27 сентября 2007

27 сентября 2007 | Шахматы

ШАХМАТЫ

ЧЕМПИОНАТ МИРА

В 11-м туре Вишванатан Ананд победил Александра Морозевича и за три тура до финиша лидирует с большим отрывом.

ИНТРИГА ОКОНЧАТЕЛЬНО УМЕРЛА

Юрий ВАСИЛЬЕВ

из Мехико

Трудно припомнить в обозримом прошлом более неудачный для российских гроссмейстеров турнир. Лишь Владимир Крамник сохраняет шансы на 3-е место, остальные же расположились в нижней части турнирной таблицы. А ведь это не простой турнир 21-й категории. Это - чемпионат мира! И такой конфуз. Остались, правда, в запасе целых три тура. Но вряд ли они могут изменить главную тенденцию. А она такова: один играет, а остальные на него смотрят. Этот один - индиец Ананд - словно игрок из другой лиги.

Правда, Крамник большой оптимист: закончив мирно в 11-м туре с Александром Грищуком партию длиной аж в 13 ходов, чемпион мира продолжал говорить о том, что еще надеется на благоприятный для себя исход турнира.

Мне неудобно перед читателями. В прошлом номере я, наивный, высказал предположение, что чемпион, находясь в катастрофическом турнирном положении, должен будет начать играть смело, остро, невзирая на цвет фигур. Но он остался верен своему "классическому" творческому кредо: играть белыми на победу, а черными - на уравнение. Вновь мы увидели "Русскую", вновь были несокрушимы бастионы черных. И в результате, как насмешка над нашими надеждами, - антирекорд чемпионата: 13-ходовая ничья...

* * *

Наш разговор с Крамником состоялся всего час спустя после начала тура, в остальных поединках соперники к этому моменту даже не успели закончить развитие своих фигур. Потому Владимир еще не мог знать, что Ананд обыграет Морозевича. Но, согласитесь, есть что-то неестественное в том, что чемпион мира (пока еще чемпион) надеется на то, что в борьбе с Анандом ему поможет Морозевич - шахматист, обыгравший Крамника в 9-м туре. Но послушаем сильнейшего игрока России.

Крамник:

- Вообще-то я готовился к первому ходу белых 1.d4. Ведь перед этим с Гельфандом, который тоже играет "Русскую", Саша играл 1.d4. Ну а после того как он избрал 1.е4, у меня не было причин отказываться от своего дебюта.

-А нельзя было попробовать применить за черных какой-то более острый дебют?

- Можно было сыграть и на борьбу, но я не склонен думать, что пришло время отчаянных действий. Отрыв Ананда не кажется мне таким уж большим. Вот посмотрим, если Морозевич сегодня его обыграет, все еще может обостриться.

-Вы продолжаете надеяться, что можете сохранить титул?

- Ну, во-первых, у меня в запасе еще две партии, в которых я играю белыми, и я постараюсь в них победить. А во-вторых, мой опыт подсказывает, что в последних трех турах возможно все. У кого-то могут просто сдать нервы. И борьба резко обострится.

-Не сыграло ли с вами злую шутку правило, согласно которому вы имеете право на матч-реванш с победителем чемпионата? Ведь подсознательно ваша мотивация была не такой, как у того же Ананда?

- Я так не думаю. Матч-реванш еще когда будет? Через год, не раньше. Кроме того, существует такой фактор, как денежные призы. Разница между первым и вторым призом, не говоря о третьем, весьма значительна. И, как профессионал, я не собираюсь кому-то отдавать деньги, которые могу выиграть. Это просто глупо. Я намерен бороться за первое место, в крайнем случае за второе. Это не означает, что деньги для меня главное. Я это говорю исключительно для того, чтобы всем было понятно: я никому не собираюсь "одалживать титул" только для того, чтобы через год сыграть с победителем матч-реванш. Я не лукавил, когда говорил, что моя цель в этом чемпионате - только первое место.

-Но идете вы к этой цели не слишком уверенно. Как думаете, в чем причина?

- Этот год для меня складывался хорошо. Выиграл турниры в Монако и Дортмунде. Готовился к чемпионату мира серьезно и в физическом плане чувствую себя тоже хорошо. Не знаю, чем объяснить...

* * *

Московский гроссмейстер Александр Грищук, соавтор "антирекордной" 13-ходовки, так объяснил свои мирные инициативы в партии с пока еще чемпионом мира.

