29 декабря 2008

29 декабря 2008 | Легкая атлетика

ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

А БРУМЕЛЬ ВСЕ-ТАКИ КРУЧЕ!

Усэйн Болт, безусловно, - спринтер великий. Настоящий герой уходящего года. И рекорды его - великие, с этим тоже никто спорить не будет. Но невольно возникает вопрос: а насколько великие-то? Выдержит ли бегун с Ямайки сравнение со знаменитыми рекордсменами прошлого?

Вопрос этот мы переадресовали знатоку истории спорта, эксперту "СЭ" - Валентину ХАВИНУ, и тот, покопавшись в старых книгах и подшивках, выбрал десять самых великих рекордсменов за всю историю легкой атлетики. Сразу отметим, что речь пойдет только о легкоатлетах-мужчинах. И только о рекордах под открытым небом. Итак...

1. Валерий БРУМЕЛЬ (СССР)

Прыжки в высоту. 2,28. 21 июля 1963 г. Москва. Матч СССР - США.

Шесть мировых рекордов - от 2,23 до 2,28 - установил Валерий Брумель за два года, причем трижды отличался на "матчах гигантов" СССР и США. А эти соревнования в те времена, когда в легкой атлетике не то что Golden League с ее миллионными джек-потами, но и чемпионатов мира не было, считались событиями планетарного масштаба. Не случайно же трижды подряд, в 1961, 1962 и 1963 годах, Брумеля признавали лучшим спортсменом планеты. Причем безоговорочно. Потому-то Брумель и возглавляет наш рейтинг.

Этого обаятельного москвича, родившегося в Забайкалье, не зря сравнивали с Юрием Гагариным: в спорте он и впрямь открыл новую эпоху. Между тем прыгал Брумель перекидным, который в сравнении с нынешним фосбери-флопом - что дирижабль в сравнении с ракетой. К тому же сектора тогда заполняли песком. Вот и думаешь о машине времени: а что было бы, если бы Брумель перенесся из 1963-го в начало XXI века и прыгнул - пусть своим старомодным перекидным, - разбежавшись по синтетическому покрытию и с перспективой, преодолев планку, упасть на мягкие маты?

...Все оборвалось в дождливый октябрьский день 1965-го. Не так трагически, как у Гагарина, не вернувшегося из последнего полета, но тем не менее на спортивной карьере Брумеля был поставлен крест. Ведомый им мотоцикл "Ява" (да-да, именно таким транспортным средством пользовался лучший спортсмен мира) не вписался в скользкий поворот на одной из набережных Яузы.

2. Джесси ОУЭНС (США)

Прыжки в длину. 8,13. 29 мая 1935 г. Энн-Арбор. Межуниверситетские соревнования.

Рекорд в этой дисциплине Боба Бимона (8,90) более на слуху, но Оуэнса я все же поставлю выше. По четырем обстоятельствам: а) он первым преодолел магический 8-метровый рубеж; б) его достижение держалось дольше бимоновского и вообще уникально долго: четверть века с "хвостиком"; в) по обстоятельствам установления; г) по совокупности заслуг.

В субботу, 29 мая 1935-го, Оуэнс побил или повторил 6 (!) мировых достижений. По сведениям из разных источников, на это ему потребовалось то ли 45, то ли 95 (что выглядит более достоверным) минут. Помимо феноменального прыжка в длину Оуэнсу удались еще сверхбыстрые забеги на "гладкие" 100 и 220 ярдов (по ходу был улучшен и мировой рекорд на 200 метров), а также на 220 ярдов с барьерами (по ходу и на 200 метров). Подобного история спорта не знала, не знает по сию пору, и, подозреваю, никогда не узнает. А ведь за неделю до соревнований Оуэнс, упав на лестнице и прокатившись по ней целый пролет, серьезно повредил спину.

