29 июля 2006

29 июля 2006 | Единоборства / ММА

СУМО

Минувший турнир в Нагое братьям Борадзовым запомнится, наверное, надолго. И немудрено. Рохо в разгар соревнований впервые в карьере был дисквалифицирован на три дня за поведение после поражения от одзеки Тьотайкая. А Хакурозан неожиданно завершил турнир с разгромным счетом 2:13.

В НАГОЕ РОХО ЗАБУДУТ НЕСКОРО

Сослану Борадзову (Рохо) дозвониться не удалось, а автоответчик, увы, не лучший информатор. Поэтому младшему брату, Батразу, в беседе с корреспондентом "СЭ" пришлось вчера отдуваться за двоих.

-Так что же натворил ваш брат в Нагое?

- Начнем с того, что с этим Тьотайкаем и Сослан, и я всегда были в хороших отношениях. А тут, видимо, его слишком задела жесткая пощечина-харитэ, пропущенная от брата в начале схватки. Поединок-то Тьотайкай в итоге выиграл, однако, спустившись с дохе, он на глазах 15 тысяч зрителей бросил на Сослана уничижительный взгляд, да еще на словах что-то добавил.

-Что именно?

- Не знаю. Я уж не стал потом у брата уточнять. Да это и не столь важно. Далее события развивались так. Сослан отправился в раздевалку к Тьотайкаю и без обиняков спросил: "Ну и что же ты хотел мне сказать?" Видя, что страсти накаляются, я встал между ними, попытался успокоить брата и увести его из раздевалки. А тот с досады саданул кулаком в стеклянную дверь, порезался. На шум сбежалась куча народу, в том числе журналисты. Президент Всеяпонской ассоциации профессионального сумо Китаноуми тотчас вызвал Сослана и Тьотайкая к себе. Получив нагоняй, они пожали друг другу руки, извинились за то, что не совладали с эмоциями, и пошли обратно. Казалось, на этом инцидент исчерпан.

-Когда же с журналистами Рохо успел повздорить?

- Еще по дороге в кабинет Китаноуми, продираясь сквозь толпу корреспондентов, он попросил его не фотографировать. Те просьбу проигнорировали...

-У каждого своя работа.

- Понимаю. Но журналисты находились в том месте, куда им проход вообще запрещен. Может, они еще в душ к борцам будут заглядывать? Так вот, на обратном пути Сослан опять оказался в плотном кольце телевизионщиков и фоторепортеров. Ему ни шагу не давали ступить. В конце концов он отмахнулся от камеры и маленько не рассчитал силу. Камера задела журналиста и разбила тому очки. На следующее утро брата снова вызвали "на ковер" руководители Ассоциации и объявили, что на три дня отстраняют его от участия в басе.

-Оштрафовали?

- Нет, материально пострадал тренер Сослана - ояката Одакэ. В течение трех месяцев его жалованье, которое выплачивает Ассоциация, будет сокращено на десять процентов. Небольшие финансовые санкции наложили также на клуб, за который выступает брат.

-От тренера ему досталось?

- И Одакэ, и предыдущий наставник Сослана, легендарный борец Тайхо, пожурили брата. Смысл их слов сводился к следующему: "Всю свою силу и злость нужно проявлять на дохе, а не за его пределами".

-Правда, что в последний раз от участия в соревнованиях борца отстраняли лет пять назад?

- Да, тогда одного рикиси дисквалифицировали на два турнира за то, что он на машине сбил человека. Кстати, именно после этого случая борцам запретили садиться за руль.

-Брат сильно переживал?

- Конечно, он расстроился, но подавленным я бы его не назвал. У него ведь еще был шанс закончить турнир "в плюсе". Для этого из пяти оставшихся схваток надо было выиграть четыре. Причем все соперники стояли в рейтинге выше Сослана, так что раскисать ему было нельзя. Все три дня он усиленно тренировался и, проявив характер, справился с нелегкой задачей. Даже порезы на руке не помешали. Чувствовалось, что настрой у брата был запредельный. Перед первой после дисквалификации схваткой, с Котосегику, он сказал: "Сегодня мне надо не просто победить, но сделать это красиво!" Получилось. Соперника Сослан одолел весьма эффектным броском.

-Как встретила брата публика?

- На удивление очень тепло. "С возвращением, Рохо!" - кричали болельщики и аплодировали ему, пожалуй, в несколько раз громче обычного. Хотя борцовские руководители на всякий случай выставили в зал внушительную охрану, когда Сослан ступил на дохе, - боялись, что зрители могут кинуть в него чем-нибудь или как-то спровоцировать. К счастью, опасения не подтвердились.

-А какой была реакция других борцов?

- К Сослану подходили многие ребята, включая йокодзуну Асашорю. "Не переживай, - в один голос говорили они, - в нашем деле всякое бывает". Понимаете, сумо - особый вид спорта. Схватка здесь длится порой несколько секунд, и за это время ты должен успеть показать все: силу, технику, злость. Напряжение испытываешь колоссальное. Иногда выдержать этот пресс не удается даже самым хладнокровным борцам.

-Журналисты брата теперь обходят стороной?

- Ну что вы! К тому же Сослан побывал в редакции газеты, журналист которой тогда невольно пострадал, и принес извинения.

-Результат катикоси (преимущество побед над поражениями), показанный в Нагое, может вновь обеспечить ему звание комусуби?

- Да, но мне кажется, что больше шансов на это у грузина Коккая. Он там одержал десять побед, а брат - на две меньше.

-А в чем причины вашего фиаско?

- Изначально я не собирался бороться в Нагое. Мало того что порвал боковую связку колена, так еще на тренировке незадолго до старта разрыв бицепса схлопотал. Но потом понял, что лучше все-таки выйти на дохе и зацепить хотя бы пару-тройку очков, чем сразу получить 0:15 и откатиться в рейтинге далеко назад. Что ж, чуда не произошло. Сейчас все борцы поедут на показательные выступления по Японии, а я в больницу ложусь. 2 августа предстоит операция на травмированном колене.

-К следующему турниру восстановитесь?

- Наверняка. Честно говоря, я огромные надежды возлагал на этот год, поскольку родился в год Собаки. Но пока особо радоваться нечему. Сначала травмы замучили, а в конце июня я потерял своего тренера, оякату Хатачияма. Рак... Он "сгорел" в больнице за три месяца. Врачи ничем уже не смогли помочь. Ему было всего 45.

-Что же стало с вашей школой "Хатачияма-бэя"?

- Она прекратила свое существование. Уже понимая, что безнадежно болен, мой ояката попросил Китаноуми забрать к себе всех двенадцать своих борцов. Отказа, естественно, не последовало. Поэтому теперь я представляю школу "Китаноуми-бэя". Там же тренируется и первый российский сумотори Аврора - Толя Михаханов.

-Вроде раньше школам запрещали принимать в свои ряды двух легионеров.

- Верно, но в исключительных случаях Ассоциация закрывает на это глаза.

-Освоились на новом месте?

- Еще не совсем. Хорошо хоть, что "Китаноуми-бэя" расположена рядом со школой брата - в соседнем здании. Да и Толик заскучать не дает. Вдвоем, как-никак, веселее.

Александр КРУЖКОВ

Прямой эфир
Прямой эфир