Газета
25 мая 2004

25 мая 2004 | Футбол

ФУТБОЛ

КОРОЛИ ПРОШЛОГО

103 ГОЛА В КЛУБЕ Григория ФЕДОТОВА

Виктор КОЛОТОВ

Его можно было бы назвать героем своего времени. Только внешним обликом - простотой и скромностью, неприметностью за кромкой поля, нерасположенностью к комплиментам и позированию перед прессой - на публичный героизм он никак не тянул. Расцвет Виктора Колотова пришелся на начало эры тотального футбола, местом рождения которого считается Голландия. Колотов родился в захолустном поселке Юдино Татарской АССР, но именно он в середине 70-х годов стал лучшим отечественным олицетворением голландской идеи всестороннего универсализма.

Существует понятие "синтетический актер" - и трагик, и комик, да все, что угодно, в одном лице. Колотов был синтетическим футболистом. Формально он числился полузащитником, но за 90 минут непрерывного движения по полю успевал сыграть и стоппером, и центрфорвардом, и диспетчером, да и на флангах атаки оказывался нередким гостем - чувствовал себя хозяином. Впервые в 1971 году увидевший Колотова в атаке киевского "Динамо" легендарный испанский вратарь Рикардо Замора воскликнул: "Какая же это "шестерка" (под 6-м номером Колотов начал выступать в составе киевлян), у него на спине должна быть "девятка"!" Случайно или нет, но вскоре Колотов надел футболку с 9-м номером, под которым и играл до конца карьеры.

В ту пору лучшие отечественные клубы еще не были на одно лицо, и игроков подбирали сообразно своему игровому стилю. Скажем, такая яркая личность: как Федор Черенков, мог достичь своих высот только в "Спартаке". Колотов оказался уникумом, разносторонний талант вынес бы его на гребень успеха в любой команде. Недаром осенью 1970 года за малоизвестного полузащитника казанского "Рубина" сцепились между собой сразу девять клубов, в три из которых он подал заявления, а в итоге уехал в Киев. Обманутые в своих ожиданиях претенденты на футболиста настояли на его дисквалификации, а пресса, чтя коммунистическую мораль, заклеймила его как рвача.

Но Колотова успели узнать в сборной СССР, за которую он, еще как игрок "Рубина", провел два матча, и понимали, что не корысти ради он совершал необдуманные поступки, а по простоте душевной. Вскоре его простили. И получили игрока, в составе киевского "Динамо" и сборной СССР образцово воплощавшего своей игрой принципы тотального футбола. Работяг, способных, не останавливаясь все 90 минут, бороздить футбольные просторы, в то время стало появляться все больше. Но в отличие от них Виктор Колотов не тянул лямку на поле, а словно парил над ним. И создавалось впечатление, что все ему удается легко, играючи, без какого-либо напряжения.

Эту внешнюю легкость его игре придавала оригинальная техника владения мячом, широкий беговой шаг, отличавшие его от остальных. Но главным были быстрота мышления, способность предвидеть ситуацию на несколько ходов вперед. Поэтому лишних усилий ему не требовалось, и его игровой почерк выглядел хотя и каллиграфическим, но в то же время и убористым. Способности Колотова в пылу борьбы на футбольном поле разбираться не только в отдельных эпизодах, но и глобально оценить ход всей игры, поражался даже такой футбольный мэтр, как Валерий Лобановский.

90 минут финала Кубка СССР 1974 года между киевским "Динамо" и ворошиловградской "Зарей" завершились нулевой ничьей. Предстояла дополнительная 30-минутка. "Надо выпускать Шепеля", - обратился Колотов к Лобановскому. Тот подумал-подумал и согласился. В оставшиеся полчаса Анатолий Шепель стал самым заметным на поле, затерзал, задергал оборону "Зари", развязав руки партнерам, а в итоге - 3:0, и Кубок уехал в Киев.

Голы Колотова, которые он начал забивать с первого матча за киевлян, как правило, являли собой воплощение элегантности, приносили удовольствие самым требовательным футбольным гурманам. 22 мяча забил он в составе сборной СССР, 8 - в матчах европейских кубков.

Вот один из них - голландскому ПСВ в полуфинале Кубка кубков-74/75 - как наглядный пример, о котором до сих пор вспоминают бывшие партнеры Колотова по команде. Рассказывает Леонид Буряк: "Мунтян выписывает в середине поля замысловатые финты. Замечает на правом фланге Трошкина, подающего условный знак: готов к рывку. Мунтян бросает ему мяч, Трошкин уходит до самого углового флага. А по левому флангу, словно предвидя последующие события, развивает предельную скорость Колотов, немного срезая угол, чтобы выйти к дальней от Трошкина штанге. Трошкин резко посылает мяч параллельно воротам, в двух-трех метрах от них. И Колотов, наш стремительный Витек, головой врезается в мяч. Гол!"

Но за кулисами футбольного поля лишь партнеры по команде знали, каким трудом давалась Колотову эта легкость. Он полностью отдавался игре и порой падал в кресло раздевалки без сил. Тот же Буряк после победы над ПСВ вспоминал: "Открывается дверь из душевой, на пороге Витя Колотов. Внимательно оглядывает всех нас, делает несколько нетвердых шагов, останавливается и тихо-тихо спрашивает: "Ребята, какой же все-таки счет?" В ответ - взрыв смеха. Колотов бредет к своему креслу. Все силы отданы матчу, победе".

На протяжении семи лет Колотов был капитаном киевского "Динамо", а в 1975 - 1976 гг. - и сборной СССР, и на этом посту являл собой пример редкой самоотверженности. Травмы не обходили его стороной, и в первом матче за Суперкубок - 75 с "Баварией" в Мюнхене он получил тяжелейшее повреждение. Врачи кричали: "В больницу!" - но Колотов безапелляционно заявил: "Сделайте заморозку и замотайте ногу!" Медицине пришлось повиноваться, и капитан "Динамо" вместе с товарищами праздновал сенсационную победу над "Баварией", по праву держал затем в руках европейский Суперкубок.

Его класс был общепризнан. В 1972 году на вопрос, кого из киевских динамовцев он взял бы в свой клуб, тренер мадридского "Реала" Мигель Муньос сказал, как отчеканил: "Колотова, Блохина и Мунтяна".

Павел АЛЕШИН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...