24 декабря 2005

24 декабря 2005 | Биатлон

БИАТЛОН

ОЛИМПИЙСКИЙ СЕЗОН с Александром ПРИВАЛОВЫМ

ТРЕНЕРА ШВЕДКИ ОЛОФССОН НЕМЦЫ К СВОЕЙ СБОРНОЙ И НЕ ПОДПУСКАЮТ

На этапе Кубка мира в Осрбли, последнем в уходящем году, российские биатлонисты добились успеха в индивидуальных гонках: золото завоевала Светлана Ишмуратова, серебро - Альбина Ахатова и Максим Чудов.

Последние события в мире биатлона для читателей "СЭ" по традиции комментирует обладатель бронзовой (1960) и серебряной (1964) олимпийских медалей, знаменитый тренер, работавший со сборными СССР и России с 1966 по 1994 год, Александр Привалов.

-Этап Кубка мира в Осрбли для многих спортсменов выдался неровным - подкачала стрельба.

- Настоящая, техничная стрельба - дело тяжелое, это большая нагрузка на нервную систему. Поэтому в молодом возрасте спортсмены частенько стараются стрелять по наитию, как бы подлавливая мишень, ведь гораздо проще делать так: мушка подошла - выстрелил, попал.

Если тренер правильно поставит стрельбу, резких перепадов в результатах на огневых рубежах не будет. Один промах, два, но не больше. Так вот, смотрел я гонки в Словакии - и удивлялся. Иные биатлонисты делали по шесть и даже девять промахов. Как можно с таким опытом за плечами, после многих и многих часов тренировок допускать столько ошибок?

-Действительно, если какой-либо навык натренирован и закреплен, как можно вдруг разучиться что-то делать?

- Разучиться, конечно, нельзя, но нервы... Одно дело, когда, скажем, работаешь на компьютере в спокойной обстановке, и другое, если приходит большой начальник и начинает на тебя кричать. Почти все в такой ситуации начинают нервничать и допускают ошибки. "Чистый" стрелок в стрессовой ситуации предпочтет переждать, отложить выстрел, а вот биатлонист подобного себе позволить не может. Вот откуда ошибки.

Меня, кстати, удивил своеобразный стрессовый тест для нашей команды, когда тренеры поставили ребятам задачу выступить на этапе в Осрбли по максимуму, бежать на выигрыш. Я в своей практике подобного хода не применял. Считаю, что прежде всего надо нацеливать спортсмена на правильное выполнение технических приемов - таких, к примеру, как изготовка, обработка каждого выстрела.

-Для кого-то этот своеобразный допинг сработал (имею в виду Светлану Ишмуратову, Альбину Ахатову и Максима Чудова), для кого-то нет. И получилось, что два первых этапа Кубка мира россияне прошли ровно и кучно, а на третьем получили чудовищный разброс результатов.

- Потому-то мне и кажется, что ориентировать спортсмена надо на правильное выполнение работы. Когда нацеливаешь исключительно на результат, возникает спортивный мандраж. Возьмем, например, Альбину Ахатову, прекрасного, стабильного стрелка. В первой гонке у нее все было замечательно, но затем появилась нехарактерная торопливость, которая и сыграла злую шутку: в спринте у Альбины оказалось четыре промаха. Никому нельзя торопиться - надо, напротив, делать все размеренно и четко. Это не займет намного больше времени, зато окупится точностью выстрелов. Тем более когда мы говорим об индивидуальной гонке, когда каждый промах - это минута штрафа.

Мне вообще хотелось бы остановиться на индивидуальной гонке, ведь она - основа биатлона. Когда эту гонку только начинали бегать, то преимущество в ней было именно за хорошими стрелками: тогда за каждый промах давался двухминутный штраф. Стрелять нужно было по-настоящему хорошо, а мишени располагались во время стрельбы лежа на расстоянии 250, 200 и 150 метров - и только на последнем рубеже стрельба велась из положения стоя. Учтите и то, что все огневые рубежи располагались в разных местах, а значит, на каждом приходилось делать свои поправки, ведь в одном месте ветер был с одной стороны, в другом - с другой. Эта классическая гонка очень многое говорила о биатлонисте, она олицетворяла сам вид спорта.

Сейчас много говорят о том, что эту дисциплину вот-вот уберут из программы биатлона. Было бы крайне обидно. Только в этой гонке бег и стрельба равноценны. Спринт и все остальные дисциплины, где в виде штрафа полагаются штрафные круги, - это вотчина бегунов.

Кстати, как-то в Ханты-Мансийске я разговаривал с президентом Международного союза биатлонистов Андресом Бессебергом (мы с ним в свое время долго работали вместе), так он сказал: "Покуда я стою у руля биатлона, никуда индивидуальная гонка не денется".

-Как раз в таких гонках россияне в Осрбли и добились наилучших результатов. Но в то же время я заметила, что наши немного отставали от основных соперников по скорости.

- Мы с вами не знаем, по какому плану ведется подготовка сборной, но в любом случае лыжная подготовка решает многое.

