29 июля 1997

29 июля 1997 | Хоккей - НХЛ

ХОККЕЙ

НХЛ

Андрей КОВАЛЕНКО

ПРОФСОЮЗ ПОСОВЕТОВАЛ ПРИНЯТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ "ЭДМОНТОНА"

Четыре месяца назад форвард "Эдмонтона" Андрей Коваленко с горечью рассуждал о том, что за пять лет, проведенных в НХЛ, он так и не сумел толком скопить денег. Мало того, что сумма контракта была невелика - 575 тысяч в год, - так еще приличная ее часть уходила на алименты бывшей супруге и на адвокатов: то бракоразводный процесс, то суд, с помощью которого Андрей добивался права видеться несколько недель в году со своими тройняшками. Теперь Коваленко, похоже, может делать какие-то накопления: нападающий, которого в Эдмонтоне прозвали Русским Танком, добился наконец контракта, которого заслуживал. За два следующих сезона он заработает 2,5 миллиона долларов США.

Игорь РАБИНЕР

из Сан-Хосе

-Слышал, что сначала вы просили полтора миллиона в год. Это правда?

- Было такое. В переговоры мы вступили 15 июня, сразу после окончания Кубка Стэнли и торг начали с полутора миллионов. Но в конце концов пришлось согласиться с тем, что предложил генеральный менеджер Глен Сатер.

-Как рассказывал мне Борис Миронов, сделал это Сатер в довольно ультимативной форме.

- Да, Сатер поставил жесткое условие: до 15 июля я должен или подписать контракт, или подать в арбитраж. Если не сделаю ни того, ни другого, а стану тянуть резину, то сумма еженедельно будет снижаться на 50 тысяч. Я решил прощупать обстановку - может, действительно попробовать выбить деньги через суд? Позвонил адвокатам в Ассоциацию игроков НХЛ, и те мне объяснили, что в прошлом году в арбитраж подавали трое - Скотт Янг из "Колорадо", Дэррен Теркотт из "Сан-Хосе" и еще кто-то, но никто из них не смог получить зарплату больше миллиона долларов. И я тоже вряд ли смогу, тем более что клуб по сравнению с прежней зарплатой и так дает мне более чем двукратное повышение.

-И кроме того, вы же не до конца карьеры контракт подписываете - через пару лет его можно и улучшить.

- Об этом я и подумал. В Ассоциации игроков мне сказали четко: "Если ты подпишешь контракт, который тебе сейчас предлагают, мы можем тебя только поздравить. Больше никто не даст". После этого я, как и требовал Сатер, до 15 июля подписал контракт с "Эдмонтоном" на 1 миллион 250 тысяч в год. Решил не рисковать - это неплохие деньги, а через два года, если сыграю хорошо, можно будет потребовать больше. А ждать до осени, чтобы подписать контракт во время тренировочного лагеря или даже после начала сезона в случае с Сатером опасно. Даже наш великолепный вратарь Кертис Джозеф пару сезонов назад был вынужден несколько месяцев играть в ИХЛ, ожидая от Сатера уступок, но ничего не добился и в итоге все равно подписал соглашение на условиях генерального менеджера.

-Суров он у вас. Наверное, человек, многие годы руководивший людьми калибра Гретцки, Мессье, Коффи, Курри, нынешних игроков "Ойлерз" в грош не ставит?

- Нет, человек он очень неплохой, хотя менеджером считается жестким. Денег за красивые глаза давать не станет, и если удалось получить у него приличный контракт, значит, ты его действительно заработал. А общаться с ним вполне можно - никакой "звездной" болезни у него в помине нет. Однажды в прошлом сезоне одному из игроков попали клюшкой по кисти, и в ней образовалась трещина. Сатер объявил, что виной тому - нейлоновые перчатки, и потребовал, чтобы мы все перешли на кожаные. Мы доиграли сезон в кожаных, а перед Кубком Стэнли вдвоем с Борей Мироновым подошли к Сатеру и попросили разрешения вернуться к нейлоновым - в кожаных тяжело и неудобно. И он нам двоим позволил это сделать. В общем, с ним можно договориться. Когда я только пришел в команду, он сразу сказал мне: "Будут проблемы - обращайся не стесняясь. Чем смогу, помогу".

-Как вы вели переговоры?

- Все делал мой агент Скотт Лайт. Он созванивался с Сатером и каждый вечер, если были новости, звонил мне и подробно обо всем рассказывал. Окончательное решение всегда было за мной, а агент давал советы, которым я чаще всего следовал.

-А где в это время находились вы сами?

- Через 4 дня после окончания сезона мы с женой уехали из Эдмонтона в Торонто, где сняли коттедж на берегу озера, и вернулись в Эдмонтон только два дня назад. Приезжал из России мой старший брат с семьей, друзья, некоторое время со мной побыли дети. Съездили к родителям жены, навестили всех друзей и родственников. Ну а главное - отпраздновали в Торонто свадьбу. Правда, с большим опозданием: расписались-то мы еще в прошлом году. Но венчались только сейчас, а торжество устроили 11 июня.

