27 февраля 2007

27 февраля 2007 | Лыжные гонки

ЛЫЖНЫЕ ВИДЫ

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Яри МАНТИЛА: "В ТУРИНЕ БОЛЕЛ ЗА РУССКИХ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЗА ФИННОВ"

Вот уже второй год с российской сборной прыгунов с трамплина работает один из лучших в мире сервисменов - 35-летний Яри Мантила. С олимпийским чемпионом Солт-Лейк-Сити-2002 в составе команды Финляндии по двоеборью побеседовал специальный корреспондент "СЭ".

Сергей БУТОВ

из Саппоро

В АЛЬБЕРВИЛЛЕ-92 ЧУТЬ НЕ РЕВЕЛ ОТ ОБИДЫ

Мантилу в команде любят, это сразу видно. Улыбчивый, обаятельный финн с отменным чувством юмора способен одним словом разрядить напряженную обстановку. Хороший человек, как известно, еще не профессия, но в случае с Мантилой эти два понятия сошлись воедино.

Роль сервисмена зачастую недооценивается, а между тем в прыжках с трамплина этот специалист является одной из ключевых фигур в любой сборной. Ведь каждый дополнительный километр скорости во время разгона при правильно выполненном прыжке удлиняет его примерно на 10 метров. На Олимпийских играх в Турине бросилось в глаза, а здесь, на мировом первенстве в Саппоро, стало еще более очевидно, что лыжи у россиян скользят чуть ли не идеально. Так что с приглашением Мантилы руководство отечественной федерации прыжков не прогадало.

Вчера сборную России, занявшую досадное (при реальных шансах на бронзовую медаль) 6-е место в командном турнире, пригласили на церемонию награждения, которая проходила в центре Саппоро. Вместе с прыгунами на нее отправился Мантила. Там и состоялся наш разговор.

-Яри, если не ошибаюсь, это ваше первое интервью российскому изданию?

- Да, и для меня это очень приятно, черт побери! А я что, такая большая фигура в российском спорте, чтобы брать у меня интервью?

-Во всяком случае, вашу роль в сборной трудно переоценить.

- (Потирает ладони.) Раз так, то начнем. Только задавайте пока простые вопросы. Может, когда доберемся до сложных, нас уже позовут на награждение (улыбается).

-Вы ушли из спорта почти сразу после победной для вас Олимпиады-2002. Почему? Ведь вам тогда было всего 30 лет.

- Дело в том, что в какой-то момент у меня пропала мотивация. Я жутко хотел победить на чемпионате мира в Лахти (у Мантилы в Лахти загородный дом. - С.Б.), который состоялся за год до Игр в Солт-Лейк-Сити, но по большому счету провалил его. Приболел, как назло, перед началом соревнований и находился, мягко говоря, не в лучшей форме. Весь следующий сезон я тренировался отдельно от сборной, и никак не мог решить для себя, буду ли претендовать на место в олимпийской команде.

-Не потому ли, что, несмотря на очевидный талант, с громкими успехами у вас к тому времени было негусто?

- Трудно сказать. В молодости у меня здорово получались прыжки, а вот лыжной подготовке уделял не так много внимания. Мои лучшие годы - с 1995-го по 1997-й, когда я занял 2-е и 3-е места в итоговом зачете Кубка мира, стал вторым на чемпионате мира-1995 в гонке преследования. На Олимпиадах же никак не мог чего-то добиться. В Альбервилле-92 я закончил соревнования на трамплине то ли третьим, то ли четвертым, но в гонке на одном из первых спусков завязалась жесткая позиционная борьба, и меня просто вышвырнули с лыжни. Я свалился, сломал палку... Выбираясь из сугроба, матерился как сапожник и чуть не ревел от обиды. Неплохая возможность выиграть олимпийскую медаль была у меня в Нагано-98. Трамплин там был довольно сложным для подавляющего большинства двоеборцев, но не для меня. Поэтому я рассчитывал оторваться от всех за счет далеких прыжков и "потерпеть" на лыжне. Однако опять ничего не вышло. В общем, напишите, что я был неважным олимпийцем (улыбается).

-Ваша история напомнила мне российского двоеборца Сергея Масленникова, который в прошлом сезоне прыгал едва ли не дальше всех, а на лыжне проигрывал кому ни попадя.

