Газета
29 августа 2008

29 августа 2008 | Шахматы

ШАХМАТЫ

МЕМОРИАЛ ТАЛЯ

Как вчера сообщал "СЭ", победителем первой части Мемориала Михаила Таля стал украинец Василий Иванчук.

Василий ИВАНЧУК: "МНЕ ЧАСТО СНЯТСЯ ШАХМАТНЫЕ СНЫ"

Юрий ВАСИЛЬЕВ

из Москвы

Как знают все шахматисты-профи, у последнего тура есть свои особые законы. За редким исключением, которые относятся к соревнованиям, имеющим отборочный характер, они протекают обычно весьма миролюбиво.

Как и следовало ожидать, партия лидера турнира Василия Иванчука и аутсайдера (не по жизни - по положению в таблице!) Алексея Широва завершилась быстро. Длилась она 12 ходов, и после тотальных разменов основных боевых единиц был подписан мир. Иванчук обеспечил себе первое место.

Не стали ломать копья Борис Гельфанд и Александр Морозевич. Уже после 10 ходов они устроили игру в "догонялки": ферзь черных прыгал по полям а3 и b4, а белый слоник, помахивая хвостиком, изображая свирепого тигра, за ним гонялся. Разумеется, это была шутливая погоня: ничья повторением ходов.

Шахматисты экстра-класса, если захотят, то и не такой цирк могут устроить на доске.

Владимир Крамник, который, как вы помните, говорил мне накануне последнего тура, что готов играть семь часов, действительно настраивался на большую борьбу. Но его соперник, игравший белыми, Шахрияр Мамедьяров, потерпев три поражения подряд, не захотел, как он мне сказал, устанавливать новый рекорд: три-то поражения в его практике были, а вот четыре подряд он еще не проигрывал... И поэтому, очистив поле битвы от пехоты и конницы и разменяв на 22-м ходу ферзей, он предложил ничью, которую Крамник принял.

Только одна партия выбилась из "короткометражного" контекста: Гата Камский и Руслан Пономарев играли в буквальном смысле до последнего. На 74-м ходу на доске остались только два короля - белый и черный.

Почти сразу после окончания партии Иванчук - Широв я побеседовал с победителем турнира.

ОН ГОТОВ БЕСЕДОВАТЬ И С ПРЕЗИДЕНТОМ, И С УБОРЩИЦЕЙ

"Почти сразу" я сказал не случайно. Ибо Василия на проходе из зала в пресс-центр то и дело останавливали любители шахмат, и он обстоятельно отвечал на все их вопросы. Если вы думаете, что это были односложные ответы, чтобы отделаться, то вы глубоко заблуждаетесь. Иванчук разговаривал с каждым столько, сколько было нужно его собеседнику.

Иванчук прост и искренен с людьми. Причем ему абсолютно все равно, кто с ним беседует - министр, президент или уборщица редакции журнала "64" (которая, кстати, как мне сказали, побила рекорд продолжительности разговора с Василием в этот день).

Любовь простых любителей к Иванчуку граничит с преклонением и идолопоклонством. За ним ходят толпами в Мексике, в Испании, на Кубе, в Сербии, и везде, где он появляется. На моих глазах он играл в шахматы с какими-то мальчишками в вестибюле отеля "Анибал" в испанском Линаресе после изнурительного противостояния в супертурнире, который он выигрывал трижды.

Играть с мальчишками после партии с Анандом - такое может себе позволить лишь Иванчук.

Коллеги Василия, улыбаясь, проходили мимо: "Это - Иванчук!"

Его имя в профессиональной среде уже давно стало синонимом оригинальности, непредсказуемости, энциклопедичности в познаниях и страшной практической силы.

Владимир Крамник в нашей беседе сказал об Иванчуке такие слова: "Василий настолько фанатично подходит к шахматам, что это дает ему, конечно, большую фору по сравнению с другими. Не секрет, что многие шахматисты делят турниры на более важные и менее значимые, а для Василия каждый турнир - самый важный в жизни. Такая мотивация дает ему преимущество перед остальными. Восхищает, что в таком возрасте, уже не малом для профессионального спорта (Иванчуку на будущий год исполнится 40. - Прим. Ю.В.), он очень хорошо играет. Наверное, лучше, чем когда бы то ни было в своей карьере. Я очень рад за него. Это дает некий позитивный посыл для меня на будущее. Значит, можно еще долго хорошо играть в шахматы".

