Газета
20 сентября 2002

20 сентября 2002 | Гребля - Академическая

АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРЕБЛЯ

Вячеслав ИВАНОВ

ОДИНОЧКА

ДОСЬЕ "СЭ"

Один из лучших гребцов-одиночников за всю историю академической гребли. Родился 30 июля 1938 года в Москве. Заслуженный мастер спорта. Первым из советских и российских спортсменов добился побед на трех Олимпиадах подряд: в Мельбурне (1956), Риме (1960) и Токио (1964). Первый советский чемпион мира по академической гребле (1962). 4-кратный чемпион Европы (1956, 1959, 1961, 1964). 12-кратный чемпион СССР (1956 - 1966).

Капитан второго ранга в отставке. Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1960) и двумя орденами "Знак почета" (1956, 1964).

Живет в Москве.

БОКСЕР - СМЕЖНИК

В школе врачи обнаружили у него ревмокардит. От уроков физкультуры Иванов был освобожден. Но гиподинамия мальчишке не грозила, благо Нескучный сад был рядом. Сосед по двору занимался метанием диска, Иванов подносил ему снаряд, а потом решил и сам метать диск.

В легкоатлетической секции на стадионе Юных Пионеров тренер сказал Иванову, что для метаний он слишком тощий. Его определили в сектор для прыжков в высоту. Стояла осень 1950-го, зарядили дожди, занятия перенесли под крышу - во Дворец спорта "Крылья Советов". А там шел чемпионат страны по боксу. Слава Иванов не отрывал глаз от ринга. Без колебаний расстался с легкой атлетикой и стал три раза в неделю ходить в спартаковский зал на улице Воровского к Ивану Ганыкину.

Он уже дрался на ринге, когда летом 1952-го его друг Витя Дорофеев позвал заниматься греблей. Иванов поначалу отказался. Решил довод друга: "Боксеру нужны сильные руки. А лучше гребли их нигде не накачаешь". Юный спортсмен стал совмещать: три раза в неделю боксировал в спартаковском зале у Ганыкина, столько же занимался греблей на "Стрелке" у Игоря Демьянова.

Это могло длиться долго, потому что бокс он очень любил. Сейчас в это трудно поверить, но Иванов продолжал боксировать "по юношам", даже став олимпийским чемпионом! Точку поставил случай. На юношеских соревнованиях центрального совета общества "Спартак" Вячеслава Иванова отправил в нокаут сильный парень по фамилии Романов. Вот после этого - уже в 1957-м - ему и запретили выходить на ринг.

Иванов считает, что именно бокс ему дал путевку в большую греблю. "Выносливость, реакция, умение держать удар, терпеть и переходить в решающую контратаку, когда от тебя этого никто не ждет, - все это от бокса", - говорит он.

Но если бокс дает такие феноменальные результаты, какие стал показывать Иванов уже через три года после начала занятий греблей, то, видимо, надо всем гребцам немедленно выходить на берег и начинать отрабатывать удары в голову и в корпус.

УЧИТЕЛЬ

В 14 лет он впервые сел в лодку на легендарной "Стрелке". Лодка была тяжелая и очень неустойчивая. "Бросай весла! Держись за борт!" - кричали новичку старожилы "Стрелки". Он чувствовал, что здесь какой-то подвох, но невольно сделал так, как подсказывали коварные советчики. Лодка перевернулась.

Клинкерную одиночку специально подсунул несколько самоуверенному новичку тренер Игорь Демьянов. Тренер "академиков" на "Стрелке", несмотря на то что был уже не первой молодости, продолжал гоняться и боролся за медали чемпионата Союза. Ему понравился долговязый, худенький паренек, который не обращал внимания на то, что ему не доставалось места у основного гребного станка. Иванов садился в прикрепленную цепью байдарку и греб в ней до седьмого пота. Так не делал никто из "академиков". Никто не совмещал и бокс с греблей. У парня был сильный характер, и это больше всего понравилось тренеру.

Отец Иванова погиб в 42-м, старший брат, Михаил - в 45-м. Славе Иванову было 15, когда он вынужден был пойти на завод: тяжело заболела мама, и надо было кормить семью. Он вставал ежедневно в 5.30, совершал 5-километровый кросс перед началом смены, а вечером шел на тренировку. В зависимости от того, какая была сегодня: бокс или гребля.

Демьянов в известной степени тоже был совместителем. Кроме "Стрелки" он подрабатывал в гребной секции общества "Красное знамя", где теперь тренировался рабочий паренек Иванов. Так тренер и ученик не потеряли друг друга - и в этом был счастливый перст судьбы. Частенько они гонялись всерьез. И очень скоро юный гребец стал обходить учителя.

