5 июля 2008

5 июля 2008 | Футбол

ФУТБОЛ

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

ДЕНЬ СУРКА Максима КАЛИНИЧЕНКО

Жизнь Максима Калиниченко - словно "День сурка". Травмы, контрактные неурядицы, слухи об уходе из "Спартака". В 2008-м все повторилось. Отмаявшись первый круг чемпионата по лазаретам с разрывом крестообразных связок, в июне он вернулся на поле. И даже забил в товарищеском матче. Но тумана в судьбе 29-летнего спартаковского хавбека меньше не стало. Контракт с клубом заканчивается через полгода, разговоров о продлении - никаких.

Калиниченко - футболист удивительный. Дело не в изломах судьбы. Образная речь и неожиданные параллели. Мысли порой настолько резкие, что хочется спорить. Невиданные для Москвы словечки - эхо украинской юности. И он же стал первым футболистом, от которого мы услышали - "эскулап" и "перфекционист". Последнее Максим выговорил без запинки. Каждому ли это по силам?

Встретиться он предложил в кафе на Шаболовке.

-Вы ведь живете неподалеку, в Конском тупике?

- Вот и фанаты говорят - "Конский тупик"! Как же достали!

-Что не так?

- Не Конский тупик, а Конный переулок. Отвечаю им: скиньтесь да купите мне нормальную квартиру на Спартаковской. Я там когда-то жил, и мы два раза чемпионами становились. Потом съехал, и началось...

-Квартира служебная?

- Своя. Еще недавно эти места считались тихим центром. Рядом подшипниковый завод, вокруг движения никакого не было. А нынче весь завод отдали под офисы. Теперь ни продохнуть, ни проехать.

ГИПС ТРЕСНУЛ, ШОВ РАЗОШЕЛСЯ

-За последние месяцы кто-нибудь из руководства подходил к вам по поводу нового контракта?

- Нет. На сборе в Австрии видел Шавло, - поздоровались. Но о контракте речь не шла. Сам беседы заводить не собираюсь. Давно зарекся ходить к начальству. Я так понимаю ситуацию: с теми, кто нужен, контракты продлевают загодя. Значит, с моим будущим руководители не определились. У меня была травма - наверное, хотят посмотреть, смогу ли набрать форму.

-Что говорит Черчесов?

- Прошлой осенью были разговоры о новом соглашении, но потом я сломался. С той поры тишина.

-Вас это не удивляет? Через полгода сможете уйти бесплатно.

- Абсолютно не удивляет. Я в "Спартаке" девятый год. Привык, что в этой команде бывает все, что угодно и с кем угодно.

-И как вы столько лет продержались в клубе?

- Часто задаюсь этим вопросом и не нахожу ответа. Егор - понятно. Он не конфликтный, не ругается ни с кем и никогда. Я совсем другой.

-Может, в "Спартаке" вас держит страх перемен?

- Не исключено. Мне здесь комфортно. Хотя несколько раз был близок к тому, чтобы расстаться с клубом. Самый реальный вариант возник при Старкове.

-Приглашала "Москва"?

- Да. Я уже предупредил и Старкова, и Шавло, и Федотова. Клубам оставалось договориться о цене. Темная история.

-Не договорились?

- В "Спартаке" мне сказали, что отпускать не желают. Но позже узнал - переговоры между клубами все-таки велись. Почему не срослось - не в курсе.

-Сколько раз "Спартак" предлагал вам оформить российский паспорт?

- Этот вопрос всплывает постоянно. Наверное, я самый русский из всех легионеров. Но от украинского гражданства отказываться не буду. Я хочу играть за сборную своей страны!

-Проблемы со здоровьем остались в прошлом?

- Давно работаю наравне со всеми. Как же соскучился по футболу! Когда-то я назвал себя чемпионом мира по тренировкам. Последние месяцы меня в этой мысли только укрепили. Восстанавливаясь, каждый день пахал по шесть-семь часов. Зато ни единого килограмма не прибавил. Мой боевой вес сейчас такой же, как и до операции - 72 кг. Раньше-то трешечка килограммов за время лечения обязательно прилипала.

