15 августа 2008

15 августа 2008 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ

Еще и "Спартак", стало быть... Вечер перестает быть томным. В Пекине горим, в Лужниках дымимся. Олимпийская бригада "СЭ", вернувшаяся с пекинских арен глубокой ночью, изучает в интернете нарезку киевских голов и хватается за голову. "Моцарт пас назад отдал - все равно что в "молоко" пальнул! А защита-то где?! Украинцы - не китайцы, что ж мы с ними, словно с разных планет!"

Голосить, впрочем, смысла нет. И "Спартак", и олимпийская команда - все это свое, родное, нами же самими взлелеянное и воспетое. Каждая страна имеет тот спорт, который она заслуживает, и Россия вовсе не исключение. Хуже другое: тяжелейшая для нас Олимпиада, которая сейчас идет, вынуждает любое спортивное событие ставить в общий ряд с происходящим в Пекине. И задаваться вопросами.

Не погрешу против истины, если скажу, что очень многих из присутствующих на Играх уже не первый день волнует тема: насколько системны наши олимпийские неудачи? Есть ли в них общая закономерность или в каждом случае все индивидуально? Почему в сравнении с США и Китаем мы чаще выглядим на Играх дилетантами, чем конкурентами, причем случается это в самых разных видах спорта, в том числе и в тех, что совсем недавно считались сугубо нашими, российскими?

С ответами, если честно, проблемы. Почти невозможно уловить общее в спортивных осечках, к которым в среду - теперь это окончательно ясно - прибавился еще и проект под названием "Спартак". Уж больно разный организационный фундамент заложен под футбольным клубом и нашими олимпийцами.

Взять Олимпийский комитет России. Организация эта имеет тесные - прямые и косвенные - связи с государством, роль которого в спорте все возрастает. Кроме того, в России еще существует Министерство спорта, Федеральное агентство по физической культуре, областные и республиканские спорткомитеты и много чего еще. 5 сентября, как сообщил приходивший вчера в олимпийский офис "СЭ" министр спорта Виталий Мутко, состоится заседание Госсовета по спорту, еще одного важного органа, регулирующего "отрасль", как выразился министр. В дело брошены могучие руководящие силы, но от лучших в мире мы, как выяснилось, все же отстаем. С тенденцией к возрастанию разрыва.

А еще есть "Спартак", частный проект, никем не понукаемый, государственному планированию не подверженный, базирующийся на очень понятных и логичных бизнес-принципах. Президент, гендиректор, тренер, игроки, поделенные зоны ответственности. Каждый знает свой маневр и имеет солидную зарплату. "А включаешь, - как говорил Жванецкий, - не работает". Причем довольно давно. Ну что, скажите, у задерганных красно-белых общего с неудачной стрельбой или гимнастическим падением на пятую точку "отраслевых" людей? Одни сами за себя в ответе, о других заботится государство. Результат зачастую одинаковый.

Или же взгляните на теннис. Один из самых успешных наших, на сегодняшний день, олимпийских видов, где мы даже без Маши Шараповой вполне удачливы и конкурентоспособны. Спортсмены - сплошь индивидуалисты, ориентированные на западную систему подготовки, профи, зарабатывающие себе на жизнь и потому никак не зависящие от государства. Они сами кузнецы своего счастья - не в этом ли залог российского расцвета и прогресса в теннисе?

Китай, если на то пошло, куда дальше нашего продвинулся в централизованном управлении спортом и чувствует себя, как мы видим, великолепно. Нет такого вида, который с полным правом можно было бы назвать сейчас некитайским. Что ни возьми - элитный теннис, богатое на традиции плавание, легкую атлетику или даже фехтование, не говоря уж про штангу или стрельбу, - везде они, наши трудолюбивые соседи, на первых ролях.

Чем, спрашивается, не путь для подражания? Всех под ружье, 10-часовые тренировки семь раз в неделю, из тысячи претендентов наверх пробивается один, остальные возвращаются в обычную жизнь и пытаются за нее как-то зацепиться. Нация рукоплещет победителям, которые с оловянными глазами и опрокинутыми душами получают олимпийские медали - единственное, что у них есть.

При китайской системе, которую мы сейчас, как мне кажется, пытаемся частично воспроизвести в наших условиях, атлет сам себе не принадлежит. И ответственность за его результаты в значительной степени поделена между ним и теми, кто наверху. Они дают ему все, требуя взамен каторжного труда, подчинения и послушания: только в этом случае возможен итоговый успех.

И лишь один изъян есть у этой модели: малейший сбой хоть на каком-либо из многочисленных руководящих и исполнительских уровней приводит к поражению вместо победы.

У Китая таких сбоев нет. У нас, судя по пекинским результатам, - вагон с тележкой. И что делать в такой ситуации - отпустить вожжи или, напротив, закрутить гайки, - пока не ясно. Но что-то делать надо.

Прямой эфир
Прямой эфир