15 августа 2005

15 августа 2005 | Легкая атлетика

ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

ЧЕМПИОНАТ МИРА

ШЕСТ, женщины

В прыжках с шестом давно есть король - Сергей Бубка. Теперь появилась и королева - Елена Исинбаева. Прошлую пятницу, когда она с мировым рекордом - 5,01 - выиграла свою первую золотую медаль чемпионата мира (у Бубки, напомню, таких наград шесть) будем считать днем официальной коронации. Кстати, это был и первый рекорд, установленный шестовиками на чемпионатах мира.

ДВОЕ НА ТРОНЕ

Юрий ЮРИС

из Хельсинки

В их судьбах так много совпадений (хотя и различий, естественно, тоже немало), что возникает соблазн представить Исинбаеву как некий "клон" Бубки. Известно, что знаменитая овечка Долли - плод генной инженерии. Исинбаева по большому счету тоже плод инженерии - только тренерской.

Виталий Петров, когда-то взявшийся вылепить суперзвезду из луганского школьника Сережи Бубки, и Евгений Трофимов, уже много лет опекающий Исинбаеву - люди одного поколения и одной, советской, тренерской школы. (Попутно замечу: на Западе специалисты такого уровня идут нарасхват, что, собственно, и подтверждает судьба Петрова, который воспитал для Италии, где не было никаких шестовых традиций, чемпиона мира-2003 Джузеппе Джибилиско.)

К постижению ключевой формулы успеха в прыжках с шестом - "техника - скорость - сила" - Петров и Трофимов шли параллельным курсом. Минувшей зимой, во время турнира "Звезды шеста" в Донецке, где Исинбаева отметилась очередным мировым рекордом, Евгений Васильевич рассказывал мне, что использует ту же методику тренировок, которую брал на вооружение Петров, работая с Бубкой. Зато технология подготовки, как выразился Трофимов, у них с Исинбаевой иная, позволяющая спортсменке поддерживать высокую соревновательную форму на протяжении всего сезона. Это и позволило Елене установить в этом году уже девять рекордов на стадионах и в залах, а зачехлять шесты еще не время - сезон продолжается. Напомню: в карьере у Бубки случились два урожайных года - 1984-й и 1991-й, в которых рекордные пики покорялись ему по восемь раз.

Они по-разному пришли в спорт. Бубка проявил удивительную для 10-летнего мальчика избирательность, когда "записался на шест", пережив разочарование (насколько это возможно в столь нежном возрасте) от гимнастики и плавания. У Исинбаевой все сложилось несколько иначе: она объявилась в новорожденной и поначалу немного диковинной для девушек дисциплине после того, как была признана бесперспективной в гимнастике из-за слишком высокого роста.

Зато очень скоро выяснилось, что для прыжка с шестом Лена "сконструирована" природой идеально, и в этом еще одно ее очевидное сходство с Бубкой. А по части спортивных амбиций их можно считать фигурами абсолютно равновеликими. Причем здесь совпадения, пожалуй, особенно впечатляют.

Когда-то Бубка был одержим стремлением обязательно первым оказаться на шестиметровой высоте. И ради этого, будучи уже рекордсменом мира, однажды проявил необыкновенную щедрость, прибавив к своему высшему достижению сразу шесть сантиметров.

Прошло двадцать лет - и в женском шесте благодаря Исинбаевой история повторилась: Лена подняла рекордную планку сразу на пять сантиметров ради того, чтобы как можно скорее воцариться на пятиметровом прыжковом Олимпе. Любопытно, что у них и "графики хода" за рекордами практически совпадают: Бубка, будучи в нынешнем возрасте Исинбаевой, имел на своем счету 17 рекордов, Лена в пятницу на один его обошла. В тактическом плане спортсменка из Волгограда тоже теперь позволяет себе соревноваться "по-бубкински": первая высота - разминочная, вторая - победная, третья - рекордная. Наконец, Исинбаева впервые стала чемпионкой мира там же, где 22 года назад первый раз победил Бубка - на Олимпийском стадионе Хельсинки.