Причастен темнокожий атлет и к еще одному мировому рекорду-долгожителю: 20 лет держалось достижение Джесси и его соратников в эстафете 4x100 метров (39,8), установленное на Олимпиаде-1936 в Берлине. Ту Олимпиаду окрестили "Играми Оуэнса", который завоевал в цитадели Третьего рейха еще 3 золотые медали (100 и 200 метров, плюс, разумеется, длина). Весь мир тогда облетела история о том, что взбешенный Адольф Гитлер покинул ложу увидев, как представитель "неполноценной" расы выиграл четвертое золото - больше, чем все легкоатлеты-арийцы вместе взятые.

К сожалению, больше рекордов на счету Оуэнса не оказалось, что сам он впоследствии объяснял так: "У меня была слава, но не было денег. Оставался один выход: попытаться на олимпийской славе сколотить капитал. Пришлось бегать наперегонки с лошадьми, собаками и даже кенгуру. А особенно много хлопот доставляли пони".

3. Майкл ДЖОНСОН (США)

Бег на 400 метров. 43,18. 26 августа 1999 г. Севилья. Чемпионат мира.

Когда Джонсон впервые появился на соревнованиях всемирного масштаба - это было на Играх доброй воли-90 в Сиэтле, - он произвел на многих самое странное впечатление: отклоненное назад туловище, невероятно высоко задираемые при беге колени и, соответственно, исключительно мелкий, семенящий шаг... Клоун, да и только! Тем не менее от соперников клоун этот убегал на расстояние, которое выбирал сам.

И так было на протяжении десятилетия. Для начала оставив конкурентов не у дел на 200-метровке, Джонсон затем прибрал к рукам (точнее к ногам) и дистанцию вдвое длиннее. Только ему во всей олимпийской истории удалось выиграть обе эти беговые дисциплины: произошло это в 1996-м в Атланте. Тогда же американец получил неофициальный титул самого быстрого человека в мире: на второй половине 200-метровки стал первым homo sapiens, который превысил скорость 60 километров в час.

В 1999 году в Севилье пробил очередной звездный час Джонсона: американец установил феноменальный рекорд в беге на круг. При этом многие ловили себя на крамольной мысли - он может еще прибавить. Но зачем, если конкурентов, сколько ни оглядывайся, рядом не видно?

В общей сложности Джонсон становился чемпионом мира 9 раз и 5 раз выигрывал Олимпиаду. Правда, золотых олимпийских медалей в его коллекции сейчас лишь четыре. В августе 2008-го сборная США в эстафетном беге 4x400 метров была лишена звания олимпийских чемпионов-2000. Трое из выступавших в финальном забеге атлетов - Антонио Петтигрю, а также близнецы Элвин и Калвин Харрисоны, впоследствии были уличены в употреблении запрещенных препаратов. За компанию в число наказанных угодил и полностью "чистый" Джонсон. Он, впрочем, не стал дожидаться развязки скандала: еще в июне добровольно вернул в МОК злополучное золото, заявив, что чувствует себя "обманутым, преданным и опущенным".

4. Роберт БИМОН (США)

Прыжки в длину. 8,90. 18 октября 1968 г. Мехико. Олимпийские игры.

На следующий день газеты всего мира вышли с заголовками "Прыжок в XXI век". Этот век уж 8 лет как наступил, а внятного объяснения феноменального достижения человека, который до того не прыгал дальше 8,33, а после того - 8,22, как не было, так и нет. Да и сам "человек одного прыжка", судя по его не столь давнему интервью "СЭ", ответа, "откуда что взялось", не знает. Зато настаивает: если бы после той попытки ему удалось приземлиться не на, по его собственным словам, задницу результат был бы еще лучше. Видимо, за девять метров.

Правда, сам Бимон оперировал другой шкалой. Когда после замера результата, а процесс затянулся более чем на четверть часа (пришлось применять рулетку, поскольку задействованная аппаратура на такую дальность прыжка рассчитана не была), на табло возникли три цифры "8,90", сам новый рекордсмен мира еще не осознавал глобальности случившегося. Метрическая система говорила ему столько же, сколько, скажем, русская азбука. И только когда опекавший младшего товарища по сборной, теперь уже экс-рекордсмен мира, Ральф Бостон объяснил Бимону: "Ты улетел за 29 футов", - тот впал в эйфорию. А соперники - в ступор: соревнования впору было прекращать.