В день своего рождения - 30 июля 1955 года - 17-летний Вячеслав Иванов выиграл свою первую золотую медаль - на юношеском первенстве страны. Уже тогда в финальном заезде проявилось его уникальное умение совершать затяжной спурт из безнадежных ситуаций. Нелепо свалившись на старте с "банки" (так гребцы называют подвижное сиденье в лодке) и далеко отпустив своего основного соперника Николая Бутырина, Вячеслав Иванов развил бешеный темп. Он догнал и обошел соперника. Этот прием станет "фирменным" у Иванова. Он всегда начинал гонку как бы в прогулочном ритме, а заканчивал непосильным для соперников затяжным спуртом.

ТЮКАЛОВ

Весной 1956 года 17-летнего Иванова включили в сборную команду Союза и вызвали на сборы в Поти. Впервые юноша жил и тренировался рядом с легендарным гребцом Юрием Тюкаловым. Великий спортсмен, прошедший Ленинградскую блокаду, перенесший тяжелейшую дистрофию, выиграл олимпийское золото в Хельсинки. Первое у наших гребцов. В те годы на водных дорожках Тюкалов доминировал. Пока не появился 17-летний московский пацан, "салага", как звали Иванова сборники.

В спорте всегда появляется кто-то, идущий тебе на смену. И всегда это происходит внезапно. Когда на прикидке перед I Спартакиадой народов СССР Иванов опередил Тюкалова на 7 секунд, чемпион Хельсинки понял, что этого парня ему уже не одолеть. Если "салага" выигрывает у тебя почти два корпуса, значит, тебе надо уходить туда, где его не будет. И, взяв в напарники земляка Александра Беркутова, Тюкалов ушел гоняться на двойках - с тем, чтобы в Мельбурне выиграть свое второе олимпийское золото. Но прежде у них с Ивановым произошло вот что.

Пересев на двойку, Тюкалов по просьбе руководства команды Ленинграда на Спартакиаде стартовал и на одиночке. Перед финалом он отозвал Иванова в сторону и сказал, что Вячеслав в одиночке теперь самый сильный. Комплимент великого гребца был неожиданным и приятным. Но это было не все. Тюкалов попросил Иванова разыграть для зрителей маленький спектакль: он, Тюкалов, сначала уйдет вперед, но отрываться не будет, потом пропустит Иванова, а сам придет вторым. Мол, хочет сымитировать борьбу, но не выкладываться, чтобы сохранить силы для двойки.

Иванов решил помочь старшему товарищу. Как договаривались, он пропустил его вперед и ждал, когда тот будет его пропускать. В какой-то момент взглянул на дорожку, где греб Тюкалов, чтобы определить, скоро ли это произойдет, и чуть не свалился с "банки": лодка олимпийского чемпиона была метров на 40 впереди, и темп лидер сбавлять не собирался...

Это сегодня - с высоты трех выигранных Олимпиад - Иванов говорит, что все равно поехал бы в Мельбурн, потому что был сильнее Тюкалова. А тогда, в свои 18 лет, он этого знать не мог. И разозлился по-настоящему. Снова выручил затяжной, мощный спурт. Иванов взял такой сумасшедший ритм и развил такой невиданный темп, что за 50 метров до финиша Тюкалов опустил весла, сдался. На плоту он подошел к Иванову и, широко улыбаясь, сказал: "Поздравляю, Слава! Ты выиграл в честной борьбе!"

Слова упрека застыли на губах у юного чемпиона. Он простил великого гребца сразу и навсегда. Впоследствии они дважды оказывались в одной лодке и оба раза побеждали. Выиграли вместе золото чемпионата СССР на двойке. Но особо памятна была гонка в Америке, когда их пригласили на матчевую встречу США - СССР. Напарник Тюкалова заболел, Иванову приходилось выручать команду. Причем надо было грести с Тюкаловым сразу после своей гонки.

Свою гонку на одиночке Иванов выиграл. Но сильный американский гребец Кромвелл измотал его основательно. В Филадельфии стояла 40-градусная жара и было чудовищно душно. Интервал между гонками был очень маленьким, для того чтобы прийти в себя. Это была очень трудная гонка для обоих. Сначала пришлось выкладываться Тюкалову: Иванов мог только поддерживать ритм, но усилий не прилагал. В конце концов Тюкалов взмолился: "Славка! Не могу больше! Греби!"