Грищук:

- Предложил я ничью, потому что не смог опровергнуть подготовку Крамника. Вся идея построения белых держится на том, что они затрудняют черным рокировку. Но как только произошел размен на g5, позиция уравнялась, и у черных нет никаких проблем. Продолжать игру было бессмысленно.

-Вы не разочарованы тем, как сложился для вас чемпионат мира? Я помню, как в Элисте вы говорили, что намерены бороться за титул...

- Ну да ведь чемпионат еще не закончился. А чтобы бороться за титул, желательно не проигрывать ни в одной партии, а тут у меня три прокола. И все три - черными из-за пробелов в дебютной подготовке. Предстоит улучшать ее...

* * *

Даже если не брать во внимание эту сверхкороткую ничью, а взглянуть в целом на турнир, то картина открывается удручающая: сплошь и рядом супергроссмейстеры завершают свои поединки в районе 20 - 25-го ходов. Один местный журналист назвал эту тенденцию "раковой опухолью, разъедающей современные шахматы". Но болезнь не так страшна, как мы знаем. Достаточно ввести "софийские правила", запрещающие ничейные переговоры во время партии, и "опухоль" исчезнет, как будто ее и не было.

Вот и после партии Гельфанд - Свидлер, которая длилась 22 хода, журналисты атаковали израильского гроссмейстера на пресс-конференции. Они никак не могли понять: почему игрок, имевший шансы побороться за титул чемпиона, столь рано прекращает борьбу в лучшей позиции? Мне Борис по этому поводу сказал следующее.

Гельфанд:

- Они - любители. Говорят, почему я не играю на первое место? А как им объяснишь, что позиция равная и шансов на успех уже не осталось? Это должны хорошо знать квалифицированные комментаторы, которые, видимо, здесь плохо работают. Когда мне было 10 лет, мы с другом смотрели матч "Спартак" - "Марсель". "Спартак" проигрывал, друг у меня спрашивает: почему все 11 спартаковцев не пойдут вперед, может быть, и забьют гол? Ведь им все равно, с каким счетом проигрывать, все равно вылетают? Вот и здесь примерно такого же уровня наивные вопросы. Говорят: почему я не продолжал борьбу, вдруг Свидлер где-нибудь "зевнет"? Но ждать грубой ошибки от игрока класса Свидлера по крайней мере неприлично...

А сама партия получилась хорошей: я применил новинку (10.е4). У меня был приличный перевес, но непонятно, где выпустил... Может быть, надо было надвигать пешку "h"...

Петер Леко имел во встрече с Левоном Ароняном большое позиционное преимущество, но тоже, как и Гельфанд, выпустил соперника. Тем не менее боролся до конца, пытаясь склонить чашу весов на свою сторону. После партии еле языком ворочал от усталости...

* * *

Ну и, наконец, о главной партии дня, исход которой, в сущности, закрыл вопрос о чемпионстве. Александр Морозевич, применив против Ананда острый вариант "сицилианки", изобретательно старался создавать проблемы белым. Однако, увы, создал их только себе. С поразительной легкостью индийский маг и волшебник шахмат сначала отразил наскоки соперника, а потом, перегруппировав фигуры, занялся окучиванием слабостей черных на ферзевом фланге.

И все же Морозевичу удалось создать контригру на противоположном участке доски, образовав опасную проходную на вертикали "h". Москвич стал ее продвигать к полю превращения, и ему даже удалось провести нового ферзя. Но без четырех минут чемпион мира рассчитал все точно. И когда новоявленный ферзь выпрыгнул в центр, чтобы помешать продвижению проходной белых, последовал красивый ход ладьей, ставящий финальную точку.

Как говорят в таких случаях, позиция достойна диаграммы.

У белых все под боем, только ничего не возьмешь. И черные сдались.

11-й тур. Ананд (Индия) - МОРОЗЕВИЧ (Россия) - 1:0. Ничьи: ГРИЩУК (Россия) - КРАМНИК (Россия), Гельфанд (Израиль) - СВИДЛЕР (Россия) и Леко (Венгрия) - Аронян (Армения).

После 11-го тура: Ананд - 7,5 очка, Гельфанд - 6, КРАМНИК, Аронян и Леко - 5,5, ГРИЩУК - 5, МОРОЗЕВИЧ и СВИДЛЕР - 4,5.

Диаграммы партий смотрите в формате PDF

Прямой эфир
Прямой эфир