5. Сергей БУБКА (СССР/Украина)

Прыжки с шестом. 6,00. 13 июля 1985 г. Париж. Международный турнир.

Все титулы Сергея Бубки за дефицитом места перечислять не буду. Скажу лишь о мировых рекордах: 17 он установил только под открытым небом (плюс 18 - в залах), подняв планку с 5,85 до 6,14. А включение в рейтинг именно пятого рекорда Сергея Назаровича объясняется тем, что на стадиончике "Жан Буэн" в предместье французской столицы ему покорился символический рубеж, а это всегда особенно откладывается в памяти. Собственно, и сам Бубка считает тот прыжок одним из главных в жизни, хотя и характеризует его как "обычный, а с технической точки зрения - немного корявый".

Где он только не бил рекорды: в Чехии и Словакии, Англии и Франции, России и Японии, Италии и Швеции. Только родная Украина не попала в почетный реестр. Впрочем, под крышей в Донецке Бубка взлетел однажды на 6,15. Редкий случай, когда зимний рекорд превосходит летний.

Еще когда нынешний член исполкома МОК был действующим спортсменом, приходилось видеть людей, крививших губы. Мол, вы же видите: он не выкладывается, прибавляет к рекорду по капельке. А на самом деле бил Бубка рекорды сразу и на 2 сантиметра, и на 4, и на 6 - именно так произошло в июле 85-го в Париже.

Да, возможно, мировое достижение в стрибках с жердиной (как называют эту легкоатлетическую дисциплину на Украине) могло сейчас быть и 6,20, и даже 6,30. Но это, вполне вероятно, окончательно "убило" бы следующие поколения шестовиков. Им и до нынешнего-то достижения Бубки, как до Луны. А публика и спонсоры жаждут именно рекордов. Вот и прозябают прыгуны с шестом в тени прыгуний. Точнее, Елены Исинбаевой, "Бубки в юбке", тоже поставившей рекорды на конвейер.

6. Усэйн БОЛТ (Ямайка)

Бег на 200 метров. 19,30. 20 августа 2008 г. Пекин. Олимпийские игры.

Бег на 100 метров. 9,69. 16 августа 2008 г. Пекин. Олимпийские игры.

Интервью, которое дал "СЭ", безусловно, лучший пока легкоатлет XXI века, в комментариях не нуждается. Поясню лишь, почему его рекорд на 200-метровке поставлен выше, чем на дистанции вдвое короче, а сам Болт расположился не в первой пятерке. Объяснение простое: не надо было в финишном створе рекордной стометровки оглядываться и руки поднимать. Не в биатлон играем.

7. Джим ТОРП (США)

Десятиборье. 8413 очков. 13 - 15 июля 1912 г. Стокгольм. Олимпийские игры.

Семьдесят лет его фамилия и феноменальный рекорд значились в спортивных справочниках исключительно в графе "Примечания", в которых говорилось: "В 1913 году Торн был дисквалифицирован Международным олимпийским комитетом". Мотивировалось это тем, что тремя годами ранее выдающийся атлет заработал незначительную сумму денег, играя во время студенческих каникул в бейсбол.

В советской олимпийской литературе столь строгое наказание объяснялось происками американских расистов. Торп, подобно новому президенту США Бараку Обаме, полукровка: его мать - индианка из племени сок-фокс. Но знакомство с биографией спортсмена (учеба в престижном колледже, вполне благополучная карьера в американском футболе, съемки в кино и т.д.) столь однозначное суждение опровергает.

Как бы то ни было, осенью 1982 года МОК по инициативе американской стороны посмертно реабилитировал Торпа, вернув ему завоеванные в Стокгольме звания олимпийского чемпиона в десятиборье и пятиборье. (Кстати, награду в последней дисциплине, так и не прижившейся в легкой атлетике, спортсмену вручил не кто иной, как российский император Николай II). 18 января 1983 года дети Торпа Гейл и Билл получили копии отцовских медалей. Именно копии: оба оригинала уже давно были похищены из музеев, где хранились, и след их потерян.

