9 февраля 2006

9 февраля 2006 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

TORINO-2006

ЗАВТРА - ОТКРЫТИЕ XX ОЛИМПИЙСКИХ ЗИМНИХ ИГР

ФЛАГ РОССИИ ПОНЕСЕТ ДОРОФЕЕВ

Игорь РАБИНЕР

из Турина

МОСТ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Четыре года назад, в Солт-Лейк-Сити, все было совсем по-другому. Журналисты, которые намеревались попасть в Олимпийскую деревню, быстренько начинали ощущать себя на передовой горячей точке планеты. Сначала автобус с репортерами окружал с десяток Шварценеггеров в камуфляже. Они не только осматривали салон и сверлили глазами каждую аккредитацию - для того чтобы отыскать гипотетическую бомбу, залезали под автобус и на его крышу. Но и это было еще не все: затем автобус проезжал сквозь особую палатку, где просвечивался насквозь - от двигателя до пассажиров. Что поделать - эхо 11 сентября спустя полгода звучало еще оглушительно.

В Турине деревня, во-первых, не на отшибе. Даже автобусами журналистам пользоваться не нужно - достаточно выйти из главного пресс-центра и перейти длиннющий мост над вокзалом Torino Lingotto. Первый небольшой его отрезок доступен простым смертным. Но если хочешь продолжить путь и пройти через колоссальную красную арку в деревню - обязан отдать служителю покоя спортсменов аккредитацию, получить взамен разовый пропуск, на котором четко указано: уйти восвояси необходимо до 21.00.

Восемь лет назад в Нагано ваш корреспондент, увлекшись встречей российских энхаэловцев и первым за пару лет интервью с Сергеем Федоровым, этот час отбоя безбожно просрочил. После чего чудом не был выдворен из Японии и получил "волчий билет" на появление в Олимпийской деревне до конца тех Игр. А в жилую зону журналистов с тех пор пускают только вместе с представителем делегации, который отвечает за них головой. Вчера же и вовсе не пустили - хотя провести к домам спортсменов нас пыталась не кто иная, как чемпионка мира по конькобежному спринтерскому многоборью Светлана Журова.

К своему катку Журова, Дмитрий Дорофеев и другие конькобежцы ходят пешком - через тот самый мост. А некоторые спортсмены - голландцы, к примеру, и японцы - обзавелись велосипедами, чтобы по нему еще и ездить. По мосту совершаются и коллективные променады - так вчера утром в ожидании церемонии поднятия российского флага прогуливалась наша женская хоккейная сборная. Мост особого назначения, этакая артерия, связывающая олимпийцев с внешним миром, - одна из "фишек" Турина-2006.

НА ЦЕРЕМОНИИ БЫЛИ ДАЖЕ МОНГОЛЫ

Церемония начиналась в 11 утра, и явились на нее самые разные люди. Олимпийские деревни всегда кишат экзотическими обитателями в крайне небанальных одеяниях. Четыре года назад в Солт-Лейк-Сити на церемонию водружения флага доставили целое племя индейцев с колоритным вождем во главе. Более того, каждый день в деревню приезжало новое племя. В качестве подарка от коренных жителей Америки наши спортсмены получили зажигательные индейские танцы, а также трубку мира, подаренную вождем тогдашнему главе делегации России Виктору Маматову.

В Италии бы этот номер не прошел: руководство каждой делегации прошло тщательный инструктаж о полном запрете на курение на территории деревни. Поэтому ни трубок, ни сигар, ни чего попроще вокруг заметно не было. Зато были заметны - и еще как! - члены монгольской делегации.

Их флаг в этот день не вывешивали. Но монголы все равно пришли, наряженные в умопомрачительные лисьи шапки с тремя (!) хвостами, торчащими в разные стороны. Но еще больше эти милейшие люди потрясли в тот момент, когда признали в нас российских журналистов и обратились с вопросом: "А Лев Россошик и Елена Вайцеховская приехали?" Оказалось, что в Улан-Баторе среди публики, со времен развитого социализма владеющей великим и могучим, "СЭ" весьма почитаем. Забавно соотношение спортсменов и журналистов в монгольской делегации: первых - двое (оба саночники), вторых - шестеро. Саночники вместе с президентом федерации монгольского санного спорта позировали внутри боба с надписью Torino 2006, установленного в середине сцены, на которой чуть позже проходила церемония.

ЖУРОВА БЫЛА НЕ ПРОТИВ НЕСТИ ФЛАГ

"Низенькие флагштоки, вы не находите?" С жительницей Турина и волонтером Олимпийской деревни по имени Альмира я вынужден был согласиться. Высота, на которую должны были вознести российский триколор, не впечатляла. Величественность церемонии это чуть-чуть, но уменьшало. Хотя когда звучал гимн Александрова и вверх ме-е-едленно полз наш флаг (чтобы успеть вместить в себя как можно больше гимна), многие олимпийцы наверняка думали: вот так бы и в нашу честь!

А минутами ранее волонтеры волновались: румыны, которых приветствовали одновременно с Россией, уже вовсю голосили что-то свое национальное, а наших, как и венгров - третьих "тостуемых", - все не было. А что удивляться? В Турине вчера похолодало, исчезло солнце, так что длительное пребывание на свежем воздухе превратилось в удовольствие ниже среднего. Стойких, правда, оказалось тоже немало, в результате чего после церемонии российская делегация разделилась на две части. Половина спортсменов рванула в сторону жилого корпуса, едва раздались последние звуки гимна Венгрии и на сцену вышел на коньках женский скрипичный квартет под названием "Куатро Эйфория". А остальные, в числе которых были Журова и глава нашей спортивной делегации Владимир Васин, вытащили на сцену Чебурашку и фотографировались на его фоне во всех возможных ракурсах.

