14 апреля 2006

14 апреля 2006 | Хоккей - Россия

ХОККЕЙ

ЧЕМПИОНАТ РОССИИ-"СОЮЗ ВИКТАН". СУПЕРЛИГА. Финал

АК БАРС - АВАНГАРД - 1-0

ДОТРОНУТЬСЯ ДО КУБКА

Казань после разгрома, учиненного "Ак Барсом" в первом матче финальной серии над "Авангардом" - 6:1, похоже, уже живет предвкушением золота. Косится на чемпионский Кубок, выставленный на новенькой "Татнефть-Арене", вызвавшей у корреспондентов "СЭ" столько противоречивых чувств.

Юрий ГОЛЫШАК и Павел СТРИЖЕВСКИЙ

из Казани

ПОПАЛИ - ТАК ПОПАЛИ

Новая "Татнефть-Арена", оказавшаяся счастливой для казанского "Ак Барса" - как та пирамида. Прекрасная с виду, но скрывающая массу сюрпризов. Скорее неприятных: что для столичных корреспондентов, что для зрителей, что для самих казанских хоккеистов.

Со временем все шероховатости первого финального матча, бесспорно, забудутся. И порядка во Дворце будет больше. Но то, с чем столкнулись корреспонденты "СЭ" в минувшую среду, было очень неприятно - и осадок останется. Потому что это финал - ничего более значимого в нашем хоккее нет и быть не может. Что простительно в суете регулярного чемпионата, за то досадно сейчас.

Еще с утра в день первого матча бросилось в глаза: охрана Дворца нервничает. Слишком нервничает, какого бы масштаба событие ни предстояло. Ладно б, нервничала - путается в показаниях. Мечется. Не знает толком, где вход, где выход.

Мы не придали этому значения, а напрасно. И приехав за два часа до матча, едва пробились к своим местам за считаные минуты до начала игры. К служебному входу было не пробиться: тройной милицейский кордон не пускал никого. Корреспондентов, очевидно, пугаясь. Хорошо, на штык не взяли - всего лишь отправили прочь, неопределенно махнув рукой в сторону другого кордона. Сквозь который прорваться тоже, понятно, не удалось, - отправили в обход. И еще в один обход. И еще.

Так бы и бродить нам, группе корреспондентов, до вечера в поисках специального входа - но делать нечего, присоединились к толпе зрителей. Наше счастье, что дежурили на той вахте девчата в милицейской форме, просто-напросто перепугавшиеся при виде аккредитации. Пропустили.

Но то был первый круг казанского ада, первый сюрприз "Татнефть-пирамиды". Рано расслабились. Группа столичных репортеров в поисках пресс-центра обрастала несчастными коллегами из Омска. Ни пресс-атташе, ни начальника охраны не было. Секьюрити, видя нас, напрягались: "Не знаем. Ничего не знаем. Пускать приказа нет. И пресс-центра нет".

Прошел час - и перед нами, группой несчастных, появился взмыленный начальник охраны. Человек с испуганными глазами, неуверенно предположивший, что до игры в пресс-центре делать нам нечего:

- Все равно он закрыт. А места ваши - во-о-н там...

Начальник махнул в сторону противоположной трибуны. Довольно неопределенно.

...Все, конечно, закончилось хорошо. Запуганный обещанием скорой Божьей кары начальник охраны довел нас до кабинок лично. Рассадил. Перед самым матчем, к исполнению гимнов, как из-под земли вырос пресс-атташе, угодивший стульями, - иначе после исполнения гимна сесть бы удалось каждому второму журналисту.

Куда тяжелее пришлось родственникам игроков "Ак Барса". Вот они попали - так попали. Хоккеисты, как полагается, оставили для них, бедолаг, билеты на том же служебном входе, который и оградил кто-то бдительный тройным кольцом милиции. И, говорят, гнало то кольцо хоккейных родственников от служебного входа с еще большим энтузиазмом, чем корреспондентов. И перед ними в отличие от нас испуганный начальник охраны не появлялся. Родственники отправились смотреть хоккей по телевизору.

А совсем тяжело пришлось жителям соседних домов. Ни проехать им, ни пройти - возле 10-тысячной "Татнефть-Арены" придумана стоянка всего-навсего на 500 автомобилей. Все остальные машины паркуются в ближайших дворах, где во время игры - ни сантиметра свободного. Что кусты превратились в общественный туалет, говорить не надо...

ВЗГЛЯД НА КУБОК

Зато кубок установили на время игры шикарно: соорудили бордовый постамент точно между скамейками двух команд. Энергичная подсветка со всех сторон, так что главный трофей российского хоккея переливался всеми красками, играл в лучах.

Обе команды не удерживались - косились на кубок, забыв обо всем на свете. Да и тренеры, омич Валерий Белоусов и казанец Зинэтула Билялетдинов, посматривали, на секунду отстранившись от схем и блокнотов.

Что уж говорить про мальчишек, приставленных кубок сторожить. Этим мальчишкам, должно быть, вся школа нынче завидует, вся улица. И сами себе они завидуют. Мечтают дотронуться до крышки, пока никто не видит, но боятся. Смотрят зато во все глаза вместе со зрителями.

Пожилой администратор "Ак Барса", отвечающий за сохранность серебряного сосуда, в эти дни - самый уважаемый человек города. Говорит вполголоса, проникнувшись значимостью. Чуть снисходительно.

Хранитель кубка знает что-то, чего не знаем мы. И, кажется, не собирается отдавать его Омску...

ПЕЧАЛЬ МАРАКЛА

И бедолага Маракл, вратарь "Авангарда", смотрит на кубок - но видели б вы печаль этих глаз. Маракл едва не плачет. Он, конечно, понимал, что путь к победе будет тернист, но шесть шайб в собственные ворота... Нет. Только не это.

Это был не день Маракла. И не вечер. Хотя печальная толпа омских фанатов встречала у автобуса его едва ли не персонально. Во всяком случае, ему одному кричали что-то восторженное на сто с лишним глоток.

- "Ак Барс" - великолепная команда, - выдавливает из себя Норм. - Это знаем и мы, и вы, и все остальные. Но я знаю еще один секрет: финал играется до трех побед. Нам надо забыть этот проклятый матч, шесть голов, и выйти на лед в пятницу совсем другими людьми. Да, я страшно обижен, разочарован, но заставляю себя все забыть...

-Шесть голов - в самом деле многовато.

- И я так думаю - многовато. Но знаю, почему это случилось: мы слишком часто удалялись, а соперник прекрасно использует такие моменты. Никто так не использует, как они. Ничего не буду предсказывать, но в одном уверен: в пятницу мы выйдем на лед и умрем, но все сделаем, чтобы этот финал был нашим. Надеюсь, что в пятницу сыграет Чубаров, этот игрок очень важен для нынешнего "Авангарда".

Мы попрощались с Нормом и отправились к "Ак Барсу", который был здорово раздосадован. Даже озлоблен: казанским звездам показалось, что играли против них омичи грубовато. Будто в отместку за сломанного Чубарова. Которого ломали, понятно, не нарочно.

И говорили люди у автобуса со снежным барсом на борту те же слова, что и Маракл:

- Мы умрем в пятницу, но победим...

Прямой эфир
Прямой эфир