29 июля 1997

29 июля 1997 | Велоспорт

ВЕЛОШОССЕ

TOUR DE FRANCE

Бернар ИНО: "УЛЬРИХ - ЭТО НАДОЛГО"

Именно так охарактеризовал пятикратный победитель "Большой петли" француз Бернар Ино блестящую победу, одержанную в 84-м "Тур де Франс" 23-летним немецким гонщиком Яном Ульрихом.

Пятница, 25 июля. Девятнадцатый этап

Александр ПРОСВЕТОВ

из Парижа

Проводившаяся в этом году в 84-й раз гонка еще не видела ничего подобного: два гонщика - голландец Барт Фоскамп (ТВМ) и немец Йенс Хеппнер ("Телеком") - опередили ближайших конкурентов почти на полминуты, но по воле арбитров оказались в итоговом протоколе на 10-м и 11-м местах. Причем за обоими оставлено показанное ими время. А лауреатом провозглашен Марио Траверсони ("Меркатоне Уно"), приехавший к финишу третьим.

Было много случаев, когда судьи лишали велосипедиста победы на этапе за кроссинг, однако присуждали они ее тому, кто заканчивал этап с тем же результатом. На нынешней гонке такое произошло уже дважды. Сначала жюри наказало Эрика Цабеля, а затем - Сергея Ушакова. Исключением в истории "Тур де Франс" до сих пор служил лишь один из этапов 1983 года. Тогда финишировавшего первым Хенка Люббердинга признали виновником завала на последних метрах и победу отдали его "жертве" Мишелю Лорану, который закончил дистанцию с велосипедом на спине седьмым. Теперь судейской санкции подверглись сразу двое.

...Начавшийся под дождем этап не отличался рельефными сложностями и обещал быть спокойным. Для лидеров в общем зачете он таковым и стал. Изменить тройку призеров могло разве что землетрясение. Успокоился даже Ришар Виранк, который накануне потерял последний шанс оживить интригу в соперничестве за первенство. Тогда на одном из спусков Ян Ульрих имел отставание в 47 секунд от группы, в которую помимо Виранка и двух его партнеров по "Фестине" входили Марко Пантани, Фернандо Эскартин, Абрахам Олано. "К сожалению, третий, четвертый и пятый гонщики в общей классификации не захотели бороться и свели на нет мои надежды на желтую майку", - пожаловался Виранк. После финиша он вопреки своим правилам отказался разговаривать с репортером из Швейцарии, который, сам того не подозревая, допустил промашку, обратившись к нему по-итальянски.

"Я не буду больше отвечать итальянским журналистам, потому что ваши гонщики только сосут чужие колеса (русский жаргонный эквивалент - "висят на колесе" - А.П.)", - раздраженно бросил француз, имея в виду Пантани. В ходе 19-го этапа Виранк вел себя тихо. Заметив, что телекамеры поймали мирную беседу Ульриха с Цабелем, он присоединился к ним. Так они и позировали некоторое время - три велосипедных богатыря в полном наборе почетных маек: Ульрих - в желтой, Забель как самый активный гонщик - в зеленой, и Виранк, "горный король", - в белом одеянии в крупный красный горох. Словом, лидеры не встревали в споры между собой и равнодушно отнеслись к быстрому образованию отрыва. Заводилой уже на первом километре стал француз Арно Прето (ГАН), который родом из тех мест, где проходил этап. Его инициативу подхватили пять гонщиков, среди которых был Ушаков ("Полти"). К четвертому километру их догнали еще несколько гонщиков, и в конце концов сформировалась группа из 14 человек. В их числе оказался россиянин Вячеслав Екимов ("Ю.Эс Постал).

Далее повторилась картина 17-го этапа. Поначалу беглецов не принимали всерьез, а потом махнули на них рукой (примечательно, что и двумя днями ранее среди ушедших вперед значились Екимов и Ушаков). На отметке 95 километров, где действовал пункт питания, головная группа опережала пелотон уже на девять с половиной минут. За 50 километров до финиша ее преимущество составило девять минут ровно. Затем же пелотон катил прогулочным для спортсменов темпом и в Дижон привез отставание в 17 минут 57 секунд!