Но включен рекорд Торпа в рейтинг не из-за всех этих драматичных перипетий. Сравнивать его сумму (в ту пору, к слову соревнования проводились в течение не двух, а трех дней) с достижениями современных десятиборцев едва ли уместно: действовала совсем другая система подсчета очков. Но в том, что к торповскому рекорду применима приставка "супер", усомниться невозможно. Достаточно сказать, что ближайший преследователь, швед Уго Висландер, отстал почти на 700 очков, в 10 видах набрав меньшую сумму, чем американец в 9.

На уровень результатов Торпа десятиборцы вышли лишь к Олимпиаде-1928. А его личные рекорды в отдельных дисциплинах позволяли ему, не сосредоточься он на декатлоне, претендовать на олимпийские медали, скажем, в прыжках в высоту, в длину или с шестом.

Когда Торп принимал на Играх в Стокгольме награду за триумф в десятиборье от еще одной августейшей особы, короля Швеции Карла Густава V. Монарх сказал: "Вы, сэр, самый великий атлет в мире". В ответ прозвучало лаконичное: "Спасибо, король!" В ознаменование заслуг Торпа после его возвращения на родину на нью-йоркском Бродвее был устроен грандиозный парад, который сам герой дня оценил так: "Я слышал, что люди скандируют мое имя. Даже представить себе не мог, что у простого парня может быть столько друзей". Это насчет звериного расизма.

8. Виктор САНЕЕВ (СССР)

Тройной прыжок. 17,39. 17 октября 1968 г. Мехико. Олимпийские игры.

Этот прыжок увенчал уникальную рекордную гонку: Санеев в пятый (!) раз за два дня перекроил таблицу мировых достижений. Случившееся только подтвердило: тогда в мексиканской столице от легкоатлетов можно было ждать каких угодно чудес.

Началось все в тройном еще с квалификации: бородатый итальянец Джузеппе Джентиле без видимых усилий, играючи, превзошел на 7 сантиметров рекорд поляка Юзефа Шмидта (17,03). Когда на следующий день, уже в рамках финала, прыгун с Апеннин улетел еще на дюжину сантиметров дальше, могло показаться: все ясно. Но не тут-то было. В третьей попытке "выстрелил" самый нетитулованный из претендентов на медали: Санеев добавил к результату Джентиле сантиметр. Итальянца это явно выбило из колеи. Однако тут же выскочил новый чертик из табакерки: после прыжка бразильца Нелсона Пруденсио на табло зажглись цифры "17,27".

Как вспоминал впоследствии один из руководителей нашей олимпийской делегации, в этот момент в головы полезли пессимистические мысли: "Ну вот, опять". Игры в Мехико были самыми неудачными в истории советского спорта: наши атлеты проигрывали там и то, что должны были, и то, что не должны. Санеев по большому счету в ПЛАН (именно так, большими буквами) завоевания медалей, утвержденный политбюро ЦК КПСС и лично товарищем Брежневым, не входил. Но чиновники надеялись, что молодой человек из Сухуми (тогда еще с буквой "и" на конце) хоть как-то скрасит мрачную картину. И скрасил ведь: в последней попытке прыгнул на 17,39.

Было в карьере Санеева еще одно высшее достижение планеты: в родной столице Абхазии он улетел на 17,44. Примечательно, что произошло это день в день через 4 года после мексиканского триумфа: 17 октября 1972-го. Были еще две победы на Олимпиадах: в Мюнхене-72 и Монреале-76. И были Игры-80 в Москве, где Санеев с прыжком на 17,24 вновь претендовал на золото. Но Яак Уудмяэ из Эстонии улетел на 11 сантиметров дальше. Обидно, но ничего не поделаешь.

9. Уилсон КИПКЕТЕР (Дания)

Бег на 800 метров. 1.41,11. 24 августа 1997 г. Кельн. Этап "Гран-при".

