30 декабря 2008

30 декабря 2008 | Легкая атлетика

ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Усэйн БОЛТ: "НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!"

Для того чтобы покорить весь мир, этому 22-летнему парню с Ямайки понадобилась всего одна неделя.

16 августа он пробежал в Пекине стометровку за феноменальные 9,69. Спустя 4 дня установил еще более невероятный рекорд: 200 м - за 19,30. И, наконец, 22 августа в составе сборной Ямайки стал соавтором мирового рекорда в эстафете 4x100 м - 37,10. А теперь скажите: мог ли рождественский номер "СЭ" обойтись без интервью с Усэйном Болтом? Конечно, нет! И специальный корреспондент "СЭ" отправился в Монте-Карло - на гала-вечер звезд мировой легкой атлетики.

Сергей БУТОВ

А ведь говорили, что таких, как он, больше не выпускают. Сняты с производства. Но когда этот темнокожий парень из Кингстона прошелся своими длинными ногами в Пекине сразу по нескольким мировым рекордам, стало очевидно: есть еще юноши в ямайских селениях...

В среде далеких от спорта людей принято считать, что Усэйн Болт возник в Пекине из ниоткуда. Разумеется, это не так. И специалисты были прекрасно осведомлены, каких размеров гигант спринта подрастает на Ямайке. Этот парень стал почти великим уже в 15 лет, когда в 2002 году установил мировой рекорд среди юниоров. Вы только представьте: в 15 лет! И если бы не травмы ног, из-за которых Усэйн фактически потерял два года, его звезда, вне всяких сомнений, взошла бы на легкоатлетическом небосклоне гораздо раньше.

Всего-то за одну пекинскую неделю Болт успел многое. Стать трехкратным олимпийским чемпионом и установить три мировых рекорда. Заработать репутацию "плохого парня" и вызвать критику самого главы МОК Жака Рогге. Наесться до отвала куриными наггетсами и влюбить в себя всю планету.

За праздничным столом в Монте-Карло - в застегнутом на все пуговицы смокинге и бабочке - Усэйн чувствовал себя выброшенным на берег дельфином. И преобразился только спустя пару часов, когда камеры были выключены, а шампанское наконец сделало свое дело. Потом он танцевал, выбрасывая далеко вперед ноги, словно взбесившийся верблюд, и громко, как культурист на сельской дискотеке, ругался с ди-джеем, требуя поставить песню какого-то Черного Носорога.

Все это время за Усэйном тенью следовала его мама Дженифер. Судя по выражению ее красивых глаз, она уже давно устала от всех этих носорогов, но не подавала виду. Вставая на цыпочки, тщательно вытирала большим белым платком капельки пота со лба своего 196-сантиметрового чада. В такие моменты Усэйн походил на большого жизнерадостного ребенка. Каковым, собственно, и является.

* * *

-Усэйн, после Пекина появились публикации, в которых утверждалось, что для спорта вы сделали столько же, сколько Ньютон и Эйнтшейн - для физики, а Бетховен - для музыки. Вас по ночам кошмары не мучают?

- (Не дослушав до конца, с хохотом.) Ну, знаете, когда тебя сравнивают с этими парнями (Болт так их и назвал - guys. - Прим. С.Б.), становится как-то неловко. Я и Эйнштейн. Болт и Эйнштейн. Да не, бред какой-то.

-На Ямайке про человека, который сделал что-то с большой скоростью, говорят: "Даже Дон Кворри (обладатель золотой медали Монреаля-1976 на 200-метровке. - Прим. С.Б.) не смог бы сделать это быстрее". Не думаете ли вы, что поговорка устарела и теперь так говорить должны не про Кворри, а про вас?

- Дон по-прежнему легенда. Про себя я слышал пару анекдотов. Но они не смешные.

-Что почувствовали, когда после Олимпиады вас на родине встречали тысячи людей?

- Это было невероятно. Я ожидал, что меня КАК-ТО будут встречать, смотрел в телевизионных новостях сюжеты про то, как дома радуются моим медалям, но оказался совершенно не готов к ТАКОМУ приему. Казалось, вся страна перестала работать и вообще жизнь на Ямайке остановилась. Когда самолет приземлился, начался дождь, но люди стояли без зонтов и ждали, когда я спущусь по трапу - просто для того, чтобы пожать мне руку или похлопать по плечу. Я был тронут до глубины души и ошеломлен.

