6 февраля 2007

6 февраля 2007 | Бокс

БОКС

У РИНГА с Александром БЕЛЕНЬКИМ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

РАЗОЧАРОВАНИЕ ВАЛУЕВА

Первоначально ожидалось, что бой с Джамилем Макклайном, состоявшийся 20 января в Базеле, Швейцария, станет для Николая Валуева хотя бы некоторым испытанием на прочность. Но то, что этого не произойдет, стало ясно накануне поединка во время взвешивания. Бой с тем, кто так боится, как Макклайн боялся Валуева, может стать испытанием разве что на милосердие. Но российскому тяжеловесу не пришлось проявлять это прекрасное качество, так как Макклайн, кажется, успел пожалеть себя первым.

О том, что Макклайна буквально колотило еще утром в день боя, знали в Базеле очень многие, в том числе и я. Команды Вилфрида Зауэрланда (промоутера Валуева) и Дона Кинга (который получил сопромоутерские права на нашего тяжа) просто светились умиротворением. Сам Николай был спокоен, как находящийся не очень далеко от тех мест Монблан или даже как Эверест. И вот посреди всего этого метался, стараясь лишний раз не показываться никому на глаза, бедный Джамиль Макклайн.

Его было искренне жалко. Нельзя в таком состоянии выходить на ринг. Нужно вколоть что-нибудь успокоительное, лечь в постель и попросить бабушку рассказать сказку, может быть, и страшную, но где все обязательно хорошо заканчивается, о чем вышеупомянутая бабушка напоминала бы тебе каждый раз, когда ты зажмуривался в самые ужасные моменты, как, например, когда Серый Волк поедает Красную Шапочку.

Но вот как раз закончилось все нехорошо для всех, в том числе и для Макклайна. Больше всех в этой истории мне жаль Николая Валуева, чьей вины в произошедшем не было никакой. Впрочем, пострадал он несильно: титул WBA в тяжелом весе, естественно, остался при нем.

Прежде чем перейти непосредственно к бою, хочу сказать только одно: я ни в чем не хочу винить Джамиля Макклайна, кроме того, что он, по-моему, неправильно выбрал себе профессию. "Если тебе корова имя - у тебя должны быть молоко и вымя". Ну а если ты боксер, то изволь не трястись хотя бы на ринге.

Бой начался именно так, как должен был в таких условиях. Валуев шел вперед, а Макклайн - назад, причем это не было тактикой. Он просто больше ничего не мог сделать. И все-таки определенный расчет у американца был, и это был тот самый расчет, который мог спрогнозировать любой мало-мальски грамотный специалист: он надеялся поймать Валуева на внезапную контратаку.

Первый раунд был в целом равным с некоторым преимуществом Валуева. Чемпион мира начал мучить Макклайна своим необычайным по силе джебом, время от времени подключая и удары справа, в основном кроссы. Макклайн иногда контратаковал левыми боковыми и сериями, но до цели они доходили редко.

Во втором раунде для американца все пошло совсем кисло. Валуев стал все чаще его доставать как одиночными ударами, так и сериями. Больше всего запомнился хороший правый навстречу, от которого Макклайна слегка болтануло. Американца временами становилось просто жалко. В ответ он сумел провести лишь несколько ударов, нанесенных как будто с перепугу, а потому лишенных силы. Еще после пропущенных ударов он стал наносить сериями удары по корпусу Валуеву, но они были слишком суматошными, а потом нашему гиганту они были как слону дробина.

Однако в третьем раунде Макклайн довольно неожиданно проснулся и где-то к концу первой минуты провел подряд две серийные контратаки. Надежды юношей питают, и Макклайн активизировался. Через некоторое время он провел в контратаке еще одну серию из трех боковых, левый - правый - левый. Однако Валуеву все это, похоже, было хоть бы хны, а вот американец взял слишком высокий темп, и на последней минуте раунда рот у него постоянно был открыт, как форточка.

Заканчивался раунд в размене, а на последней секунде во время атаки Макклайн вдруг упал. Создалось впечатление, что у него просто не слишком удачно в момент атаки стояла левая нога, но падение не казалось тяжелым. Так же подумал и рефери, давший Макклайну сигнал вставать, так как отсчитывать нокдаун было не из-за чего, но Джамиль сразу же показал на колено, словно говоря, что встать на такую больную ногу не сможет.

Что-то здесь было не так. Макклайн даже НЕ ПОПЫТАЛСЯ встать, а ведь это совершенно инстинктивное движение, особенно после случайного падения. Восемь с половиной лет назад, попав под машину я первым делом попытался встать, хотя у меня были сломаны обе берцовые кости, чем, кстати, заработал смещение, вылившееся потом в более сложную операцию и более долгое пребывание в больнице. Еще раз хочу подчеркнуть: ни о каком героизме здесь речь не идет. Это совершенно инстинктивное движение. Но Макклайн почему-то его не сделал. Он как будто знал, что не сможет встать, даже не попытавшись это сделать. Однако едва ли не половине зрителей в Базеле, и мне в том числе, показалось, что он совершенно не хотел вставать.

Прошу обратить особое внимание на то, что я не утверждаю, что никакой травмы не было. Очень может быть, что была. Я говорю только о том, что, если бы Макклайн хотел продолжить бой, он обязательно попробовал бы встать. Несколько месяцев назад на одном профессиональном турнире в Москве мне довелось увидеть, как боксер, получивший подобную травму колена, яростно пытался встать снова и снова, хотя было однозначно ясно, что продолжать бой он не сможет. Я сидел в двух шагах от ринга и видел отчаяние на его лице, а у Макклайна, когда он не строил рожи, изображая невыносимую боль, выражение лица было просто умиротворенное.

Нет, никто не убедит меня в том, что он хотел продолжения этого боя. На Валуева было просто жалко смотреть, вот уж кто хотел продолжения встречи и, наверное, особенно после не слишком удачного третьего раунда, но, как говорится, не судьба.

Как я уже писал, мне кажется абсолютно логичным, что Макклайн не захотел продолжить бой, когда у него вроде бы стало что-то получаться. Во-первых, он убедился в том, что не может потрясти соперника даже чистыми попаданиями, а такие вещи действуют деморализующе. Во-вторых, он переборщил с темпом и подзадохнулся к концу раунда, что тоже уверенности в своих силах, и без того небольшой, не прибавило. Наконец, Макклайн просто ни за что не хотел быть на одном ринге с Валуевым и готов был убраться оттуда любым способом. Хоть на носилках, как в конечном счете и получилось.

Прямой эфир
Прямой эфир