Думаю, под этими словами экс-чемпиона мира подписались бы все его коллеги по цеху. Одно лишь "но" существует в этом красивом посыле. Чтобы играть так хорошо, как играет Иванчук в свои неполные 40 лет, надо быть таким же фанатиком шахмат, надо быть таким же открытым и искренним, таким же странным и необычным.

Просто нужно быть Иванчуком.

ЕСТЬ ЛИ ШАХМАТНЫЕ ГЕНИИ? СПОРНЫЙ ВОПРОС

-Василий, как удалось сбросить то негативное настроение, которое вас угнетало в Сочи и помешало там выступить успешно?

- Гулял по Арбату, общался с художниками, побывал в музее имени Пушкина, зашел в храм, который был в пятидесяти метрах от гостиницы, видел того же батюшку, который исповедовал меня в прошлом году... Так что старался что-то делать, чтобы не замыкаться лишь на шахматах.

-По-прежнему вы были одни?

- Да. Нет, общения хватало, часто разговаривал с болельщиками...

-Я имею в виду - вы были, как и в Сочи, без тренера?

- Да, мне никто не помогал.

-Какие партии вы бы выделили в этом турнире по важности?

- Три партии были для меня самыми важными: с Мамедьяровым, с Морозевичем и Пономаревым. Во всех партиях была большая борьба, обоюдные цейтноты, куча ошибок с обеих сторон. И огромное напряжение.

-Когда вы почувствовали, что можете выиграть Мемориал Таля?

- Если быть откровенным, то я просто до самого конца "ловил шансы". Если отбросить то, что происходило на доске, то в таких цейтнотах, в которых я сидел в партиях с Морозевичем и Пономаревым, я набрал полтора очка из двух, а мог набрать ноль из двух. Так что, я считаю, мне повезло.

- Вы чемпион мира по блицу, выигрываете во множестве соревнования по быстрым и классическим шахматам. Какой формат считаете более важным?

- Тот, в который играю в данный момент. Сегодня играю "классику", она важна. Завтра будет блиц - важен будет он. А поеду в Монако, буду играть вслепую, важна будет игра вслепую. Это - моя работа. Я этим деньги зарабатываю. И я не могу себе позволить считать, что это важно, а то не важно.

-Что думаете о Бильбао, который начинается 1 сентября? Официально это будет 21-я категория, а если бы учитывались "текущие рейтинги", то была бы 22-я ...

- Это будет просто другой турнир. С другой психологией. Потому что придется играть с каждым по две партии.

-Как-то прикидывали "план кампании"?

- Нет, конечно.

-Надеетесь за доской разобраться?

- Ну может, перед партией подвигаю немного фигурки. А уж за партией придется разбираться - совершенно точно.

-Вы себя считаете шахматистом классического направления?

- Это все очень условно. Деление на "классиков и неклассиков". Надо просто хорошо играть в шахматы. Я стараюсь совершенствовать свою игру.

-Вы играете очень много в году. Раза в два, а то и в три перекрываете норму в 60 партий, которую советовал Михаил Ботвинник...

- Тогда было другое время. Играли ведь с откладыванием. Играешь, допустим, пять часов, получаешь к моменту откладывания игровую позицию, надо играть новые партии, а эта висит над тобой, не позволяет нормально спать, ее надо анализировать... А порою накапливалось по нескольку отложенных, и все их приходилось держать в голове, анализировать. Огромное напряжение на психику! Сейчас гораздо легче.

-Сейчас ведь и компьютеры облегчают жизнь... Или утяжеляют?

- Компьютер - это хороший помощник. Если человек "ведет" компьютер и он ему помогает, это хорошо. Если компьютер "ведет" человека, то это плохо. Когда есть время, лучше все же разобраться самому. Или хотя бы попытаться это сделать. Компьютер - необходимый элемент в работе, но я вот, например, на каждый турнир везу с собой большую шахматную доску и комплект фигур. Многие молодые шахматисты воспринимают это как анохронизм.