Между тем в стане беглецов развернулась борьба. Приди они на финиш все вместе, наибольшие шансы на победу имели бы умелые в спринте Марио Траверсони ("Меркатоне Уно"), Франсуа Симон (ГАН), Рольф Соренсен ("Рабобанк") и Ушаков. Но за 26 километров до конца атаку предприняли Фоскамп и Хеппнер. Их преимущество достигло однажды 50 секунд, но в основном колебалось в пределах полуминуты. И то, что этот дуэт сумел сохраниться до конца, объясняется двумя причинами. Во-первых, очень продуктивно сбивали темп одноклубники Воскампа по ТВМ Петер ван Петегем и Сервус Кнавен. Во-вторых же, не все преследователи пожелали заняться "черновой работой". Самыми активными в группе были два гонщика "Рабобанка" - Рольф Соренсен и Эрик Деккер. Оно и понятно: для них не было задачи важнее, чем опередить другую команду из Голландии - ТВМ. Тем более что голландская пресса критически отзывалась о выступлениях обоих коллективов на "Тур де Франс"-97. Усилия рабобанковцев добросовестно поддерживали, пожалуй, только Ушаков, которому безумно хотелось доказать, что его незаслуженно лишили победы в Перпиньяне, да француз Тьерри Бургиньон ("Бигмат-Обер 93"). Остальные рассчитывали, что на финиш их "привезут".

И вот развязка. В спринтерском единоборстве Хеппнер в какое-то мгновение "зевнул" рывок Фоскампа, но все-таки "сел" ему на колесо. И тут голландца слегка потянуло в центр дороги, хотя опасности для соперника это не представляло. Дальше - больше. Оба гонщика практически одновременно вильнули навстречу друг другу: Фоскамп - влево, а Хеппнер - вправо. Они немного столкнулись. Едва не потерявший равновесие немец пересек линию финиша вторым, положив голову на плечо голландцу.

Через 26 секунд закончили этап еще 10 человек. Причем тут-то имело место явное нарушение. Марко Салигари ("Казино"), уворачиваясь от ван Петегема, чуть не отправил Ушакова в рекламные щиты (в результате ван Петегема отослали на 12-е место).

...Судьи совещались больше двадцати минут и вынесли беспрецедентный вердикт: наказать и Фоскампа, и Хеппнера, поскольку оба в финишном створе не выдержали прямую траекторию движения.

Это решение не вызвало понимания ни у кого, кроме Траверсони, который увидел в нем компенсацию за прошлые насмешки Фортуны. Так, год назад на чемпионате Италии фотофиниш отдал предпочтение перед ним Марио Чиполлини, а в марте на Международном критериуме итальянец поспешил радостно поднять руки вверх и проиграл французу Стефану Барту. В свою очередь, 32-летний Хеппнер, мечтавший на закате карьеры о первой победе на этапе "Тур де Франс", даже назвал в сердцах судей сумасшедшими.

В целом мнения гонщиков и специалистов суммируются так: наказание слишком строгое, а если уж наказывать, то только одного Фоскампа, который совершил неправильное действие первым.

Об этом же мне сказал и спортивный директор "Рослотто" Николай Горелов:

- На 11-м этапе судьи переусердствовали с Ушаковым, который всего-то отклонился сантиметров на двадцать, теперь вообще зачем-то наказали сразу двоих. В таких жестких рамках гонщики начинают бояться спринтерской борьбы. Нужно тогда, как на легкоатлетических соревнованиях, провести на заключительных метрах дорожки. Арбитры вообще перегибают на этой гонке палку. Каждый день список оштрафованных за различные мелкие нарушения занимает два печатных листа. Продержался в струе за автомобилем не десять метров, а одиннадцать, - пожалуйста, штраф. Можно подумать, что устроители гонки взялись подобным образом пополнять свою кассу.

...Вечером гонка переехала по железной дороге из Дижона в парк Диснейлэнд под Парижем. В царстве героя мультфильмов мышонка Микки чудеса не ожидались.

