушаешь..."

-Правда, что президент "Локомотива" Наумов называет вас Петя?

- Да. Я не против. Остальные в команде обращаются Питер, реже - Осазе. Питер - интернациональное имя, потому в паспорте стоит первым.

ДРАКА С МАРОККАНЦАМИ

-Отпуск провели бурно?

- О, да! Съездил в Америку - и был поражен размахом. Настолько все легко! Такие дороги!

-Катались на автомобиле по побережью?

- Немного поездил по автостраде. Дорога потрясающая - шесть линий в каждую сторону. Огромное удовольствие.

-Александр Овечкин плюется от американских водителей. Едут шестьдесят - и в ус не дуют.

- Меня это тоже очень удивило. Я-то думал - хорошие машины, автобаны, народ летает... Оказалось, наоборот. Еле ползут. А я мчал по-московски. Со мной в автомобиле был друг, который постоянно живет в Америке. Он сжался, затих. Даже закрыл лицо ладонями, боялся. Говорю ему: "Привыкай!"

-Ездили с футболистами?

- Да. Один из них - основной вратарь сборной Нигерии Эжиде. Сходили на баскетбол, играли "Лейкерс" - "Селтикс". Отличный был матч. Столько известных людей пришло - я кого-то в коридоре поймал, сфотографировались вместе. Кого-то просто видел сидящим в зале, неудобно было подходить. Потом отправились в ночной клуб - там тоже были знаменитости.

-Вас никто не узнал?

- Нет. Зато у меня есть фотографии с Сэмюэлом Джексоном, Эдди Мерфи и Деннисом Родманом. Но самое-самое впечатление - от Лас-Вегаса, я туда на уик-энд съездил.

-В казино были?

- Недолго. Проиграл сорок долларов и ушел. Не захватило.

-В Нигерию заехать успели?

- Дней на десять. В Бельгии побывал. Затем с другом заскочили в Милан на небольшой шопинг, посмотрели матч "Милан" - "Катания".

-Пошли и купили билет?

- В Милане живет знакомый агент, он достал приглашение. Когда смотришь такие матчи - получаешь мотивацию как футболист. Вот на баскетбол в Америке билеты покупал сам. Каждый обошелся в полторы тысячи долларов! Это официальная цена - есть и по пять тысяч! Наши места тоже считались VIP, но от площадки далековато.

-На футбол когда-нибудь ходили по билету?

- Никогда. Хотя в "Лилле" травмированным игрокам давали билет и отправляли на трибуну. Меня это забавляло. Часто бывало так: отыграю за "Лилль" в субботу, а на следующий день тур бельгийского чемпионата. У меня друзья в "Брюгге". Звоню им - оставляют карточки. Проходил на стадион по ним.

-По Европе на автомобиле перемещаетесь без проблем?

- Какие проблемы, если от Лилля до Антверпена 45 минут на машине? От моей московской квартиры до Черкизова добираюсь дольше!

-Знаменитый писатель Умберто Эко на вопрос о самом отвратительном месте, которое знает, ответил: "Отель Madonna Inn в Калифорнии". Самое гадкое место для вас?

- Аэропорт в Ливии. Я был очень раздражен, когда там оказался.

-Почему?

- Посмотрел, как обращаются с людьми. Даже с нами, игроками сборной Нигерии, разговаривали сквозь зубы. Я сказал ребятам: "Надеюсь, больше никогда в этом месте не окажусь..."

Неприятности возникли у меня и в Голландии. Я еще в "Ла Лувьере" играл. С поляком Майклом Клюковски, который сейчас в "Брюгге", поехали развлечься в Амстердам. К нам пристали марокканцы. Им не понравились брюки моего приятеля. Тот блондин с синими глазами. Стали кричать на всю улицу: "Парень, ты не "голубой?" Пришлось драться.

-Марокканцев было много?

- Двое. Я до последнего старался сгладить ситуацию. Марокканцы - страшная публика. У них и нож мог быть с собой, и пистолет, да все что угодно. Связываться с ними может безумец. Но тут не было выхода. Клюковски сперва перепугался, деру дал. Потом увидел, что я один бьюсь, - прибежал выручать. Да так с левой приложился, что марокканец рухнул столбом. Мы сразу же помчались на парковку. Прыгнули в машину - и назад в Бельгию. Пока эти ребята не очухались и не сколотили банду, чтоб нас перехватить.

-Вам-то досталось?

- У меня еще полгода болела косточка на стопе - после неудачного удара ногой. А поляк о голову марокканца разбил руку. В тот момент до меня дошло: это был знак.

-В смысле?

- Понял, что неправильно себя веду. В Амстердаме веселых заведений хватает. Мы бродили по городу, встретили знакомого из Нигерии. Тот затащил в кофешоп: "Посидим, поболтаем". Сам затянулся какой-то травой и нам предложил. Я сделал две затяжки - сразу закружилась голова. Не понравилось. Не моя тема. И вот думаю: сначала кофешоп, следом драка - куда-то не туда меня понесло. В Амстердам больше ни ногой!

-Когда последний раз себе удивлялись?

- В ноябре. Решил сам поставить зимнюю резину. Машина стояла во дворе. Домой вернулся поздно, а ночью обещали заморозки. Не хотелось рисковать. Позвонил товарищу, он предложил помочь. Я приспособил домкрат, замерзающими пальцами менял колеса... Эх, романтика!

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Прямой эфир
Прямой эфир