-Можно ли по ходу сезона резко взвинтить скорость?

- Очень сложно. В ситуации нехватки лыжного хода традиционно применяют такой прием: за несколько недель до старта поднимают спортсменов повыше, чем та высота, на которой будут проходить соревнования. Если в олимпийском Сан-Сикарио высота 1600 метров, то подняться стоит на 2000. Но там тренироваться надо очень правильно, высота не прощает мельчайших ошибок.

-Может истощить силы?

- Высота - это кислородное голодание, и, чтобы адаптироваться к этому, спортсменам нужно проделать объемную работу слабой интенсивности: только после завершения адаптации можно чуть прибавить скорости. Секрет в том, что, пока организм не адаптирован к новым условиям, ему слишком сложно работать в режиме нагрузки. Как, в таком случае, быть со скоростными тренировками? Мы в свое время тренировались следующим образом: жили на высоте, а для скоростной работы спускались вниз.

-Перейдем от теории к практике. Какие молодцы немцы - дважды заняли весь пьедестал!

- Немецкая команда действительно удивила. Вспомните, кто из молодых немцев еще недавно был близок к лидерам? Никто. А сейчас они и есть лидеры. И Вольф, и Реш бегут на уровне Свена Фишера. Значит, тем, кто рассчитывает на успех на Олимпийских играх, надо быть близко к ним по скорости.

-Вы хотите сказать, что немцы будут так же быстро бежать и на Играх?

- Естественно. Кто-то, разумеется, может в силу разных причин чуть сдать, но победная скорость в Турине будет именно такой. И даже выше. Когда у сборной такой сильный состав, кто-нибудь обязательно подойдет к Играм на пике.

Не нужно забывать и про норвежцев. Они готовятся по специальной программе. А главное, как видно, стараются сохранить у ребят нервишки, потому и делают перерывы в выступлениях. Если спортсменов постоянно дергать, не поможет ни подготовка на высокогорье, ни все остальные хитрости.

-И напоследок хочется у вас спросить про "ненормальную" шведскую гонщицу по фамилии Олофссон.

- Она, как в свое время и Анфиса Резцова, пришла из лыж. Но как Олофссон стреляет! Это у нее, видимо, от природы. Однако вспомните другую шведскую лыжницу-биатлонистку - Магдалену Форсберг. Она ведь ни разу Олимпийских игр так и не выиграла. Так что прямой зависимости между удачными и даже выдающимися выступлениями в Кубке мира и Играми нет.

Тренирует Анну Карин мой хороший друг Вольфганг Пихлер. Он же, кстати, в свое время занимался с Хенриком Форсбергом и Магдаленой Валлин-Форсберг. Можно сказать, все успехи шведов связаны именно с Пихлером. Сам он из Рупольдинга. В давние годы, когда мы приезжали туда на соревнования или тренировки, он от нас не отходил. Один раз дошло до того, что мы его даже прогнали. Знаете почему? Сидит Вольфганг, мы его угощаем, чем можем, а он и говорит: "Счастливые люди. Вы даже не знаете, как плохо живете!" Ну мы ему: "Ах так..."

-А почему вы вообще немецкого тренера так близко подпускали?

- Какого немецкого тренера? Вольфганга-то? Да он никогда немцев и не тренировал. Работал таможенником на границе и был обыкновенным любителем биатлона, тренировался на трассах рядом со своим домом, а все спортсмены бегали рядом. Вольфганг не был членом какой-либо сборной, просто ему повезло: жил в биатлонном месте, а человек он общительный. А потом вдруг стал тренировать шведов. Я его как-то встретил и спросил: "Вольфганг, как же ты работаешь без образования?" А он в ответ: "Я все время слушал, что вы говорили, и у вас всему научился".

Стольких спортсменов он подготовил, а немцы его игнорируют, близко к сборной не подпускают.

-Между Форсберг и Олофссон есть одно принципиальное различие. Магдалена не бегала на порядок лучше всех остальных, а у Анны Карин это получается.

- И это беда всех ее соперниц. Видимо, у Олофссон от природы уравновешенный характер. И, что крайне важно, ей с самого начала дали правильный навык в стрельбе. Ну и работает она, видимо, очень много. Хорошая стрельба в один момент не приходит - только через большую работу.

-Шведка занимается биатлоном четвертый год. Неужели за столь короткий срок можно так хорошо подготовиться?

- Все зависит от тренера и от того, как его советы воспринимает спортсмен. Плюс от трудоспособности. Если часами работать над стрельбой, то все возможно. Когда я служил в армии, со мной занимался двукратный олимпийский чемпион, неоднократный чемпион мира стрелок Анатолий Богданов. Так он приходил на стрельбище в четыре утра. Вот откуда берется точность.

Еще раз повторяю: ничего удивительного в результатах Олофссон нет. В свое время мы тоже практиковали переход лыжников в биатлон, но почти ни у кого стрельба так и не пошла. Олофссон, видимо, иной случай. Вот и пришлась ко двору.

Лина ХОЛИНА

Прямой эфир
Прямой эфир