11 сентября 1998

11 сентября 1998 | Теннис

ТЕННИС

US OPEN-98

ПОЧЕМУ ОНИ УЕЗЖАЮТ

Евгений РУБИН

из Нью-Йорка

Похолодание, наступившее в Нью-Йорке, несколько остудило пыл местной теннисной публики. Вместо обычных 45 тысяч зрителей US Open вот уже второй день собирает 35. Сказалось, конечно, и то, что территория турнира сжалась - главные события сосредоточились на двух кортах. На остальных 16 играют "старые да малые": юниоры и ветераны. За этими матчами наблюдают в основном родственники, приятели и тренеры играющих.

К корту № 10, окруженному двумя рядами лавок, к середине дня стянулись человек 10, среди которых были заслуженные тренеры Ольга Морозова и Татьяна Наумко. Оказалось, что все собравшиеся - из России, пришли посмотреть матч с участием юной соотечественницы. Тут я и познакомился с Александром Богомоловым.

В 70-е годы он был довольно известным теннисистом, мастером спорта международного класса, выигрывал чемпионаты СССР в парном разряде дважды с Сергеем Леонюком и один раз с Александром Метревели. Потом работал в "Динамо". В частности, с выступавшей на этом US Open, как и на десятке прошлых, Ларисой Савченко-Нейланд. Теперь живет и трудится, как и многие его коллеги, за пределами России.

-Что подталкивает теннисных тренеров России к массовому переселению на Запад? И как находят их зарубежные клубы?

- На меня выбор пал случайно, - рассказывает Александр. - Когда в "Динамо" пришел запрос из мексиканского клуба, мне предложили поехать. Я согласился и в 1992 начал работать в городе Тамчико.

-Почему согласились? Охота к перемене мест?

- Потому что видел, как в "Динамо" умирает теннис без малейшей надежды на возрождение. Сейчас я думаю, что и сам тоже виноват в этом развале. Может быть, следовало взять на себя хозяйственные проблемы. Но мне хотелось заниматься своим делом, тренировать. За этим я и поехал в Мексику. Теперь в этой стране много тренеров из России.

-Но вы, насколько я знаю, там не задержались. Почему? В США материальные условия лучше?

- В Мексике наша семья прожила два года. В Штаты мы перебрались потому, что здесь лучше детям: лучше школьное и университетское образование, выше уровень тенниса, быстрей рост юных теннисистов. А у меня дочь Катя - ей сейчас 17 лет и сын Саша, который на два года младше. Оба подавали надежды как теннисисты, надо было думать об их будущем. И я принял приглашение американского клуба.

-Где этот клуб находится?

- В городе Майами. Называется Теннисной академией Монтаны, по имени владельца.

-Катя и Саша надежды оправдывают?

- Вполне. Они стали чемпионами США в своих возрастных группах, ребят уже одолевают агенты разных фирм, предлагая контракты. Но мы пока от таких шагов воздерживаемся. К тому же Катя поступила в университет и увлечена учебой.

-Насколько я понимаю, вы готовите сына и дочь к карьере теннисных профессионалов. Если они добьются успеха, то за какую страну будут выступать?

- За США. Хотя я хотел бы, чтобы они представляли Россию. Со мной об этом вело переговоры российское теннисное руководство, в частности, Шамиль Тарпищев. Но для полноценного совершенствования ребятам необходимо играть в национальных чемпионатах. А задержится наша семья в Америке надолго - у нас недавно родился еще один ребенок.

-Как вам работается в Майами? Заработком удовлетворены?

- Я старший тренер клуба. Работой доволен. А материально трудновато. В принципе на ту тысячу долларов в неделю, которые здесь можно заработать, прилично существовать нетрудно. Жена тоже трудится - с малышами. Мы и квартиру купили. Но у нас большие дополнительные расходы: детям надо ездить на турниры.

-На чем основана деятельность вашего клуба? Вероятно, ищете юные дарования и стремитесь вырастить из них звезд?

- Нет. Мы тренируем тех, кто приходит и платит за учение. Утром, например, корты отданы группам пожилых. Есть группы начинающих, более квалифицированных. Молодых объединяем по возрастам. Я по утрам даю частные уроки желающим совершенствоваться. Поисками мы не занимаемся. В Майами много таких клубов, как наш. Конкуренция велика. Правда, и любителей тенниса достаточно.

-И кортов всем хватает?

- Да. У моего хозяина два клуба. В одном - 12 площадок, в другом - 16. Все - открытые. В Майами закрытые не нужны.

-Есть в этом городе другие российские тренеры?

- У нас в клубе их несколько. Все мои бывшие ученики. Еще два моих питомца трудятся в Чикаго. В общем, наших в Америке много.

-Итак, Теннисная академия Монтаны не может сказать о себе: "Алло, мы ищем таланты". Но кто-то же их разыскивает, кто-то пестует?

- Все, из кого могут получиться приличные мастера, на учете. Для этого в каждом штате есть представитель национальной федерации. За ростом способных ребят следят, их вызывают на сборы. Сборы краткосрочные - от двух до четырех дней. Там игроков просматривают и дают рекомендации их личным тренерам.

Существует юношеская сборная команда. В ней 60 человек, и все они получают материальную помощь - от 2 до 50 тысяч долларов в год. Это - на разъезды и жизнь во время соревнований. Мой Саша получает 12 тысяч, Катя - 5.

-Значит, система есть. Чем же вы тогда объясняете, что - во всяком случае, судя по нынешнему US Open, - не видно в Америке смены Питу Сампрасу, Андре Агасси, Джиму Курье, Майклу Чангу, Тодду Мартину? Это поколение довольно скоро уйдет, а за ним пустота, которую готовы заполнить молодые люди из Европы, Южной Америки, Австралии...

- Мне кажется, что дело тут вот в чем. Подавляющее большинство американских родителей, отдающих детей в такие заведения, как наше, думают не о том, чтобы те стали теннисистами, а о том, чтобы у ребят хватило мастерства для поступления в университеты со стипендией. И сами дети хотят того же. Высшее образование привлекает их больше, чем возможное звездное будущее. Спортивная карьера - дело рискованное, а хороший университет дает верную специальность.

Кроме того, американскому школьнику разрешается отсутствовать на уроках не больше полумесяца в году. Поездки на сборы и турниры не признаются уважительной причиной. А в России, в других европейских странах, в Южной Америке одаренные теннисисты практически в школу не ходят. Они только теннисом и занимаются.

-Еще вопрос личного характера. Вы получили здесь статус постоянного резидента?

- Да. Через некоторое время могу стать гражданином.

-А домой вас не тянет?

- Тянет. Я и квартиру свою московскую сохранил. И ностальгию постоянную испытываю. Но вернуться пока не получается. Не я один, все мы живем ради будущего своих детей.

Прямой эфир
Прямой эфир