- Да, некоторое сходство есть. Знаете, двоеборьем нужно начинать заниматься с детства, причем правильно дозируя прыжки и бег. Я же всерьез начал нагружаться на лыжне только в 14 - 15 лет, когда мои сверстники шагнули в этом плане далеко вперед.

- Масленников несколько дней назад сказал мне, что, когда он начал уделять повышенное внимание бегу, результаты в прыжках немедленно снизились. Это типично для двоеборья?

- Абсолютно. Как только ты начинаешь нагружать ноги, мышцы теряют эластичность, столь необходимую для прыжков. Главное в такой ситуации - не терять голову. Я повел себя глупо, когда в середине 90-х стал бегать на лыжах как лошадь. Мое тело не было готово к таким нагрузкам, и пришлось приложить немало усилий, чтобы привести себя в норму.

-Что бы вы посоветовали Масленникову?

- Не форсировать подготовку. Интенсивность лыжных тренировок должна быть невысокой. Ему не следует всерьез полагать, что в следующем сезоне он всех разорвет. Лучше планомерно готовить себя к следующей Олимпиаде в Ванкувере.

Я - "ХОРОШИЙ" ПОЛИЦЕЙСКИЙ

-Вы стали как бы связующим звеном между двумя поколениями великих финских прыгунов и двоеборцев - от Матти Нюкянена до Янне Ахонена и Ханну Маннинена.

- Выходит, что так.

-Расскажите немного о Нюкянене. Личность этого прыгуна овеяна легендами.

- Мне бы не хотелось говорить о том, что Матти за человек. А спортсмен он был великий, спору нет. Очень талантливый, трудолюбивый. Не корыстолюбивый. Пока побеждал, купался в золоте, но его финансовое благополучие закончилось вместе с его карьерой. Для меня он по-прежнему номер один, герой.

-Я слышал историю, произошедшую с ним то ли в Норвегии, то ли в Швеции. Мол, накануне соревнований вдрызг пьяного Нюкянена притащили в гостиницу на руках. Утром его долго пытались разбудить, лили на него воду, дергали на нос, за уши - бесполезно. А через пару часов он как ни в чем не бывало приехал на трамплин и не оставил соперникам ни единого шанса.

- (Смеется.) Если бы вы знали, сколько таких историй я слышал про Матти. Верю ли я в них? Полагаю, наполовину они правдивы.

-Вам не кажется, что прежде всего пресса и телевидение сделали из Нюкянена эдакого enfant terrible мирового спорта? Ведь, как известно, таблоиды могут быть довольно агрессивными.

- Сложный вопрос. Когда он впервые стал чемпионом мира в начале 1980-х, ему было всего 17. Почти всю ночь в его гостинице шла гульба по этому поводу, однако Матти не принимал в ней участия и сидел у себя в номере. Когда тренеры поинтересовались, не хочет ли он пропустить стаканчик, Нюкянен ответил: "А зачем мне это нужно?" Но со временем многое изменилось. Пресса, как мне кажется, тут вовсе ни при чем. Пока он выигрывал все подряд, журналисты писали о Матти в восторженных тонах. После окончания карьеры отношение к нему несколько изменилось, но это, согласитесь, уже совсем другая история. Мне бы очень хотелось надеяться на то, что сейчас у Нюкянена хорошее окружение. Потому что я точно знаю: Матти никогда не пил в одиночку. Но когда у человека есть деньги и он знаменит, вокруг всегда крутится множество "друзей" со стаканом наготове.

-А ваше имя когда-нибудь попадало в скандальную хронику?

- Вроде бы нет. Для этого нужно сделать что-то эдакое, а я в общем-то человек положительный. Знаете, есть такой прием, когда допрос подозреваемого ведут два полицейских - "плохой" и "хороший"? Так вот я, пожалуй, "хороший" полицейский.

-Финский двоеборец Ханну Маннинен до минувшей субботы считался великим неудачником. Он постоянно выигрывал этапы Кубка мира и прочие второстепенные международные турниры, но едва дело доходило до чемпионата мира или Олимпийских игр, у него словно батарейки садились. Что вы испытали, когда Маннинен здесь, в Саппоро, первым пересек финишную черту в спринтерской гонке?