-За свою жизнь вы сколько сыграли партий?

- Больше четырех тысяч, а может быть, уже и пять тысяч...

-Процент побед каков? Процентов 80 наберется?

- Вряд ли 80, но, надеюсь, 65 будет.

-Как вы относитесь к тому, что в шахматной прессе вас часто называют "гением"?

- Я себя могу назвать одним из сильнейших шахматистов мира. Сравнивать себя с великими шахматистами прошлого, на мой взгляд, не совсем корректно. Потому что эти люди уже многое совершили, а я надеюсь, что многое еще смогу совершить. А что касается понятия "гений", то это вопрос вкуса. Таля называли гением. А, скажем, Ботвинника никто не называл. Или Ласкера, который был чемпионом мира 27 лет, тоже не называли гением. О гениальности можно спорить, и ее четкого критерия не существует.

-Вам снятся шахматные сны?

- Да, довольно часто. Так, например, здесь перед партией с Пономаревым мне приснился такой сон. Что мне предстоит играть матч с Миловым, а победитель выходит на Карлсена. И я готовлюсь к Милову и говорю своему секунданту: "Нужно обязательно достать последний "Информатор", потому что он часто комментирует там партии, а еще играет в турнирах, которые могут в базу и не попасть..." Потом на завтраке увидел Милова и подумал, что обязательно надо посмотреть партии Милова. Думаю, сон был не случайным.

-Вы победили в турнире, который был посвящен памяти Таля, что вы думаете о 8-м чемпионе мира?

- Я никогда не играл с Талем, но видел очень много его партий. Шахматист он был очень яркий. В общении запомнился как очень интеллигентный и скромный человек. Всегда готовый беззлобно, мягко пошутить. Никогда не замечал, чтобы он как-то старался показать, что он выше остальных.

Когда я последний раз видел его, то запомнил, как он подошел к Спасскому и спросил (это было на моих глазах): "Борис Васильевич, а вы знаете, что обеспечивает звание чемпиона мира по шахматам?" Спасский развел руками и говорит: "Нет, Миша, не знаю..." А Михаил Нехемьевич и говорит ему: "Так вот, запомните. Звание чемпиона мира по шахматам обеспечивает звание экс-чемпиона мира по шахматам". Это последнее, что мне довелось слышать из уст этого великого человека.

-Как думаете, сейчас можно играть "в стиле Таля", жертвовать фигуры, создавать невероятно запутанные позиции на доске?

- То, что так ярко удавалось Талю, в современных шахматах требует огромного переосмысления. Есть смысл очень серьезно посмотреть на позиции, где Таль находил свои эффектные жертвы, с точки зрения компьютера. Потом, Таль ведь, помимо того что он обладал уникальным комбинационным дарованием, был еще тонким психологом. Например, мне запомнилось такое его примечание к одной из партий: "По секрету скажу вам, что обожаю играть с робкими шахматистами..."

-Вас трудно отнести к робким шахматистам, но все же фигуры вы редко жертвуете...

- Ну почему же. Порою жертвую. Так, например, в этом турнире пожертвовал Пономареву слона. Думаю, очень спорная жертва. Совсем не обязательная. И, строго говоря, не совсем корректная.

-О жертвах Таля так тоже часто говорили. Но главное, что эта жертва помогла вам свести партию вничью, а значит, это была хорошая жертва.

- Выходит так.

9-й тур. Ничьи: Мамедьяров (Азербайджан) - КРАМНИК, Гельфанд (Израиль) - МОРОЗЕВИЧ, АЛЕКСЕЕВ - Леко (Венгрия), Иванчук (Украина) - Широв (Испания) и Камский (США) - Пономарев (Украина).

Итоги супертурнира 20-й категории: Иванчук - 6 очков из 9, КРАМНИК, МОРОЗЕВИЧ, Гельфанд и Пономарев - 5, Леко - 4,5, АЛЕКСЕЕВ и Камский - 4, Мамедьяров - 3,5 и Широв - 3.

Партии 9-го тура - стр. 15

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...