25 февраля 1998

25 февраля 1998 | Футбол

ФУТБОЛ

Павел САДЫРИН

ГОЛКИПЕР САМ ПРИЗНАЛСЯ ИГРОКАМ В СВОЕЙ ВИНЕ

Главный тренер ЦСКА Павел Садырин, возглавлявший питерский клуб в 1995-м и 1996 годах, еще три недели назад во время сбора в Израиле сказал мне, что ему известно, кто сдал матч со "Спартаком" в 1996 году - это голкипер "Зенита" Роман Березовский. Когда я позвонил вчера Садырину в Испанию, где ЦСКА проводит очередной тренировочный сбор, и рассказал о повестке дня предстоящего заседания КДК РФС, он дал свой комментарий:

- Сразу после того матча со "Спартаком", видя слезы Березовского, я не верил, что он мог сдать игру. Хотя какие-то подозрения все-таки были. Ведь даже мальчишка не допустил бы таких ошибок, которые допустил тогда Березовский. В течение прошлого года мне не раз напоминали об этой истории, но каждый раз я отказывался верить в виновность вратаря. Но когда недавно на израильском сборе все это подтвердили игроки ЦСКА, выступавшие в свое время за "Зенит", я понял, что это не слухи. Не хочу бросать тень на "Спартак", на его руководство, но не исключаю, что на нечестный поступок могли пойти какие-то люди, заинтересованные в победе "Спартака". Им было не обязательно выходить на Березовского, они могли выйти на президента "Зенита" Мутко. Скорее всего именно так и было. Ведь Мутко, как это ни странно звучит, был больше других заинтересован в поражении своего клуба. В случае проигрыша с него снимался ряд условий, которые он должен был выполнить перед игроками. Прежде всего это касалось премиальных.

-Что вы имеете в виду ?

- За седьмое место, которое мы могли занять, игроки получали одни деньги, за десятое - совсем другие. Система премиальных, которую мы же и придумали, была весьма простой. Во время сезона в случае победы каждый в команде получал лишь пятьдесят процентов оговоренной суммы премиальных. Если бы "Зенит" по итогам чемпионата попал в десятку, то футболистам полагались оставшиеся пятьдесят процентов за каждую победу. А окажись команда, скажем, на одиннадцатом месте, то они вообще ничего бы больше не получили. В случае седьмого или восьмого места премиальные умножались на коэффициент 1,5. Я бы никогда не стал утверждать, что Березовский сдал матч, но, как говорят игроки, он сам признался в этом. Я же знаю, например, что вскоре после игры Березовский получил квартиру, давно положенную ему по контракту.

- Эта квартира оказалась большей, чем та, которая была оговорена в контракте ?

- Это утверждать не берусь, но точно знаю, что квартира хорошая и находится в элитном доме. Но потом, видимо, Березовского замучила совесть, и он во всем признался.

-Признался игрокам?

- Об этом все они говорят - и Белоцерковец, и Зазулин, и наши - Хомуха, Кулик, Боков... Придумать такое трудно.

-Значит, вы думаете, что Березовский сдал игру скорее всего по приказу Мутко ?

- Да, я так думаю. Ведь он, кроме всего прочего, был заинтересован в том, чтобы меня уволить. В случае поражения команда формально не выполняла свою задачу - занять седьмое место. Кстати, идея с седьмым местом исходила прежде всего от меня, хотя по большому счету я мог вообще не ставить никаких задач. В контракте, который я заключал с клубом в 1995 году, было следующее условие: за два года "Зенит" должен выйти в высшую лигу. Получается, мы шли с перевыполнением плана, но я посчитал нужным нацелить команду на седьмое место, а не быть балластом в высшей лиге. И наша премиальная система была рассчитана как раз под такой план.

-При переходе в ЦСКА, как я знаю, вы кроме Кулика, Хомухи и Бокова приглашали в армейскую команду и Березовского.

- Да, и он дал согласие. Я не сомневался, что Березовский усилит ЦСКА. Но в последний момент узнал, что его силой сняли то ли с поезда, то ли с самолета, когда он направлялся в Москву. Сделал это Кропин, работавший в то время в "Зените". Думаю, решение о переходе в ЦСКА вратарь изменил, когда его привезли в новую квартиру и дали от нее ключи.

Дмитрий ДЮБО