12 января 2005

12 января 2005 | Прыжки с трамплина

ПРЫЖКИ С ТРАМПЛИНА

Как известно, в конце минувшего года главным тренером сборной России по прыжкам с трамплина стал знаменитый немецкий специалист Вольфганг Штайерт. Несколько дней назад в австрийском Бишофсхофене он дал интервью корреспонденту "СЭ".

Вольфганг ШТАЙЕРТ: "Я ИМЕННО ТОТ, КТО НУЖЕН ВАШЕЙ СБОРНОЙ"

-Что изменилось в сборной России с приходом в нее Штайерта? - поинтересовался ваш корреспондент у Дмитрия Васильева, нашего лучшего "летающего лыжника", когда встретил его на последнем этапе "Турне четырех трамплинов" в Бишофсхофене.

- Изменений множество, - ответил Васильев. - Приведу только один пример: кто-то посчитает, что это частность, но мне кажется, что ситуация весьма характерна. Раньше мы получали комбинезоны, которые затем приходилось перешивать, да и качество материала оставляло желать лучшего. На первый взгляд они были такими же, как у прыгунов из других сборных, но при ближайшем рассмотрении становилось ясно, что наших конкурентов одевали по более высокому классу. Сегодня благодаря авторитету нового шефа мы экипированы по последней моде, портные известных фирм снимают с нас мерки, и поэтому никакой подгонки не требуется. Получается, что нас наконец-то посчитали престижными клиентами. Повторяю: это лишь один пример. Но далеко не единственный. Да и результаты у нас пошли в гору. Так что, судя по всему, наше начальство сделало правильный выбор.

-Вы в курсе того, что стали первопроходцем? Ведь до вас иностранцы не возглавляли сборные России ни по одному олимпийскому виду спорта, - начал я беседу уже с самим Вольфгангом Штайертом.

- Конечно, мне это известно. Знаете, я всегда мечтал поработать в стране, где зима, которая нас, прыгунов, кормит, длится бесконечно долго. Еще будучи спортсменом, просил тренеров при первой же возможности послать меня на соревнования в Сибирь, но, увы, так до сих пор ни разу и не был - ни в Сибири, ни вообще в России.

Даже контракт о работе главным тренером вашей сборной пришлось подписывать в Германии. Правда, в основном потому, что немецкая пресса хотела максимально и во всех подробностях осветить это событие. На церемонии заключения соглашения присутствовало более 200 журналистов. Горжусь, что мне оказана столь высокая честь. Теперь я представляю самую большую страну в мире, и от осознания уже одного этого факта у меня захватывает дух.

К тому же у России, как я считаю, хорошая аура, ее уважают на моей родине, что для меня немаловажно. А самое главное, у моих новых подопечных колоссальный потенциал, которому многие могут позавидовать. Об этом я, кстати, говорил своим друзьям еще несколько лет назад, когда начал более внимательно присматриваться к российским прыгунам.

-Будет ли у вас служебная квартира в Москве или в каком-нибудь другом нашем городе?

- Об этом речи пока не было. Да и вряд ли мне нужна жилплощадь в ваших краях. К сожалению, пока в России нет нормальных условий для тренировок, современных трамплинов, поэтому сборная будет большую часть времени проводить в Западной Европе. Базовым для нее, скорее всего, станет германский регион Шварцвальд, где с давних пор готовится немецкая национальная команда.

Кстати, вот любопытный штрих. Вы не поверите, но зато короткое время, что я работаю на новом посту, проехал за рулем автомобиля уже 15 тысяч километров, доставая для своих ребят необходимое снаряжение.

-Какие цели вы ставите перед собой?

- Попытаюсь разбудить спящего великана. Ведь в 70-е годы вы блистали на трамплинах. И кое-что в этом направлении уже сделано. Например, появились победы на Континентальном кубке. Однако я не собираюсь переть напролом - намерен продвигаться вперед небольшими, тщательно обдуманными шагами. Так надежнее. А пика успехов надеюсь достичь к Белой олимпиаде 2010 года.

-Не будет ли для вас проблемой незнание русского языка?

- Один прыгун в сборной немного понимает по-немецки, другой владеет английским. Но вообще-то мне было бы спокойнее, если бы мои подопечные не знали немецкого. Дело в том, что пресса в Германии довольно специфична, она оказывает на спортсменов ужасное психологическое давление. И если ребята будут читать все, что напишут о нас, то могут морально сломаться, что, увы, случилось со многими их немецкими коллегами.

Поэтому я решил сам изучить русский язык. Конечно, вряд ли смогу освоить его в совершенстве, но все же постараюсь создать в команде необходимую атмосферу. Прекрасно понимаю, что у нас разное воспитание, что мы по-разному смотрим на жизнь, но это меня не пугает. Я вовсе не собираюсь вынуждать кого-то подстраиваться под меня, сам буду подстраиваться под них.

Например, не буду ломать распорядок дня. Ребята привыкли завтракать в половине восьмого и начинать тренировку в половине девятого? Очень хорошо. Немцы делают все это значительно позже, но лично меня вполне устраивает российский вариант. А еще я начал внушать ребятам, что непобедимых нет. И мне кажется, у них уже появилась вера в собственные силы. Хорошо зарекомендовал себя Васильев. Он приехал с лишним весом, я стал сам бегать с ним каждый день - и мы с ним очень быстро добились требуемого результата.

