14 апреля 2006

14 апреля 2006 | Хоккей

ХОККЕЙ

Первое интервью после истории с допингом дал корреспондентам "СЭ" форвард "Ак Барса".

Сергей ЗИНОВЬЕВ: "НА КРИКУНОВА ОБИЖЕН. НО ЧЕСТЬ СТРАНЫ ВАЖНЕЕ"

Юрий ГОЛЫШАК и Павел СТРИЖЕВСКИЙ

из Казани

Никто из казанских корреспондентов и не рассчитывал пообщаться с Сергеем Зиновьевым, героем прошедшего первого финального матча. Со времен той самой истории, когда Сергей вторично был уличен в использовании запрещенных препаратов, интервью он не давал. И, казалось, не будет давать долго.

Казанские корреспонденты разъехались по домам и редакциям, - и только мы, репортеры "СЭ", дописывали последние строки послематчевого репортажа в пресс-центре казанской "Татнефть-Арены". Представьте наше удивление - Зиновьев заглянул туда сам!

- Хотите поговорить? - спросил Зиновьев. - Я готов...

- Конечно, хотим, Сергей. Вспомните эпизод с вашим выходом к воротам Маракла, в результате которого был назначен буллит. - От внезапности мы начали разговор о только что завершившемся первом финальном матче "Ак Барса" с "Авангардом" (6:1), а не с "горячей" истории с допингом.

- Мне показалось, что кто-то из защитников "Авангарда" бросил клюшку. Судья тоже четко это разглядел, а правила трактовать подобные нарушения двояко не позволяют. Бросаешь клюшку - получаешь в свои ворота буллит.

-Сезон получился для вас непростым во многих отношениях...

- (Перебивая.) А вы напишете все, что я скажу?

-Разумеется.

- Мне кажется, я понимаю, о чем вы собираетесь меня спросить, и мне есть что сказать по этому поводу. Когда начался весь этот скандал, - который, замечу, скандалом-то и не являлся, поскольку я знал, что именно у меня обнаружили, - поведение главного тренера сборной Владимира Крикунова было для меня, мягко говоря, непонятным. Не зная ни результатов анализов, ни о том, какое именно вещество обнаружено в моем организме, человек, занимающий такую должность, начал комментировать слухи.

Оправдываться мне не в чем. До сих пор не закрыт вопрос и по первой ситуации - той, когда меня два года назад уличили в курении марихуаны. Любому специалисту известно, что уровень тестостерона может колебаться в организме любого человека. Да, есть определенные нормы, но даже если у кого-то эти нормы несколько превышены или, наоборот, принижены - это не дает повода утверждать, что человек использовал запрещенные препараты. И мне, скажу откровенно, было обидно и неприятно, когда Крикунов, не владея информацией, принялся давать комментарии в прессе. Ведь сказаны эти слова были не в чьем-то кабинете в разговоре тет-а-тет, а на всю страну. Ведь это же все читают, и люди - обыкновенные обыватели - они же верят главному тренеру сборной!

-Крикунов вообще известен как тренер, не скрывающий своих взглядов ни по какому вопросу. Вы далеко не единственный, кому от него досталось: его критике регулярно подвергаются и динамовцы, и игроки сборной России. Делаете на это скидку?

- Не берусь судить, как реагируют остальные, но у меня в душе остался осадок и обида на этого человека. То, что он сказал обо мне, - неправда, которая впоследствии нигде и не подтвердилась.

-Однако теперь, когда формально все подозрения сняты, Крикунов хочет видеть вас в сборной на чемпионате мира. Поедете с этим тренером в Ригу?

- Я серьезно подумаю. Понимаю, что в моей ситуации неправильно сопоставлять свою обиду на одного человека с честью своей страны. В сборной-то мы играем не за Крикунова, а за всю Россию.

-Ваше решение будет зависеть от того, поедут ли в Латвию ваши партнеры по акбарсовскому звену - Морозов и Зарипов?

- Нет. Я не стану объединять свое мнение с мнениями Алексея и Даниса. Мое решение не будет зависеть от того, поедут ли в сборную они. Игра за национальную команду - сугубо личное дело каждого хоккеиста. Окончательное решение приму после завершения финальной серии. Зарекаться от травм не может никто, но если буду жив-здоров и не произойдет ничего экстраординарного - скорее всего, буду готов сыграть за свою страну в Латвии.

-Сами ожидали от себя настолько яркой и уверенной победы на старте финальной серии?

- Ждали или нет, но мы долго шли к ней и готовились к этому моменту: отрабатывали всевозможные схемы. Думаю, что все закономерно. Команда объединена одной целью, и нет разделения между игроками и тренерами. Тренеры - часть нашего коллектива.

-И все-таки "Авангард" тоже не лыком шит: до выхода в финал "ястребы" проиграли в плей-офф всего один матч. Как именно собирались их обыгрывать?

- Знаете, мы конкретно к "Авангарду" и не готовились. Готовы были играть с кем угодно: соперников-то в плей-офф не выбирают. Конечно, Омск - это команда, закаленная кубковыми играми, а Белоусов - превосходный специалист по тактике игры в плей-офф. Но с "ястребами" мы играли весьма удачно на протяжении регулярного чемпионата - обыграли их во всех трех матчах. Так с чего же нам было не верить, что нам по силам побеждать их и сейчас?

-Результат в первом финальном матче, говоря откровенно, сделало вовсе не ваше ударное звено. Вы лишь довершили разгром после того, как исход не вызывал сомнений.

- Даже если бы единственную шайбу забросил Фрэд (Брэтуэйт, вратарь "Ак Барса". - Прим. "СЭ") и мы выиграли - 1:0, это была бы не его победа, а победа всей команды. На деле получилось и вовсе здорово: в голевых атаках поучаствовали все четыре пятерки. Такая эффективность в атаке должна добавить всем уверенности в своих силах.

Прямой эфир
Прямой эфир