- О, я был так счастлив за него! Вы в курсе, какое у Ханну было прозвище? Король без короны. Но теперь он может забыть о нем. Мы поговорили с ним перед началом чемпионата, и мне показалось, что он наконец полностью уверен в своих силах. Как правило, Игры и мировые первенства проходят на высокогорье, а Ханну чувствует себя там дискомфортно. В Саппоро же у него все сошлось. Я искренне рад за него, ведь мы с Ханну вместе победили в Солт-Лейк-Сити.

-Ваш друг и партнер по бизнесу Янне Ахонен был лидером предыдущего олимпийского сезона, однако в Турине с треском проиграл. У вас есть этому объяснение?

(После долгой паузы.) Очень трудно понять, что на самом деле произошло. Возможно, проблема в том, что он был даже в лучшей, чем следовало, форме. Вот такой психологический парадокс.

-То есть он как бы загнал себя морально?

- В некотором роде. Олимпийские игры - тонкая штука. Стоило Янне уже в Турине проиграть пару тренировок, как он потерял уверенность в себе.

ПОНИМАЮ СВОИХ ПОДОПЕЧНЫХ БЕЗ СЛОВ

-Вы уже полтора года работаете со сборной России. Не стали за это время хоть немножко русским?

- (Оживленно.) В точку попали! Да я в Турине болел за русских ребят больше, чем за финнов. Перед Играми вроде бы уговорил себя, что не буду переживать, так как я в этой команде чужой, но стоило начаться соревнованиям - и меня аж затрясло.

-Русским языком овладеть не пробовали?

- Кое-каким словам ребята меня обучили, в основном, как говорится, непечатным. Но дальше этого дело не пошло. Слишком сложен ваш язык для финнов.

-Кто вам сделал предложение поработать в сборной России?

- Вольфганг Штайерт.

-Вы сразу согласились?

- Подумал пару недель, посоветовался с супругой, сказал, что хочу принять предложение. И она меня поняла. Мне нравится эта жизнь в мире прыжков с трамплина, хоть она и кочевая, беспокойная. А если я счастлив, то счастлива и жена. Конечно, ей приходится непросто, когда меня нет дома, ведь нашей дочери всего два года. Но супруга держится.

-Вы находитесь в сборной России с ноября по март. Это было ваше условие?

- Да. Мой бизнес не позволяет мне оставаться в команде дольше. У нас с Янне и так, когда сезон начинается, "на хозяйстве" всего один человек. И потом, в моем присутствии в сборной весной и летом совершенно нет необходимости.

-Можете рассказать, что у вас с Ахоненом за бизнес?

- Мы - дистрибьюторы одежды для мотоциклистов, шлемов, очков. Начали заниматься этим два года назад, дела идут неплохо, потихоньку расширяемся.

-Вам нравится быть бизнесменом? Вести переговоры, носить галстук?

- Я неплохо умею находить с людьми общий язык, но мне больше по душе проводить время с семьей или, как сейчас, на трамплинах.

-В чем заключаются ваши обязанности в дни соревнований?

- Как правило, я помогаю проводить тренировки, играю вместе со спортсменами в футбол, волейбол, бегаю. Примерно за три часа до старта отправляюсь на трамплин. Часа два занимаюсь подготовкой лыж, а потом усаживаюсь на трибуне и болею за ребят.

-А как вы готовите лыжи к соревнованиям?

- Обычно это четыре-пять пар в зависимости от того, сколько человек выступает. Анализирую погодные условия и наношу нужную, на мой взгляд, смазку. Могу сделать какие-то коррективы после пробного прыжка.

-Есть погода, которую вы терпеть не можете?

- Обычно у нас хорошие скорости, когда идет дождь или холодно. Но и в любых других погодных условиях проблем особых нет. Были кое-какие сомнения, когда во время тренировок шел снег. Но они были связаны с тем, что в Саппоро снег естественный, тогда как в Европе он, как правило, искусственный.

-Вам нравится работать с российскими прыгунами?

- Очень. В спорте главное - отношение к делу, а я вижу, что ребята стараются быть профессионалами во всем. Когда я только появился в команде, были некоторые языковые проблемы с Дмитрием Васильевым и Ильдаром Фаткуллиным, но сейчас мы понимаем друг друга без слов.

Редакция выражает благодарность компании. "Синупрет" за помощь в организации этого материала.

Прямой эфир
Прямой эфир