4 июля 2008

4 июля 2008 | Бокс

БОКС

ЗАМОК В ГАННОВЕРСКОМ ТРЕУГОЛЬНИКЕ, ИЛИ В ПОИСКАХ ЧАГАЕВА

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

из поезда Ганновер - Мюнхен

После того как намеченный на 5 июля бой Николая Валуева с чемпионом мира по версии WBA Русланом Чагаевым был вновь отменен, на этот раз из-за того, что Чагаев порвал ахилл (в первый раз он должен был состояться 31 мая, но тогда Руслана выбила из колеи простуда), остались кое-какие сомнения во всей этой истории. Чтобы развеять их, я отправился в Германию, где надеялся встретиться с Русланом Чагаевым.

Мои попытки начались с того, что я оказался в центре некоей аномалии, наподобие Бермудского треугольника. Находился он между Гамбургом, где располагается штаб-квартира фирмы Universum, которая ведет дела Чагаева, Галле, где должен был состояться бой Чагаева с Николаем Валуевым, и Ганновером, куда я прилетел.

Все мои знакомые, с которыми я связывался еще в Москве, когда только начал переговоры с представителями фирмы Universum, едва оказывались в этом треугольнике, исчезали бесследно. Сами они пропадали, телефоны отключались, и только нежный женский голос сообщал мне по-немецки, что они находятся вне зоны доступа. На свой страх и риск я все-таки поехал в Германию, надеясь, что, находясь там, все же свяжусь с кем-нибудь.

Мне все это казалось до крайности странным. В конце концов фирма Universum должна была быть заинтересована в моей встрече с Чагаевым больше, чем я сам. В течение года Чагаев из-за травм и болезней трижды отказывался от боев с российскими тяжеловесами: с Султаном Ибрагимовым летом прошлого года и с Николаем Валуевым - дважды за последние шесть недель. У нас это вызвало понятное недоверие, и все более открыто стали высказываться подозрения, что Чагаев просто "косит" от боя с Валуевым, как раньше "косил" от боя с Ибрагимовым.

Цель моего визита - удостоверить травму Чагаева. По моему скромному разумению, меня должны были встретить здесь с распростертыми объятиями, ведь я должен был доказать, что фирма Universum и сам Чагаев никого не обманывают, что здесь все чисто. Вместо этого я все бился и бился мордой об забор, и это интеллектуальное занятие начинало мне надоедать.

Такой командировки у меня еще не было. Стоя в ганноверском аэропорту, я тратил остатки заряда в мобильнике, пытаясь дозвониться хоть кому-нибудь, чтобы узнать, куда мне ехать, а то Германия - страна большая. Позже выяснилось, что я как в воду смотрел. Все это уже начинало напоминать мне мои собственные путешествия по Европе во времена все удаляющейся молодости, когда, приехав куда-нибудь, я понятия не имел, где я буду ночевать.

Так как сгинувшие в треугольнике так и не обнаружились, мне ничего не оставалось, как самому ринуться туда же, что я и сделал. Давняя бродяжья выучка помогла, и отель я нашел быстро, точнее, быстро забронировал себе комнату, а потом сам с чемоданом (такси не взял, так как мне сказали, что это совсем рядом с вокзалом) кружил по небольшому пятачку, пытаясь его найти. При этом мне рисовалась гигантская воронка, которая вот-вот должна была поглотить меня вместе с моим скарбом на колесиках. Ганноверский треугольник все-таки. Видимо, и мне здесь суждено пропасть навсегда.

Когда я уже почти отчаялся, отель как-то вырос у меня перед глазами, и, о чудо, едва обосновавшись в номере, я дозвонился до знакомого из фирмы Universum. Тогда я подумал, что мои мытарства закончились. Много я понимал! Я просто попал из одной аномалии в другую. Из природной - в культурную. Кончился Ганноверский треугольник и начался "Замок" Франца Кафки.

Если кто не читал этот роман, напомню, в чем там заключалась основная коллизия. Землемер К приехал в некий Замок, который, собственно, не замок, а государство, причем весьма тоталитарное. У него есть что-то вроде контракта, как бы сейчас сказали, на работу, но беда в том, что нет самой работы. Произошел какой-то сбой в кошмарной бюрократической машине. И вот К мыкается по инстанциям, между делом натыкаясь на бесчисленные персонажи из ночных кошмаров.

Что-то подобное случилось и со мной. Теперь со мной общались, но вот только говорили совсем не то, что я ожидал. Для начала сказали, что с Чагаевым встретиться не удастся. Послушайте, говорю, я приехал, чтобы доказать, что вы все честные девушки и никого не обманываете. Вы сами должны желать показать мне Чагаева. Да, мы желаем, но его здесь нет. Как нет? Его же вроде только что прооперировали в Гамбурге. Все верно, но он уехал. Он уже где-то под Мюнхеном.

Похоже, стали подтверждаться мои самые худшие подозрения. Мне просто назвали наиболее удаленное место в Германии, от того, где находился я, рассчитывая, что туда-то я точно не поеду. Значит, никакой травмы нет. Меня просто водят за нос. В самом похабном настроении я отправился гулять по городу и осматривать местные достопримечательности, от которых меня постоянно отвлекали многочисленные ноги юных велосипедисток, гуртами уезжавших от меня навсегда, оставляя меня в несколько взволнованном состоянии. Ну ничего, по крайней мере настроение подняли.

Какое-то время я оставался в уверенности, что меня вместе со всей Россией гнусно надули, и никакой травмы у Чагаева нет и в помине. Но потом, от нечего делать листая газеты в большом открытом киоске, я наткнулся на статью из Bild, где говорилось, что Чагаев действительно проходит реабилитацию после операции в Баварии. Отношения у главы Universum Клауса-Петера Коля с газетой Bild неважные. Совсем недавно там была опубликована статья, в которой говорилось, что у Чагаева серьезные проблемы с одним глазом, что он им почти не видит, и именно это и является главной причиной, почему он никак не выйдет на ринг. Так что вряд ли эта статья могла быть заказной. После этого я возобновил свои попытки связаться с представителями фирмы Universum и стал собираться в Мюнхен. Даже первым делом утром узнал расписание поездов, благо до вокзала, если без чемодана и знать дорогу, действительно было рукой подать.

И вот сейчас я еду Мюнхен, понятия не имея, кто и что меня там ждет.

Прямой эфир
Прямой эфир