23 ноября 2007

23 ноября 2007 | Футбол - Чемпионат Европы

ФУТБОЛ

EURO-2008. Отборочный турнир

Группа Е

ВЗГЛЯД Игоря ЛАРИНА

ЕСАУЛЫ ХИДДИНКА

И была русская ночь. И была батальная сцена. Шла в огромной стране Андорра битва равновеликих держав. Красно-сине-белые ратники отчаянно, из последних сил, защищали от грозных воинов земли Андоррской спасительный гол. И предводитель нашей дружины, замечательно везучий воевода по имени Гус и фамилии Хиддинк, шептал какую-то свою - видимо, голландскую - молитву. А может, просто считал секунды. И кто-то из свиты сообщил ему, что дорога к чемпионату галактики свободна. И обступили голландского воеводу летописцы с грамотами и бесовскими машинками-фотоаппаратами. И тряхнул он седой головой, желваками да синяками. И пошла битва за каждую секунду. И потеряли мы в том сражении есаула Аршавина. И проводил его воевода презрительным взглядом.

Но ничего, гой еси, силушка русская. Не сникли ратники, отбились - и вырвали у врага страшного, врага непобедимого, очко - и одно, и второе, и третье. Славным получился израильско-андоррский поход, взяты три города из шести. И теперь пройдемся мы, воины хиддинковы, по новым странам - теперь уже по Австрии и Швейцарии. Бойтесь, люди, оружия русского. Гой еси...

Впрочем, довольно былей и былин. Это была сказочная ночь! Самой невезучей футбольной стране планеты хорватские сказочники, братья Гримм, то есть Грич, а точнее Олич и Петрич, рассказали сказку.

Но если совсем серьезно, это была ночь рождения нового и самого настоящего гражданина России. Речь о Хиддинке.

За эти пять мучительных дней - от Израиля до Андорры - наш герой постарел лет на десять. За эти пять дней он увидел русский футбольный бунт, который, как предупреждал классик, бессмысленный и беспощадный. Он, наверное, впервые в своей жизни не понимал, что происходит. Он делал замены уже в первом тайме, но не получал от них отдачи даже во втором. Он не влиял на ситуацию, он даже не догадывался, что выверенная голландская программа зависла, а русский компьютер его мудреную дискетку давным-давно зажевал и выплюнул. Он стоял у своей скамейки, сосал леденец и где-то в глубине своей правильной, голландско-европейской души задавал себе вечный русский вопрос: ну почему эти загадочные восточные люди, бежавшие и с Македониями, и с Англиями, и с Хорватиями, в момент истины вдруг остановились?!

Да, это были пять дней великого превращения европейца в русского. За эти дни он на наших глазах становился издерганным, истощенным, типично нашим персонажем. Он с искореженным лицом ругался в спину удаленному капитану. Он смотрел ему вслед, как, наверное, посмотрел бы сейчас только Бышовец в глаза Евсеева, если бы встретился с ним в черкизовской подворотне. Он ругался на судью - как Газзаев. Он впервые в жизни ошибался с составом и делал непонятные замены - как Слуцкий и Федотов. И вскоре, подозреваю, он начнет играть договорные матчи, ругаться с журналистами и говорить на установках о чемоданчиках Абрамовича, зарытых в чужих штрафных.

А затем была великая сцена. Прозвучал финальный свисток. И наш герой - весь серый, изможденный - поплелся со своим леденцом к судьям. И подхватили голландца его, так сказать, воспитанники. И начали качать. И вылетел леденец. И увидели мы - о чудо! - обреченного летающего тренера. И, казалось, молился он своим голландским богам. Просил голландскую матерь и папашу Абрамовича побыстрее его из России увезти - хоть в Австралию, хоть в Корею (Северную)...

Впрочем, прочь шутки и иронию! У России праздник! Она купила по два миллиона долларов за сезон футбольное счастье. И она продлила с этим счастьем контракт еще на два года. И теперь нам абсолютно все равно, кто из есаулов в эти Европы с Африками поедет. Акинфеев или Мандрыкин, Игнашевич или Тчуйсе, братья Березуцкие или Паршивлюк с Шишкиным, Быстров с Жирковым или Баранов с Гусевым, Семшов с Билялетдиновым или Титов с Лоськовым, Павлюченко с Корнеевым или Баженов с Бородюком... Главное, что с нами наш воевода!

P.S. До победы сборной России на Euro-2008 осталось семь месяцев. До победы сборной России на чемпионате мира-2010 осталось два года и семь месяцев. Время пошло!