Суббота, 26 июля. Двадцатый этап

Вторая серьезная разделка в "Туре" не случайно была спланирована в расписании на предпоследний "игровой" день: по задумке организаторов, именно здесь должны были решиться многие вопросы, связанные с распределением мест в головке гонки. Ведь действительно мало кто мог предположить, что Ян Ульрих и его "Телеком" уже с середины почти четырехтысячекилометровой дистанции уверенно возьмут бразды правления гонкой в свои руки и не упустят их до финиша последнего этапа. Так что к последнему индивидуальному старту в Евродиснейлэнде на 63 км только непредвиденная случайность могла поколебать положение в общем зачете не только обладателя золотой майки, но и двух его ассистентов - Ришара Виранка (он, напомню, отставал от лидера на 6.22) и Марко Пантани (10.13). Лишь в почетном эскорте с 4-го по 7-е места могли произойти передвижки. Что и произошло. Но и здесь не обошлось без сюрпризов. Один из самых неожиданных преподнес теперь уже экс-победитель французского "Тура" датчанин Бьярне Рийс. Всем было очевидно, что до Пантани (а это 8 с лишним минут) ему не дотянуться, но уж испанец Фернандо Эскартин, опережавший Рийса на две минуты с копейками, был датчанину даже не в лучшем его состоянии по зубам. Собственно, в этом и заключалась вся интрига этапа.

Но случилось непредвиденное: началось с того, что победитель "Тура"-96 поскользнулся, садясь в седло прямо перед отелем. У упавшего вместе за хозяином велосипеда оказалась поврежденной педаль. Пока происходила замена детали, Рийс на 20 секунд опоздал к месту контроля участников этапа и был, разумеется, выведен из себя.

Но на сем злоключения датчанина не закончились. Перед самым стартом он ударился ногой о фляжку, прикрепленную к седлу. И даже это, как оказалось, были еще цветочки. После трети дистанции, примерно на 20-м километре, у него случился прокол, колесо быстро заменили, гонщик только-только начал вкатываться - и вновь прокололся. Со злости Рийс забросил велосипед на обочину шоссе...

Разумеется, собраться и выступить достойно датчанин уже не мог. В итоге он показал на финише только... 93-й результат, уступив победителю этапа более девяти минут!

Погода же для разделки выдалась отменная - тепло, но не жарко, даже боковой ветерок не особо мешал конкурентам. И другой главной неожиданностью разделки стало удачное выступление француза из команды "Кофидис" Филиппа Гамона, который перед этапом занимал... последнюю строчку в генеральной классификации "Тура". По правилам разделки Гомон стартовал первым, а в итоге время его оказалось третьим! "Вообще-то я считаюсь неплохим специалистом в индивидуальных гонках. Но сегодня поначалу не был доволен собой - не успел размяться, стартовал каким-то несобранным. Правда, постепенно набирал ход. Эх, если бы не злополучные горы, мог бы выступить гораздо лучше. Но и сегодняшним результатом в конечном счете доволен", - признался француз после финиша.

Время Гамона на отрезках долго оставалось ориентиром для всех стартовавших за ним: 15.7 км - 20.27; 29.2 км - 35.59; 48.2 км - 58.51. Но главные события, естественно, происходили в последние часы разделки, когда в путь с разрывом в три минуты отправились первые номера общей классификации. И тут во всей красе проявил себя экс-чемпион мира, серебряный призер Атланты-96 именно в раздельной гонке испанец из "Банесто" Абрахам Олано. Его спортивный директор Хосе Мигель Эчаварри так оценил выступление своего подопечного: "Сегодня мы наконец впервые со старта "Тура" смогли увидеть подлинного Олано, собранного и нацеленного на победу". Сам новый лидер "Банесто" (до этого, напомним, первым номером команды был непревзойденный Мигель Индурайн) также не скрывал своей радости: "Эта победа мне была просто необходима. Для самоутверждения. Я очень плохо выступил в горах, чему не нахожу объяснений. Только когда Пиренеи и Альпы остались позади, в Вогезах я вдруг вновь обрел уверенность. В конце концов провалом мое выступление назвать нельзя: быть четвертым в общем зачете, так близко к пьедесталу, - очень неплохо. Да, еще не забудьте, что перед самым "Туром" я серьезно травмировался во время падения на "Дофине".