Поведение Бубки в прыжковом секторе во время соревнований, которые у шестовиков не бывают скоротечными, было продиктовано ощущением огромного превосходства над соперниками. Он почти никогда с ними не общался, предпочитал в одиночестве коротать время между попытками. Объяснить это чемпионской заносчивостью - слишком наивно. Сам Бубка когда-то рассказывал мне, что во время соревнований он держал конкурентов на расстоянии вполне осознанно, по совету работавшего с ним психолога, который утверждал, что даже с простым рукопожатием передаются флюиды, способные отрицательно повлиять на уверенного в себе человека.

Возможно, поэтому особых симпатий к себе со стороны соперников Бубка никогда не замечал. Наоборот, ощущал постоянную ревность, порой переходившую в зависть, которую при всем желании нельзя было назвать "белой".

Внешне Исинбаева ведет себя точно так же: в томительном ожидании выхода на дорожку лежит на матрасике, спрятав лицо под козырьком бейсболки, чем вольно или невольно демонстрирует не просто отрешенность от всего, что происходит вокруг, но и свою чемпионскую недоступность. Однако...

Когда в пятницу вечером Елена пошла на штурм мирового рекорда, вместе со всем стадионом ей стали дружно подхлопывать и соперницы! В соревнованиях с участием Бубки представить себе такое было невозможно. Да и сама Елена после каждой удачной попытки ведет себя совсем не так, как Бубка. Она всякий раз радуется, как ребенок, а после рекордного прыжка обязательно крутит на матах заднее сальто. Бубке такой взрыв эмоций совершенно не был присущ даже в молодые годы - даже в тот день, когда он первым покорил шестиметровую высоту.

Возможно, это связано не только с личностными особенностями Исинбаевой, женской ментальностью, но и общими переменами, происходящими в мире. Бубка был продуктом советской эпохи, регламентировавшей не только рукопожатия, пусть даже из соображений психологической целесообразности, но и многое другое. Вот только один эпизод из спортивной биографии великого шестовика - для понимания того, о чем идет речь.

Летом 1986 года на Играх доброй воли в Москве Бубка установил свой очередной мировой рекорд - 6,01. Искупавшись в щедрых овациях лужниковских трибун, атлет зачехлил шесты и с чувством исполненного долга ушел в раздевалку. И там, под трибунами, я оказался невольным свидетелем сцены, которую не забыл до сих пор.

Из VIP-ложи спустился помощник председателя Госкомспорта СССР, чтобы высказать Бубке... недовольство своего шефа. Суть претензий заключалась в том, что советский спортсмен, только что установивший мировой рекорд, "обязан прыгать дальше, а не останавливаться на достигнутом". Именно так и сказал: обязан. Выслушав этот бред, Бубка переменился в лице, а когда чиновник ушел, сказал мне с горечью: "Ну когда же они начнут наконец понимать, что я не робот, штампующий мировые рекорды, а живой человек!"

В пятницу одним из первых, с кем после установления мирового рекорда разговаривала Исинбаева по телефону, оказался Вячеслав Фетисов. Глава федерального агентства по физкультуре и спорту позвонил, чтобы поздравить - и сказать, что гордится Леной.

Случилось это сразу после необычной церемонии, которая во времена "раннего" Бубки была бы просто немыслима. Прежде чем оставить Исинбаеву "на съедение" журналистам, которыми зал был забит до отказа, президент ИААФ Ламин Диак вместе с представителем "Тойоты", связанной с Международной федерацией легкой атлетики спонсорским соглашением, торжественно объявили, что за мировой рекорд на чемпионате мира Исинбаева получит 100 тысяч долларов.

Ей не нужно сдавать честно заработанные деньги в "кассу Госкомспорта", как это было у нас, когда начиналась карьера Бубки. И уж совсем не обязательно лицемерить, изворачиваться, что-то недоговаривать в интервью, если речь заходит о деньгах, причитающихся за мировой рекорд.

