20 июля 2000

20 июля 2000 | Футбол

ФУТБОЛ

НЕ КРУШИТЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ! ВИНОВАТЫ НЕ ОНИ

Почему футбол отсутствует на телеэкране? Каковы взаимоотношения ПФЛ, клубов и телевидения? Сегодня свой взгляд на проблему излагает продюсер и ведущий программы "Футбол плюс ТВ" на канале РТР, в прошлом член исполкома РФС, президент холдинга "Московские новости" Александр Вайнштейн.

- В чем, с вашей точки зрения, суть конфликта между ПФЛ и телеканалами?

- Мнение, что существует какой-то конфликт, ошибочно. На самом деле есть ПФЛ, которой клубы делегировали свои права на продажу телетрансляций и которая в силу неадекватной оценки ситуации не может этого сделать.

- Что вы подразумеваете под "неадекватной оценкой"?

- Прежде всего это завышенная оценка стоимости телеправ и заинтересованности телевидения в показе футбола. Но главное - это отсутствие гибкости в переговорах. Вокруг Николая Толстых, увы, собрались люди, которые слабо представляют сложившуюся ситуацию, мало что понимают в маркетинге и не способны вести конструктивный диалог.

- Пять лет назад вы были одним из инициаторов контракта ПФЛ с компанией IMG.

- Действительно, я стоял у истоков этого контракта. Согласно его условиям, IMG в течение пяти лет выплатила лиге и клубам 15 миллионов долларов. Ради чего нужно было разрушать этот контракт, не понимаю. В ноябре мы вышли с предложением продлить соглашение на три года, в этом случае Лига ежегодно должна была получать по 2,5 миллиона долларов. Да, это меньше того, что было раньше. Но нужно реально оценивать состояние российской экономики после кризиса. В любом случае удивительно, что на наше письменное предложение не было никакого ответа - даже уведомления о том, что оно принято к сведению. Толстых не посчитал нужным это сделать.

- Может быть, тогда, в ноябре, у ПФЛ существовали какие-то иные, более выгодные варианты?

- Сомневаюсь. Был объявлен тендер, но IMG оказалась единственной компанией, которая вышла со своим предложением и предоставила все документы. Слышал, что существовало какое-то предложение РФС, но его детали так и не были обнародованы.

- В любой конфликтной ситуации есть правые и виноватые.

- Нужно назвать вещи своими именами. Главный виновник того, что российский зритель не видит футбола, - руководство ПФЛ. Эти люди не умеют договариваться, считают, что им все чем-то обязаны, разговаривают исключительно с позиции силы, не понимая, что стороны должны быть равноправными партнерами. Доходило до смешного. Например, в один из черновых вариантов контракта был вписан пункт, согласно которому ПФЛ имела право контролировать содержание футбольных передач на РТР. Очевидно, что Лига абсолютно не понимает своих функций. Кстати, отмечу, что в прошлом ПФЛ не раз нарушала условия контракта, любые просьбы, касающиеся календаря или переноса времени матчей, воспринимались в штыки. Тем не менее мы не применяли штрафных санкций, поскольку предполагали, что контракт будет продлен.

- Может быть, контракт с IMG развратил и Лигу, и клубы, которые не ударив палец о палец пять лет получали неплохие деньги?

- Не думаю. Наоборот, у руководителей клубов была возможность пройти хорошую школу. Многие поняли, что такое маркетинг. Да и вообще, сегодня руководители большинства клубов - люди грамотные. Вся беда в том, что у клубов отсутствует необходимый координирующий орган. Вопросы решают лично Толстых и два-три человека из его окружения. Конечно, периодически собирается совет Лиги. Но часто там присутствуют не первые лица клубов. Бывает и так, что Толстых не общается с некоторыми руководителями клубов - и, естественно, не может с ними договориться. Когда мы работали над прошлым контрактом, Толстых просил нас самих разговаривать с рядом клубов.

Поверьте, у телевидения есть интерес к показу российского футбола и желание делать это цивилизованно - естественно, с учетом своих интересов. Контракт выгоден и футболу в целом, но, получается, не выгоден отдельным его субъектам.

- Руководители ряда клубов считают, что предлагаемая им сумма слишком мала. Как она определяется?

- Те люди, которые выдвигают финансовые требования, берут цифры с потолка. Они хотят получить много, сразу и вперед. Так не бывает. Пора понять две вещи. Первая: есть рынок. Вторая: маркетинг - это серьезная наука. Стоимость рекламы и соответственно телетрансляций определяется емкостью российского рынка. Coca Cola или Stimorol не потому вкладывают деньги, что любят футбол, а потому, что хотят увеличить объем своих продаж в России. Тогда как президентам клубов кажется, что они стоят миллионы, а почему - объяснить не могут. Им просто мало. Мы же предложили научно обоснованную и подтвержденную спонсорами цифру - 2,5 миллиона долларов в год. И это были гарантированные деньги.

- Какова вероятность того, что российский телезритель в этом году футбол все-таки увидит?

- Такая вероятность очень мала. Клубы делегировали свои права Лиге, а с ней договориться сложно. Кроме того, те спонсоры, которые были готовы сотрудничать с IMG, подождали несколько месяцев - и вложили деньги в другие проекты. Теперь нужно искать новых инвесторов. Проблема может быть решена лишь тогда, когда в руководстве российским футболом возникнет единство и будет создана единая вертикаль управления. Когда кто-то говорит, что РФС и ПФЛ договорились, он вводит всех в заблуждение, а проблема с показом матчей лишь частность.

- На ваш взгляд, правильно ли поступил "Спартак", заключив индивидуальный контракт с Ren TV?

- Абсолютно правильно. Заварзин - один из самых грамотных и толковых руководителей клубов. Он долго не шел на этот сепаратный договор, ждал, когда Лига заключит контракт, и лишь когда понял, что ждать нечего, речь зашла об индивидуальном договоре. Это дело клуба, а в "Спартаке" умеют считать деньги.

Эдуард НИСЕНБОЙМ