Тут Иванов включился на полную мощь. И они победили! А затем, словно посмеиваясь над могучими соперниками, которые рассчитывали легко одолеть русских, Иванов и Тюкалов вновь прошли вдоль трибун - уже в спокойном, прогулочном ритме. Зрители встретили русских гребцов овацией.

МАККЕНЗИ

Стюарт Маккензи - главный соперник Иванова в его спортивной карьере. Вообще-то этот двухметровый рыжий австралиец был довольно противным парнем. Заносчивым, высокомерным. Во всяком случае, таким он казался Иванову.

Впервые судьба свела их на озере Вендурри под Мельбурном, где проходила олимпийская регата. У Иванова была маленькая слабость: он собирал автографы знаменитых боксеров. А тут решил перед финальным заездом взять автографы у своих соперников. Мальчишество? Но не будем забывать: ему было 18.

Маккензи расписался на открытке с видом Женевского озера и против своей фамилии поставил жирную цифру "I". Потом посмотрел на Иванова в упор: понял намек? Иванов понял. Маккензи вырос на этом озере, он был очень силен физически, он очень хотел выиграть. Австралиец сразу ушел вперед. Оторвался очень далеко. Иванов подумал: все, проиграл. Он шел с хорошим темпом - 36 гребков в минуту, а Маккензи тем не менее увеличивал отрыв. И тогда Иванов сделал то, за что его частенько именовали "авантюристом": совершил спурт протяженностью в 500 метров.

Он перешел на ураганный темп: 48 гребков в минуту. Держать такой темп долго невозможно. Он догнал Маккензи за 100 метров до финиша. Вырвал победу. Из лодки Иванова вытащили в бессознательном состоянии...

Стюарт мечтал о реванше. Ему удалось выиграть у Иванова на трех регатах подряд! Но когда приходила пора самых ответственных стартов, побеждал Иванов. Так было на чемпионате Европы во французском Маконе, так было на первом у гребцов чемпионате мира в швейцарском Люцерне, так было и на Олимпиаде в Риме.

... Во французский Макон Маккензи приехал на собственном гоночном автомобиле (он переехал жить в Лондон и выступал уже под английским флагом). Зная, что Иванов любит прогуляться пешком от гостиницы к эллингам, Маккензи разгонял свой автомобиль, потом переходил на нейтральную скорость и выключал мотор. Подкрадывался к русскому, едва не задевая его, врубал мотор на полную мощь и с хохотом проносился мимо, махая рукой. И делал он это, стервец, перед гонками!

Пару раз он заставал Иванова врасплох. А на третий раз Иванов повернулся к нему лицом и ждал, когда машина подъедет. Тогда, изображая любезность, Маккензи остановился и предложил подвезти Иванова. Тот послал его куда подальше. Русский мат в переводе не нуждается. Больше Маккензи не караулил Иванова на дороге.

Они продолжили выяснять отношения на воде. Взяли сумасшедший темп со старта. За 200 метров до финиша Маккензи бросил весла... Вячеслав показал время, которое судьи долго не решались объявить: 6,58,8! Впервые в истории одиночник прошел 2000 метров быстрее 7 минут.

В олимпийский Рим Маккензи приехал за месяц. Тщательно готовился. Против обыкновения избегал интервью. Когда наш спортсмен появился на озере Альбано, к нему сразу же подошел Маккензи и без обиняков сказал: "Попробуем?" Он хотел узнать, в какой форме Иванов. "Давай!" - ответил Иванов. Прикидка входила и в его планы.

Прошли 1000 метров, Маккензи отстал на два корпуса лодки. На следующее утро австралиец караулил русского. "Давай?" - "Плииз!" Маккензи отстал на четыре корпуса лодки. Иванова очень удивило, что и на третье утро Маккензи ждал его. Иванов кивнул, они пошли. Маккензи на финише трясущимися руками смотрел на секундомер, который он прихватил с собой... "Сколько?" - небрежно спросил Иванов, повернув голову. "Ты молодец, Слава..." - выдавил из себя удрученный соперник.

На следующее утро Маккензи уехал из Рима...

Иванов выиграл финальную гонку легко. Настоящих соперников не нашлось.

Когда Маккензи женился, он пригласил Иванова на свою свадьбу. Прислал приглашение, написал, что оплачивает дорогу в оба конца. Иванов показал приглашение в спортивном ведомстве. Ехать запретили. Но дали денег на хороший фотоаппарат, выгравировали памятную надпись. Послали Стюарту подарок к свадьбе. Маккензи, однако, был той еще штучкой. В ответ он послал русскому чемпиону... свой гоночный автомобиль! С намеком. В ЦК советскому спортсмену принять такой подарок не разрешили.