Исинбаева избавлена от необходимости выслушивать упреки, от которых в свое время натерпелся Бубка, когда, прочно утвердившись на шестиметровой высоте, стал прибавлять к мировому рекорду по одному сантиметру. Лена делает то же самое - и все понимают, почему. Тут ведь вопрос не только денежной мотивации. Свое поведение в секторе Исинбаева объясняет точно так же, как это делал Бубка: каждый рекордный полет над планкой не просто тешит самолюбие атлета, позволяет ему оставаться в эпицентре всеобщего обожания как можно дольше, но еще доставляет огромное удовольствие миллионам людей, которые становятся очевидцами события. Почему нужно лишать их этого удовольствия?

Но за удовольствие - в том числе и за чужое - нужно платить. Да, королева шеста, как и король когда-то, имеет полное право по собственному разумению распорядиться той мерой таланта, которая каждому отпущена Богом. Однако поклонники Бубки до сих пор спорят, каких высот он мог бы достичь, если бы не меркантильные соображения, связанные с погоней за количеством рекордов и призовых. Масла в огонь этих споров подлили японцы. С помощью какого-то хитрого луча они установили, что на чемпионате мира-91 в Токио в своей лучшей попытке Бубка пролетел над планкой на высоте 6,37!

Сам Бубка к этой цифре относится довольно скептически, но не отрицает, что собирался закончить прыжковую карьеру не ниже, чем на отметке 6,20. Помешали травмы, которые с возрастом стали донимать все больше и больше, плюс отсутствие конкуренции.

Исинбаева не собирается скрывать, что пойдет по проторенной Бубкой дорожке: даже объявила после соревнований в Хельсинки, что еще в этом сезоне намерена прыгнуть на 5,02 и 5,03. Сумеет ли она выстроить карьеру так, чтобы в один прекрасный день достичь-таки предела собственных возможностей, - вопрос. Тем более что такой предел - величина скорее гипотетическая, нежели реальная.

Приблизиться к ней Исинбаева может только при счастливом стечении двух обстоятельств: если избежит травм и станет ощущать хоть какое-то дыхание в спину. Увы, пока никакой конкуренции не существует, что чемпионат мира в Хельсинки в очередной раз подтвердил. Но есть надежда, что она появится - точнее, возобновится - в ближайшее время: как только в сектор полностью выздоровевшей вернется Светлана Феофанова.

Если этого вдруг не случится, то неизвестно, как долго может продлиться одиночество Исинбаевой на рекордных высотах. Тогда она в очередной раз "повторит" Бубку. Которого, кстати, злые языки до сих пор обвиняют "в убийстве" мужского шеста, где сейчас налицо кризис жанра. Дело пытаются представить так, будто своими прыжками-полетами выдающийся украинский атлет перекрыл кислород целому поколению шестовиков, не позволил им даже грезить о больших победах.

Бубка свирепеет, когда слышит подобное, ибо знает, каким трудом, какими потом и кровью оплачена его феноменальная карьера, однако ведь на каждый роток не накинешь платок... Вполне возможно, что с такими же "подозрениями" когда-нибудь может столкнуться и Исинбаева, хотя понятно, что и она ни в чем виновата не будет.

Пока же россиянка в одиночку работает в секторе на авторитет своего вида спорта, чем оказывает, смею предположить, неоценимую услугу Бубке как члену совета ИААФ. Уж он-то как никто другой заинтересован в прогрессе прыжков с шестом, о чем бы ни судачили обыватели. Король шеста называет Исинбаеву гениальной спортсменкой, которую "сам Господь создал для высоких полетов над планкой".

12 августа. Женщины. Шест. 1. Елена ИСИНБАЕВА (Россия) - 5,01 (мировой рекорд). 2. Моника Пырек (Польша) - 4,60. 3. Павла Хамачкова (Чехия) - 4.50. 4. Татьяна ПОЛНОВА (Россия) - 4,50. 5. Гао Шуин (Китай) - 4,50. 6. Анна Роговска (Польша), Дана Эллис (Канада) - 4,35. 8. Ванесса Бослак (Франция) - 4,35.

Прямой эфир
Прямой эфир