-Каково было постоянно видеть свое лицо на обложках журналов и имя, мелькающее в газетных заголовках?

- К этому быстро привыкаешь.

-Как изменилась ваша жизнь после Пекина?

- Сама жизнь практически не изменилась. Но все, что вокруг... Основное неудобство в том, что меня стали узнавать на улицах. Причем не только на Ямайке. Приходится постоянно контролировать свои эмоции и поведение. Пожалуй, правильно будет сказать, что после Олимпиады моя жизнь перестала принадлежать одному мне.

-На Ямайке многие негативно относятся к тому, что вы, вернувшись из Пекина, продолжаете посещать разного рода тусовки.

- Не знаю, в чем тут видят проблему. Вероятно, так считают далекие от спорта люди, которые полагают, что спортсмен должен тренироваться 24 часа в сутки 12 месяцев в году.

-Опасно ли быть Усэйном Болтом на Ямайке с точки зрения личной безопасности?

- Абсолютно нет.

-Был ли перед Олимпиадой период, когда пришло время сказать категорическое "нет" всему, кроме тренировок?

- Да, был. В январе.

- И?

- Что - "и"? Январь закончился, и я вдруг понял, что до августа еще очень далеко.

-Как вы отреагировали на заявление Жака Рогге о том, что, мол, своим поведением вы выказали неуважение к соперникам по финалу 100-метровки?

- Я уже много раз говорил и могу повторить еще раз: я совершенно не хотел выказывать неуважения по отношению к кому-либо. Я просто наслаждался своим бегом.

-Что для вас означает титул олимпийского чемпиона?

- Что всем остальным придется подождать еще четыре года.

* * *

-Можете выделить какой-то момент во время Олимпиады, который не забудете никогда?

- Наверное, ночь после эстафеты. Мы сидели с парнями, разговаривали, пели. Это продолжалось как минимум четыре часа. А потом наступило утро, когда можно было никуда не спешить. Как же было хорошо! Помню, я зарылся в подушку лицом и подумал: "Жизнь прекрасна!".

-Интересно, как вы провели первый день в ранге трехкратного олимпийского чемпиона?

- Встал с кровати около полудня. Посмотрел телевизор, поел наггетсов, вернулся в номер и снова лег спать. Проснулся, сходил за наггетсами и отправился на тренировку.

-Послушайте, у вас что - рекламный контракт с производителями наггетсов?

- Да ладно, просто это проверенная еда. Если ты не уверен в том, что ешь в Китае, то лучше это не есть.

-Ваша правда. Извините за следующий вопрос, но вы, наверное, знаете: в газетах не раз писали, что вы употребляете допинг. Вам кто-нибудь хоть раз посмел сказать это в лицо?

- Ни разу. Мне по барабану эти разговоры. Я знаю, что чист. И знаю, сколько труда вложил в свое дело.

-Знаменитый спринтер Карл Льюис после пекинских Игр заявил, что сомневается в эффективности допинг-контроля на Ямайке. Вас там вообще тестируют?

- Регулярно. К слову, только за последние три недели, хотя я после Пекина отмечался разве что на танцполе, меня протестировали дважды. Это обычный график.

-Вы не расстроились, что бежали в Пекине предпоследний, а не последний этап эстафеты?

- Нет, совершенно. Во-первых, такое распределение посчитали наилучшим тренеры - с точки зрения тактики. А во-вторых, оно оказалось и самым справедливым: до эстафеты я выиграл два золота, тогда как Асафа Пауэлл - ни одного. Хорошо, что именно ему выпало бежать на последнем этапе.

-Какие у вас отношения с Пауэллом, у которого вы отобрали мировой рекорд на стометровке?

- Когда мы не на дорожке - мы друзья. Асафа - великий спринтер, просто у него не задался сезон. Он получил две травмы, никак не мог их до конца залечить. Но я уверен в том, что Асафа вернется. Вернется и Тайсон Рэй. Я с нетерпением жду нашей встречи на дорожке в следующем сезоне.