Логично ли включать в рейтинг спортсмена, ни разу не побеждавшего на Олимпиадах, и оставить при этом за бортом, скажем, великого финского бегуна Пааво Нурми? Но рекорд-то Кипкетера действительно феноменален! Если не сказать больше. К тому же бег на 800 метров с давних лет считается одним из самых престижных видов легкой атлетики.

Лето 97-го вошло в историю "королевы спорта", как лето Кипкетера. В июле в Стокгольме он повторил "вечный", продержавшийся 16 лет и считавшийся англичанами предметом национальной гордости рекорд Себастьяна Коу - 1.41,73. В августе в Цюрихе сбросил с этого результата сразу почти полсекунды - 0,49. А еще через 11 дней темнокожим датчанином было показано время, значащееся мировым рекордом по сей день. И что-то не видно тех, кто был бы готов его побить: из 11 лучших в истории результатов в беге на 2 круга 8 принадлежат именно Кипкетеру.

В то - главное в карьере Кипкетера - лето он выиграл на чемпионате мира в Афинах. Промчавшись стартовые 200 метров за поразительные для средневика 23,7 сек., никоим образом не "спекся", а сохранил преимущество до финиша и, таким образом, повторил успех, достигнутый на ЧМ-95 в Гетеборге. Немудрено, что именно Кипкетера в 1997-м признали лучшим легкоатлетом планеты.

Ну а отсутствие у него олимпийского золота объясняется прежде всего особенностями биографии. Уроженец Кении в 1990 году, будучи 18-летним, уехал в Данию, поступил на факультет электроники Копенгагенского университета, обжился на севере и продолжал бегать. Беда Кипкетера состояла в том, что доступ на Олимпиады для спортсменов, сменивших гражданство, сложнее, чем на другие соревнования. А посему в 1996-м в Атланте выступить он не смог. В ином случае не приходится сомневаться в исходе олимпийского финала: ни одного старта в том сезоне Кипкетер не проиграл.

10. Уве ХОН (ГДР)

Метание копья. 104,80. 20 июля 1984 г. Берлин. Легкоатлетический олимпийский день.

На фоне девяти других атлетов, представленных в рейтинге, этот богатырь из Потсдама выглядит белой вороной. Титулов у него, прямо скажем, кот наплакал: чемпион Европы-82 да победитель Кубка мира-85. Но вот его мировой рекорд уникален: он вечный. Без кавычек. Его не побьют никогда.

Как рассказывали очевидцы, тот полет 800-граммового снаряда над берлинским стадиончиком с длинным названием "Фридрих Людвиг Ян Шпортпарк" они не забудут никогда. Копье, пущенное в небо могучей рукой Хона, который четырьмя днями ранее отметил 22-й год рождения, планировало долго-долго, перелетело поле и воткнулось в пустую, слава богу, в тот момент беговую дорожку в непосредственной близости от трибун. Достижение американца Тома Петраноффа оказалось перекрыто на 5 метров 8 сантиметров.

В Международной федерации легкой атлетики, порадовавшись за Хона и утвердив его рекорд, одновременно забили тревогу. Вполне резонную. Копье - не теннисный мяч, который метают школьники. При его попадании в живую цель даже на излете и кровь может пролиться. В целях безопасности было решено сместить центр тяжести копья на несколько сантиметров вперед, чтобы оно не планировало так долго, а быстрее устремлялось к земле. Отсчет рекордов в этой дисциплине начался заново. И время показало, что ИААФ была права. Уж если Ян Железны копье новой системы за 98 метров забросил, то представить, куда чех мог отправить старый образец, даже страшновато.

Хон в 1984-м был признан спортсменом года в ГДР. Учитывая тогдашний уровень спортивных результатов в "первом на земле Германии государстве рабочих и крестьян", звание, безусловно, почетнейшее. Но Хон, смею думать, поменял бы его на хотя бы шанс побороться за титул олимпийского чемпиона: вряд ли стоит сомневаться, что в Лос-Анджелесе он был бы главным фаворитом. Увы, ГДР вслед за Советским Союзом бойкотировала тогда олимпийские старты.

А через два года вечному рекордсмену мира из-за хронических серьезных травм пришлось, будучи еще совсем молодым, завершить карьеру.