Кстати, Васин, олимпийский чемпион Мюнхена-72, на церемонии блеснул. Если руководители румынской и венгерской делегаций отвечали мэру деревни Маурицио Да Милано на том же корявом английском, на котором тот произносил первое слово, то Васин, получив символический факел, произнес короткую речь на изысканном французском. Публика зааплодировала. Сам Васин в этот момент, видимо, и не предполагал, что его имя и фамилию организаторы собирались произнести абсолютно по-другому. Слава богу, подошли к людям в российской форме уточнить произношение - а у тех волосы дыбом встали. Это был какой-то непередаваемый набор букв. В итоге конфуза удалось избежать.

В этот момент еще оставалось шесть часов до официального объявления, что наш флаг на церемонии открытия понесет конькобежец Дмитрий Дорофеев (неофициально я об этом узнал через полчаса - около полудня). Преобладало мнение, что эта честь будет оказана Светлане Журовой. И та явно не была против.

- Отказалась бы я или нет? Не отказалась бы! - улыбнулась чемпионка мира. - Это было бы впервые в истории, когда женщина несла бы флаг России. И не просто женщина, а мать! Я еще говорила, что такое решение стало бы победой феминизма... Шутила, конечно. На самом деле это очень значимо, почетно и необычно.

-А если флаг вам не доверят -расстроитесь?

- Нет, конечно. Когда мне в Москве намекнули, что у меня есть шансы понести флаг, я удивилась. До сих пор среди кандидатов значатся такие кандидатуры! Зубков, Слуцкая... Как решат - так решат. Хотя против повторения истории Катрионы ЛеМэй-Доан, которая несла канадский флаг и потом стала олимпийской чемпионкой, я, конечно, не отказалась бы.

ВОЛОНТЕР ПО НАСЛЕДСТВУ

- Довольны деревней? - спрашиваю Журову. Днем ранее, кстати, обаятельная спортсменка, для которой эта Олимпиада станет четвертой, мелировала волосы в парикмахерской олимпийской деревни и легко согласилась на съемку этой процедуры нашими телевизионными коллегами.

-Все хорошо, все нравится.

- А то, что вы, чемпионка мира, живете в двухместном номере, не обижает?

-Ни в коем случае! Я вам больше скажу - вообще не люблю одна жить. Человек-то я общительный, вдвоем веселее.

Да уж, с Журовой не соскучишься, что в канун Игр, когда нервы по общепринятой логике должны быть на пределе, делает ей честь.

А серьезный разговор в туринской деревне состоялся у нас с заместителем руководителя российской делегации Игорем Казиковым.

- Это безоговорочно лучшая деревня за все последние Олимпиады, - заявил мой собеседник. - В том же Солт-Лейк-Сити мы жили в общежитии, в Афинах между домами отсутствовали травяные газоны и вообще было неуютно, в Нагано поселили во временных постройках, где слышали все до последнего шороха... А здесь деревню построили с тем расчетом, чтобы после Игр в эти дома заселились местные жители. И пусть в момент нашего приезда 31 января убирали последнюю строительную пыль, сделано все на совесть. Дома разноцветные, и такая веселая раскраска тоже должна способствовать хорошему настроению.

-Как расселилась наша делегация?

- Живем в трех домах под номерами 30, 31 и 32. Один полностью населен фигуристами, последней приедет Ирина Слуцкая. Во втором - хоккеисты: женская сборная уже приехала, а мужская поселится 13 и 14 февраля. В третьем - конькобежцы, представители керлинга и шорт-трека. На блок из четырех человек приходится один санузел. Потихоньку обживаемся. Собираемся повесить флаги, в том числе огромный - 6 на 12 метров, установим Чебурашку - наш талисман. Что еще хорошо - организаторы выполнили нашу просьбу жить подальше от железной дороги. В наших домах, расположенных по соседству с немцами, украинцами и белорусами, поездов совсем не слышно.

-Как обстоит дело с безопасностью?

- Очень строго. Но при этом разумно: во время церемонии открытия нам предстоит все время находиться в одной зоне, чтобы по нескольку раз не проходить утомительный секьюрити-контроль. Ждать своего выхода будем в находящемся близко к стадиону ледовом дворце, а на открытие отправимся по специальному коридору. Кстати, нам выделили квоту в 130 спортсменов, хотя пойти на открытие хотело больше. Соотношение мужчин и женщин будет 60 на 40.

-Питание устраивает?

- Это единственный, пожалуй, минус. Оно однообразно, и нет сомнений, что через несколько дней предлагаемые блюда спортсменам надоедят. Зато транспорт работает куда лучше, чем в Греции. Шатлы в горы ходят регулярно, и добираться на них удобнее, чем на обычных автомобилях.

-В Солт-Лейк-Сити российской делегации в качестве волонтеров помогали исполнительные и непьющие мормоны. Кто это делает теперь?

- Бригаду волонтеров набрали с трудом. Человек 20, некоторые из них - местные жители, другие - русские, когда-то перебравшиеся в Италию. По-русски, правда, говорит только вторая половина. Зато в отношении исполнительности претензий ни к кому нет - в отличие от Афин, когда волонтерам все быстро надоело и многие из них разбежались. Эти - такие же безотказные, как мормоны в Солт-Лейк-Сити.

-А самый колоритный волонтер есть?

- Да. Немолодой итальянец, лет под 60. Он работал на заводе в космической отрасли, сейчас наполовину на пенсии. А в волонтеры пошел потому, что его отец был волонтером на зимней Олимпиаде в Кортина д'Ампеццо. "Я обязан сделать то же самое, что когда-то осуществил мой отец", - сказал он мне. Как вы думаете, может такой человек работать плохо?

Прямой эфир
Прямой эфир