-Вот интересно, Пауэлл и Гэй с таким же энтузиазмом ждут следующей встречи с вами?

- (Улыбается.) Без комментариев.

-Как вы считаете, реально ли когда-нибудь выбежать из 19 секунд на 200-метровке?

- Все реально. Работать надо.

* * *

-Недавно вашего тренера Глена Миллса спросили, считает ли он вас величайшим за всю историю бегуном. Знаете, что он ответил?

- Да, Глен правильно сказал. Мол, я пока выиграл только в Пекине.

-В чем заключается отличительная черта Миллса-тренера?

- Он требовательный. Внимательный. Такое впечатление, что Глен уже в январе знает, чем конкретно я буду заниматься в августе.

-Что он вам сказал после олимпийского финала на вашей коронной 200-метровке?

- Ха! "Парень, я впервые видел, чтобы ты так выкладывался".

-Бывает, что вы ссоритесь?

- Ну, мы не ссоримся в привычном понимании этого слова. То есть не дуемся друг на друга. Спорить - это да, это бывает. Но это абсолютно нормально, когда речь идет о двух мужчинах, которые кое-что понимают в беге. Глен по большей части оказывается прав.

-Правда, что перед стартом он запрещает вам слушать музыку?

- Не то чтобы запрещает. Просто он убедил меня в том, что это не дает сконцентрироваться на беге. Я могу слушать музыку. Но после разговора с Гленом уже не буду этого делать.

-Вы никогда не подходили к тренеру с просьбой проверить себя на дистанции 400 метров?

- Сам я никогда не подойду к нему с такой просьбой (смеется). Другое дело, что Глен периодически делает мне какие-то в высшей степени подозрительные намеки на эту тему. Надеюсь, он шутит, но когда с ним имеешь дело, исключать неожиданности все-таки нельзя. Наверное, в год чемпионата мира начинать бегать круг бессмысленно, так что если это и случится, то не раньше 2010 года.

-Большинство коммерческих турниров проходит в Европе. Не собираетесь ли сменить место жительства?

- Шутка, да? Я не фанат холодной погоды, а в Европе бывает морозно.

* * *

-Вы много заработали на спонсорских контрактах?

- Я хорошо заработал.

-Можно сказать, что вы состоятельный человек?

- Предпочел бы другую формулировку: я постепенно становлюсь состоятельным человеком. Хотя до конца не понимаю, что конкретно вы имеете в виду под словом "состоятельный".

-Ну, дом у вас свой есть?

- Он достраивается. Но давайте не будем о деньгах. Они не главное в жизни.

-Пауэлл рассказывал, что после того, как он стал зарабатывать большие деньги, к нему стали приставать на улицах Кингстона прохожие. Мол, Асафа, дай миллион! С вами подобного не случалось?

- (Смеется.) Было, было. Подходят на улице, просят денег. Я отшучиваюсь как могу. Глупости это.

-Еще за вами должны толпами ходить ямайские женщины.

- Пусть ходят.

-Вы, случайно, под венец не собираетесь? 22 уже исполнилось.

- Разве это возраст? С женитьбой я спешить не буду. И родители отговаривают.

-Кто из спортсменов произвел на вас самое яркое впечатление в Пекине?

- Наверное, Тирунеш Дибаба. Она невероятная! Не понимаю, как ей под силу спуртовать на финише, пробежав к тому моменту 15 кругов.

-Представьте, что именно вам пришлось определять лучшую легкоатлетку года, выбирая между Дибабой и Исинбаевой.

- Да ну вас с такими вопросами!

-А если серьезно, что думаете об Исинбаевой?

- Она феноменальная. Очень сильна психологически. Я теперь знаю, каково это - установить мировой рекорд, а через несколько дней сделать это еще раз. Но Исинбаева била рекорды 23 раза! В голове не укладывается. Она заставила людей поверить в то, что мировой рекорд - это очень просто. Мне кажется, она непобедима.

-Почему в России нет хороших спринтеров?

- Понятия не имею. Зато у вас с шестом хорошо прыгают.

-Успех и слава выглядят именно так, как вы себе представляли раньше?