-Что сказали ваши друзья, когда узнали, с кем вы будете работать?

- У нас, немцев, есть такая поговорка: и тысяча марок не заменит сотню друзей. Так вот, друзья, которых у меня множество, тут же начали мне помогать. Во-первых, быстро нашлись богатые спонсоры, которые решили вложить в нашу команду деньги. Они верят, что через два-три года русские станут большой силой в нашем виде спорта, и делают инвестиции в будущее. Во-вторых, товарищи поддержали меня морально. Например, мой воспитанник Мартин Шмитт, чемпион мира и Олимпийских игр, увидев русских прыгунов в деле, поздравил меня с хорошим выбором и выразил уверенность в перспективности нашего проекта.

Приятно удивил меня и врач сборной Германии, с которым мы давние приятели. Он попросил взять его с собой, когда я поеду в Россию, потому что тоже мечтает увидеть ее своими глазами. И предложил, причем безвозмездно, свои услуги, если они понадобятся. Должен признаться, несколько раз я его уже эксплуатировал. Ведь в российской сборной должность врача не предусмотрена, и помощь пришлась весьма кстати.

Впрочем, это даже хорошо, когда в команде нет доктора. Как показывает практика, если он есть, у спортсменов тут же находится масса болячек, а когда он отсутствует, все, как это ни парадоксально, чувствуют себя абсолютно здоровыми.

-Вы упомянули о Шмитте... Если верить немецкой прессе, недавно он вас сильно критиковал - за то, что летом, мол, вы выбрали для него не слишком правильный вариант подготовки.

- Я уже говорил, что немецкая пресса - это нечто особенное, поэтому Шмитт порой вынужден плясать под дудку журналистов и говорить то, что на самом деле не думает. На "Турне четырех трамплинов" он выступил очень даже неплохо, а значит, мы с ним были на правильном пути.

-Почему вас неожиданно отправили в отставку с поста главного тренера сборной Германии?

- Откровенно говоря, до сих пор нахожусь в полном недоумении по поводу этого. Но без происков нашей прессы явно не обошлось. Я был очень популярен в Германии, кому-то это, видимо, не понравилось, и от меня решили избавиться, используя все имеющиеся под рукой средства. Но завистники будут посрамлены. И сделаю я это с помощью российской сборной. Стоило мне взяться за новое дело, как мой пошатнувшийся было рейтинг значительно укрепился. Забавно, но это так.

-Говорят, вы собираетесь осуществить какой-то совместный российско-германский проект?

- В свое время у меня родилась идея, к которой подтолкнуло следующее обстоятельство. Поляки не очень дружелюбно принимали у себя нашу звезду Свена Ханнавальда, освистывали его при каждом удобном и неудобном случае. В ответ мы предложили им взять к себе на обучение группу молодых польских прыгунов с трамплина. Патроном этой акции согласился стать президент Германии. Нечто подобное мы хотим сделать и теперь. Тем более что лидеры наших стран, Путин и Шредер, недавно учредили специальный фонд для молодежи, который, надеюсь, может нам здорово помочь.

-Контракт, который вы подписали, интересен для вас в финансовом плане?

- Тот, кто был федеральным тренером сборной Германии, как правило, не нуждается в деньгах. У меня на уме другое: хочется проявить себя в более сложных обстоятельствах. Взять под свое начало не слишком котирующуюся команду - и вывести ее в элиту.

Без ложной скромности скажу, что я именно тот человек, который вам нужен. Я оптимист по натуре, обладаю чувством юмора, и спортсменам со мной будет легко, а еще я умею экономить, что весьма немаловажно. Мне не нужны роскошные отели, я способен обходиться малым количеством ассистентов. В сборной Германии их было столько, что они только мешали. А в сборной России их практически нет, и я считаю это большим плюсом.

-Как вы думаете, смогут ли россияне выиграть в ближайшие пару лет, скажем, "Турне четырех трамплинов"?

- Выглядит на первый взгляд не очень реалистично. Но самое приятное в нашем деле - побеждать, и я это очень люблю. Так что полностью не стану исключать эту возможность. Тем более что в мировых прыжках с трамплина что-то постоянно меняется. Еще совсем недавно тон задавали прыгуны Норвегии и Словении, однако после принятия новых правил их лидеры откатились далеко назад. При определенных благоприятных условиях мы вполне можем прийти им на смену.

-Если такое произойдет, то вам наверняка вручат какую-нибудь нашу почетную правительственную награду. А как были оценены ваши заслуги на родине?

- В федеральной земле, где я работал, меня наградили медалью, обладателями которой являются всего несколько человек. Ее, насколько я знаю, может получить только тот, кто внес большой вклад в развитие местного туризма. Я был удостоен ее потому, что мое имя, как показали исследования, привлекает в регион большое количество гостей. Хранится у меня дома и еще одна награда - за 20-летнюю успешную деятельность на "Турне четырех трамплинов". Да, я многого добился во главе германской сборной, но теперь наступили другие времена, и я надеюсь преуспеть и вместе с россиянами.

Борис ТОСУНЯН

Бишофсхофен - Вена

Прямой эфир
Прямой эфир