РЕШЕНИЕ МОК

Свою третью золотую олимпийскую медаль Иванов выиграл в Токио. Здесь его подстерегали серьезные испытания. Во-первых, за неделю до стартов он заболел. Выкарабкался. Второй удар: лодку, заказанную в Англии, доставили в Токио слишком поздно. Она была расстроена, как гитара, год валявшаяся на чердаке. На настройку лодки нужны хотя бы сутки. Их не было. И в финал пришлось пробиваться через утешительные заезды.

К финалу лодка была отрегулирована. Погода выдалась очень ветреная. Со старта лидерство захватил Иоахим Хилл, спортсмен из ГДР. Накануне Олимпиады на чемпионате Европы в Голландии, где Иванов выиграл, Хилл не попал даже в финал. Первый раз Иванов повернул голову на отметке 1000 метров - немец шел впереди на два корпуса. Но Иванов не почувствовал опасности, он не верил в Хилла. На отметке 1500 Иванов посмотрел на соперника вторично: Хилл был впереди на четыре корпуса лодки! И Иванов понял, что ошибся в этом спортсмене.

Ругать себя было поздно. Надо было попытаться что-то сделать. Он взвинтил темп до предела. Тогда этот предел был равен 44 гребкам в минуту. Он знал, что сил не хватит, но выхода не было. Он работал так, как никогда в жизни. Была надежда только на свои руки - и на сердце, которое должно было выдержать.

В голове стоял сплошной гул. Он ничего не видел. За 50 метров до финиша силы оставили Иванова, он опустил весла. Оглянулся. Впереди - до самого финиша - была чистая вода! Он посмотрел в противоположную сторону. Ближе всех к нему был Хилл, но вид у него был жалкий: соперник бессильно опустил весла. Иванов сделал последнее усилие - и финишировал первым. И снова, как в Мельбурне, его вынесли из лодки без сознания.

Мог ли Иванов стать 4-кратным олимпийским чемпионом в Мехико? Не стал - значит, не мог, слышу ответ. Но все дело в том, что МОГ, но не дали! Он выиграл в Мехико предолимпийскую регату. Его конкурент, наш второй одиночник, в Союзе проигрывал ему 12 секунд. Это, как говорят гребцы, "трамвайная остановка". Но на гонку Иванова не заявили. Тренер конкурента сказал на совещании у руководителя советской делегации Сергея Павлова, что у Иванова травма ноги и он не выдержит.

Травма ноги у Иванова была. Но она не мешала ему грести. И потом, Иванов и "не выдержит" - две вещи несовместные. Тренер второго нашего гребца "гарантировал", что его ученик выиграет золото. И эта гарантия стала решающей.

Узнав, что русские не заявили Иванова, МОК принял беспрецедентное решение: допустить трехкратного олимпийского чемпиона вне конкурса! Причем специально оговаривалось: в случае победы Иванова вручить и ему, и занявшему второе место две равноценные золотые медали! Такого не было никогда за всю историю Олимпийских игр!

Нет, все же лорды из МОК любили спорт и великих спортсменов больше, чем наши руководители! Тот же человек (тренер "дублера" Иванова) развил большую активность: убедил Сергея Павлова, что Иванов не должен стартовать даже вне конкурса. Дескать, Иванов - авантюрист, и если поедет, то он "не гарантирует" золотой медали. И великому спортсмену, гениальному "авантюристу" не дали выйти на старт, чтобы совершить, может быть, самую блистательную в своей карьере авантюру.

"Дублер" Иванова не попал в финал.

Иванов после этого бросил спорт.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

... Мы сидим с Вячеславом Николаевичем на лавочке возле его дома, в одном не очень тихом московском переулке. Как живет капитан второго ранга в отставке? Чем занимается?

- У меня неплохая военная пенсия. Кроме того, Юрий Михайлович Лужков нам, олимпийцам, немного "подкидывает". В сумме пять тысяч рублей получается, - говорит Иванов.

Величайший гребец XX века собирается написать правдивую книгу о своей жизни. Сам. Без всяких там литзаписчиков.

- В той книжке, что вышла в советское время, 30 лет назад, правды процентов на 30, - говорит Иванов. - Время было такое.

Сейчас другое время. И пришла пора рассказать всю правду.

Юрий ВАСИЛЬЕВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...