- Трудный вопрос. А что я, собственно, знал об этом раньше? Практически ничего. Слава приятна, очень приятна. Но в какие-то моменты хочется засунуть эту славу подальше.

-Ваши родители относятся к вам также, как относились прежде?

- Родителей не переделаешь. Может, они и поняли, что я повзрослел, но никак это не демонстрируют. Скорее всего, им до сих пор кажется, что я еще маленький.

* * *

-Вы учились в американском колледже. Никогда не пробовали с вашим-то ростом заниматься американским футболом?

- Ну все-таки я не такой здоровый, как эти ребята. Сомневаюсь, чтобы меня включили бы в состав даже самой захудалой команды. Быстро бегаю? Бегать мне там довелось бы немного. Точнее, недолго.

-А какие виды спорта помимо легкой атлетики вас интересуют?

- Футбол. Обожаю смотреть английскую премьер-лигу. Ну и когда транслируют матчи НБА, тоже стараюсь не выключать ящик.

-За кого болеете в премьер-лиге?

- За "Манчестер Юнайтед". Криштиану Роналду - номер один, без всяких вопросов.

-Болеете у телевизора или удается и с трибуны?

- Как-то "МЮ" в ходе турне по Америке играл товарищеский матч с одной мексиканской командой. Мне удалось посетить эту игру. Супер! (Поет) Glo-o-ory, Glo-o-ory, Man Uni-i-i-ted!! Радости полные штаны.

-Какие впечатления остались у вас после посещения тренировки мадридского "Реала", куда вас пригласили?

- Замечательные. Рад был увидеть ван Нистелроя, за которым следил еще с тех пор, когда он был игроком "МЮ". Познакомился с Раулем. Отличные парни и настоящие профессионалы.

-А кто ваш любимый баскетболист?

- Кевин Гарнетт.

-Вам не обидно, что спринтеры зарабатывают меньше, чем футболисты или баскетболисты?

- Нет, не обидно. В Америке баскетболисты зарабатывают больше, чем футболисты. В Европе больше платят футболистам. А на Ямайке спринтеры зарабатывают больше, чем баскетболисты. Это часть всемирной игры.

-В сети я наткнулся на сайт, где собирают подписи в пользу того, чтобы на зимней Олимпиаде в Ванкувере вы выступили в качестве разгоняющего бобслейного экипажа Ямайки. Это шутка такая?

- Ха! Ко мне подошел как-то один парень во время вечеринки в Кингстоне. Втирал полчаса, что от меня ничего особенного не требуется. Что нужно просто пробежать в полную силу и успеть запрыгнуть в боб, а пилот сам выиграет.

-Ну а вы?

- Ответил, что я и снег - понятия несовместимые. У меня при минусовой температуре мозг атрофируется. Ни за какие деньги не стану бобслеистом!

-А фильм про горячих ямайских парней на льду видели?

- Естественно! Cool Runnings (в нашем прокате этот фильм назывался "Крутые виражи". - Прим. С.Б.). Фильм-то хороший, конечно, получился.

-То есть Ямайка не дождется от вас еще одной золотой медали?

- Если бы мне предложили это в 19 лет, я бы еще, может, подумал. А сейчас...

-Представьте, что про вас снимали фильм. Кого вы утвердили бы на роль самого себя?

- Хм... Мне нравится один актер, но я все время забываю его имя. Джейсон... Джекоб... Черт, не помню. Вообще-то мне Анджелина Джоли нравится. Но она меня сыграть не сможет.

-Какие у вас планы на Рождество?

- Буду тренироваться. Много тренироваться. Может быть, сделаю перерыв на один день, а потом опять за работу.

-Вот вы такой весь положительный. А недостатки у вас есть? Может, фобии какие или на худой конец страхи?

- Ну я чуть-чуть высоты боюсь. То есть с парашютом, наверное, не прыгну. Еще мне очень некомфортно, когда холодно.

-Если бы вас попросили дать совет молодежи, которая занимается легкой атлетикой, что сказали бы?

- Наслаждайтесь тем, чем занимаетесь. Не разбрасывайтесь, не стреляйте глазами по сторонам - сосредоточьтесь на одной цели. Все обязательно придет. Нужно только набраться терпения.

Монте-Карло - Москва