Всеобщее внимание привлекал, конечно же, и Ульрих. Лидер "Тура" стартовал последним и ориентировался на результаты Олано, но нагнать испанца немецкому гонщику на сей раз не удалось. Он все время был чуть-чуть сзади, и в итоге оказался вторым. Сравните: 15.7 км. Олано - 19.40. Ульрих - 20.02: 29.2 км. Олано - 34.26. Ульрих - 34.44: 48.2 км. Олано - 57.40. Ульрих - 58.10. На финише соперников разделяло 45 секунд. А от Виранка и Пантани Ульрих еще более увеличил свой отрыв.

Воскресенье, 27 июля. Двадцать первый этап

Заключительный этап "Тур де Франс" - это словно гонка в гонке. Нет на нем ни утомительных подъемов, ни коварных спусков, но финишировать первым в Париже, когда позади почти четыре тысячи километров, когда телетрансляция ведется на 170 стран, исключительно почетно. Да что там первым! Просто замкнуть "Большую петлю", одолев и Пиренеи, и Альпы, - для велосипедиста сродни покорению манящей горной вершины. Например, победителю этапа итальянцу Николя Минали в предыдущие два участия в "Тур де Франс" это не удавалось.

Из 198 гонщиков, принявших 5 июля старт в Руане, до конца доехали 139. В стране "мульти-пульти" - Евродиснейлэнде, расположенном в окрестностях французской столицы, они по взмаху флажка ряженого, который изображал мышонка Микки, неспешно взяли курс на Париж.

Происходившее на протяжении половины этапа напоминало не столько спортивное соревнование, сколько шоу. Гонщики на ходу давали интервью телевидению, перебрасывались шутками. Двое из них, на радость французским любителям велоспорта, развернули над головой у Ришара Виранка полотнище в красный горох на белом фоне. Виранк, как и год назад, - непререкаемый "горный авторитет". Сам француз, однако, этим неудовлетворен. Он полон решимости через год дать новый бой Яну Ульриху:

- Почитать газеты, так Ульрих - какой-то пришелец из космоса, но это не так, - заявил Виранк. - В конце "Тура" он был уже не тот, что в Пиренеях. Я почувствовал, что он "подсел". Ульрих был сильнейшим, но нельзя сказать, что он победил без труда, как когда-то Индурайн. Полагаю, что смогу взять над ним верх в 1998 году при условии, что в маршруте гонки будет не меньше горных километров, чем в этот раз.

Что ж, болельщики Виранка, разрисовавшие лица красными пятнами, тоже пожелали своему любимцу "поменять оспу на желтуху".

...В роли баламута выступил Андреа Тафи из "Мапеи". Участник побега на прошлогоднем парижском этапе "Тур де Франс", он и в минувшее воскресенье решил всколыхнуть спокойное течение гонки. Рывок он предпринял на въезде в Париж на 72-м километре дистанции. Вслед за Тафи устремились 11 человек, среди которых оказался и неугомонный Сергей Ушаков, так и не смирившийся с решением судей, которые лишили его победы на финише в Перпиньяне. Находился в этой группе и немец из "Рослотто" Торстен Шмидт. Чуть позже к отрыву присоединились еще шесть гонщиков, включая россиянина Вячеслава Екимова ( "Ю.Эс. Постал").

Когда авангард в составе 18 человек в первый раз въехал на Елисейские поля, его преимущество перед пелотоном равнялось полутора минутам. Однако оставалось еще 10 кругов по центру города протяженностью 6.5 км каждый: от площади Согласия до Триумфальной арки, потом по встречной полосе Елисейских полей и разворот за садом Тюильри возле Лувра.