-Что чувствует человек, когда рвет крестообразные связки?

- Тупую, но недолгую боль. "Кресты" у меня летели дважды, но я так и не понял, как это происходило. Никто против меня грубо не играл. Просто оба раза упал неудачно. Вот разрыв ахилла - совершенно другие ощущения. Боль такая, будто тебя огрели палкой по икроножной мышце. Поворачиваешь голову: кто?! А вокруг - ни души.

-После того случая чуть не закончили с футболом?

- Перед операцией врач сказал: "Шансов, что вернешься на поле - процентов пятьдесят". А вскоре после выписки из больницы отправился с дочкой гулять. Во дворе мальчишки в футбол гоняли. Мячик отлетел в мою сторону, и я не удержался, решил его подать. Отложил костыли на скамейку, думаю, пару метров и без них проскачу. А был я в шлепанцах, зацепился за бордюр и потерял равновесие. За мгновение понял: упаду или на двухлетнюю дочку, или на прооперированную ногу.

-Выбрали ногу?

- Разумеется! Гипс треснул, шов разошелся, кровища хлещет! Хорошо, рядом с домом гуляли, кое-как доковылял до квартиры. Был уверен: конец. Несколько часов кругами ходил по комнате и твердил: "Это все!" Спасибо эскулапам - нашили мне новый ахилл.

-Что самое трудное после травмы?

- Не видеть мяча. Может, немцам и в кайф часами не слезать с тренажеров, но я через месяц смотреть на них не могу. Не люблю на костылях появляться в команде. Приезжаешь на базу - чувствуешь себя убогим. Все жалеют - а для меня нет ничего хуже.

-Страшные травмы на ваших глазах случались?

- Перелом Парфенова. Виталий Гришин из "Динамо" постарался. Я сидел на скамейке, - даже там был слышен хруст. Жуткая картина была и в матче с "Сатурном", когда Шилла головой сломал нос Кудряшову. Я подбежал, глянул - аж мороз прошел по коже. Все лицо залито кровью, а Димка шепчет: "Помогите..."

"ДЕТИ ГРОЗНОГО"

-Помните, как в 99-м приезжали в "Спартак"?

- Встретил меня на вокзале какой-то друг Грозного на "Жигулях", вез долго-долго, пока перед глазами не мелькнул указатель - "Черкизово"...

-Ничего себе.

- Вот и я думаю: в "Локомотив" меня, что ли, везут? Оказалось, есть рядом с Тарасовкой поселок с таким названием.

-Когда почувствовали, что Романцев запомнил вас в лицо и по имени?

- Я так скажу: у него со всеми футболистами была приличная дистанция. Видно было, что только к Титову и Тихонову по-особенному относится. Может, еще к Парфенову. Но почему-то меня Романцев с первого же матча на замену выпустил. Хотя я и в заявку-то на чемпионат попасть не рассчитывал.

-Почему?

- По сей день толком не знаю, что творилось с моим трансфером. Один человек меня выкупил, потом перепродал... Заявили за "Спартак" в последний момент.

-Владелец трансфера Максима Деменко, говорят, в карты его проигрывал.

- Моим трансфером, слава богу, владел порядочный человек. В тяжелый период даже деньгами помогал. После чемпионского сезона "Спартака" премию мне выдал из личных сбережений.

-С деньгами проблема была?

- На первых порах - полная задница. Все сборы просидел без контракта, лишь майку вручили: "Тренируйся, и все будет!"

-Не на что было в палатку сходить?

- До такого не доходило. Какие-то гроши оставались, да и родители жены помогали. Совсем туго стало бы - нашел бы я деньги, никуда не делся. Перебежал бы в другую команду, например.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Окончание - стр. 16

Прямой эфир
Прямой эфир