В головной группе предпочтение отдавалось финишерам: австралийцу Робби Макивену, который мог воспользоваться поддержкой партнеров по "Рабобанку" Эрика Деккера и Патрика Йонкера, Сергею Ушакову, который на сей раз был в отрыве не один, а в компании с Мирко Крепальди, а также Джанматтео Фаньини ("Саеко"). Временно же центральной фигурой стал француз Паскаль Шантер ("Казино"). Гонщик, чья фамилия с французского переводится как "певец", в течение двух кругов исполнял на Елисейских полях арию. Впрочем, больше, чем на 20 секунд, его не отпускали. В конце концов песне Шантера "наступили на горло".

А на шестом круге по инициативе Крепальди лидирующая группа раскололась. Вперед уехали 10 человек. Среди них не было ни Ушакова, ни Шмидта. Вскоре из-за прокола "отвалился" и Екимов. Отставших поглощал пелотон, в котором активную деятельность, развернула "Фестина", не имевшая в числе лидеров своих людей.

Девять упорных сопротивлялись до последнего. Когда же прозвенел колокол, возвестивший, что пошел заключительный круг, пелотон их настиг. Постарался "Телеком": Ян Ульрих, Бьярне Рийс - все работали, чтобы обеспечить победный плацдарм спринтеру Эрику Цабелю. Стало ясно, что судьба этапа решится на финише, куда почти все приедут одновременно.

В какой-то момент показалось, что Цабель добьется своего и установит рекорд Германии по числу выигранных этапов "Тур де Франс" (у него, как и у гонщика 60-х годов Руди Альтига, восемь побед). Обладатель "зеленой майки" уверенно занял выгодную атакующую позицию, как вдруг в щель между ним и оградительным щитом протиснулся Минали. Седьмой, победный этап итальянцев на "Тур де Франс"-97. Столько же у них было только в 1952 году.

Далее состоялась церемония чествования победителей. Ян Ульрих - первый в общем зачете. Эрик Цабель - самый активный гонщик, Ришар Виранк - "горный король" (француз также получил премию в 100 000 франков - примерно 18 000 долларов - как самый боевитый; этот приз он собирался поделить с товарищами по "Фестине"). Сильнейшей командой стал "Телеком".

Стоит ли говорить, что в воскресенье праздник был не только на Елисейских полях, расцвеченных национальными флагами Франции, как и в День взятия Бастилии, 14 июля, но и, образно выражаясь, на "немецкой улице". Среди десятков тысяч тех, кто стоял вдоль трассы, были тысячи граждан Германии, многие из которых специально приехали в Париж, чтобы присутствовать при триумфе соотечественников и в первую очередь Ульриха. 23-летний парень за три недели стал национальным героем. Он не просто первый немец, выигравший главную в мире велогонку. Он немец из восточной части Германии, и в этом в его стране видят определенную символику единения. С другой стороны, Ульриха сравнивают теперь с, великими спортсменами - Шумахером, Клинсманном, Беккером.

-Ян сделал для велоспорта Германии то же, что Беккер сделал для ее тенниса, - сказал мне один из зрителей, приехавший на автобусе из Мердингена, городка, в котором живет Ульрих. - Лет десять назад теннис у нас никого не интересовал. Сегодня это популярнейший вид спорта.

На финише Ульриха тепло поздравили мать, невеста Габи (работница полиции в Мердингене), гонщики "Телекома", которые, похоже, радовались этой победе больше, чем год назад успеху Рийса.

- Победа Яна доставила ребятам особое удовольствие, потому что он один из них. Рийс для них - все-таки начальник, а Ульрих - просто приятель, - сказал в связи с этим спортивный директор "Телекома" Валтер Годефроот.

Пятикратный победитель "Тур де Франс" Бернар Ино убежден, что Ульрих - непобедимый чемпион как минимум до 2000 года.

Годефроот на этот счет более осторожен:

- Когда Берзин выиграл "Джиро", все отдавали ему победу и в "Туре". Не знаю, что произошло, но наверху его больше не видно. Джимонди стал первым в "Туре", будучи моложе, чем Ульрих. но повторить свой успех он не смог - на трон взошел Меркс.

Сам же Ульрих на лестный прогноз Ино отреагировал, как обычно, сдержанно и кратко:

- Надеюсь, что это не последняя моя победа в "Тур де Франс".