-Кто-нибудь из хоккеистов был?

- Леша Касатонов, Сережа Березин, Коля Борщевский, Юра Леонов. Пользуясь случаем, обговорили с Касатоновым все детали приезда на сбор наших НХЛовцев в Филадельфию с 10 по 20 августа.

-Когда новый контракт еще не был подписан, не боялись, что вам аукнется удаление, которое вы получили за полторы минуты до конца последнего матча плей-офф против "Колорадо", и Дэдмарш реализовал численное преимущество, забив победный гол? Из героя матча (в третьем периоде Коваленко сравнял счет. - И.Р.) вы запросто могли превратиться в козла отпущения.

- Я страшно тогда расстроился, причем не за себя, а за команду - мы проиграли серию. Сразу после игры подошел к главному тренеру Рону Лоу, извинился. Но он махнул рукой: "Не переживай, мы сделали все, что могли. Никаких претензий к тебе нет". Очень порадовало, что ни тренер, ни ребята, ни генеральный менеджер не сказали мне ни одного плохого слова, только подбадривали - бывает, мол. И даже в эдмонтонской прессе не было никаких разносов - наоборот, вспоминали, что я счет в том матче с "Колорадо" сравнял, что в серии с "Далласом" в седьмой игре за 15 секунд до конца именно я тоже сделал счет равным, а в овертайме Тодд Марчант забросил решающую шайбу. Очень приятно, что люди и в команде, и вокруг нее оказались достойные. И уж, конечно, ни слова о том, что случившееся может как-то повлиять на новый контракт, не было.

-А что вас тогда заставило нарушить правила?

- Удаление было довольно спорным - я не то чтобы явно соперника в спину толкал, а перехватывал шайбу, он откатывался назад - и я ему просто как бы блок поставил. А колорадец сработал по-актерски - "нырнул" и распластался на льду. Судья видел только падение, а не сам толчок. Впрочем, я не хочу оправдываться. Раз дал повод для удаления - значит, виноват.

-Играя против "Колорадо", вам, наверное, очень хотелось доказать что-то своей бывшей команде?

- Не это было главным, тем более что ушел я оттуда без конфликтов, а в рамках обмена Патрика Руа. С самого начала Кубка, с серии против "Далласа", я хотел доказать одно - что умею играть в плей-офф. Год назад в "Монреале" я сыграл плохо, и меня облили грязью с ног до головы, объявив, что я не гожусь для плей-офф - поэтому, мол, меня и продают. А ничего хуже такой репутации в лиге не бывает. В итоге я себя даже "перекачал" - на первую игру с "Далласом" выходил с дрожащими коленками, как 18-летний мальчишка. Перенервничал жутко, и Лоу был вынужден в третьем периоде посадить меня на лавку. После игры поговорили с ним, я объяснил, что случилось. И пообещал, что ко второй игре приведу нервы в порядок. Так оно и произошло, и Лоу с первых минут, увидев, что я в настроении, стал выпускать меня чуть ли не через смену и подбадривать: "Давай, давай!" В итоге я забросил шайбу, сделал голевую передачу - и понеслось. А если бы не удалось забить в той игре, могли бы начаться старые разговоры о моем неумении играть в Кубке. Теперь, думаю, на них поставлен крест.

-Кстати, вы довольны, что Лоу продлил контракт до 2000 года?

- Правда? Я даже не знал об этом. Но, конечно, рад. Во-первых, не нужно подстраиваться под нового тренера, у которого могут оказаться совсем другие требования. Во-вторых, Лоу и специалист очень квалифицированный, и человек замечательный. Даже если ты в игре что-то натворил, он не станет сваливать на тебя всю вину, а просто на следующей тренировке спросит: в чем причина того, что произошло вчера? Может, мы что-то не так сделали или чувствуешь себя неважно, может, какая-то специальная помощь нужна? Он всегда старается войти а положение игрока. Истории с моей первой игрой против "Далласа" и последней против "Колорадо" - лучшее тому подтверждение.

-Еще одна новость межсезонья: владелец "Эдмонтона" Поклингтон выставил команду на продажу, и уже через год она может переехать в другой город. Как вы к этому отнесетесь?

- В Эдмонтоне сначала говорили о возможном переезде, затем выяснилось, что клуб хотят перекупить какие-то местные бизнесмены. В общем, пока ничего не ясно. Мне по большому счету все равно - переезжать или оставаться.

Главное - чтобы не продали в другую команду. В "Ойлерз" я сейчас на хорошем счету, и начинать все сначала не хочется. Правда, от мысли о покупке дома в Эдмонтоне я отказался. А то объявят, что команда меняет прописку - поди найди на дом покупателей.

-9 мая вы должны были предстать перед судом по обвинению в двукратном превышении скорости. Чем он закончился?

- Как раз в тот день у нас была очередная игра с "Колорадо", и суд перенесли на 11 августа. Но и в этот день я тоже не смогу прийти, потому что 9-го улетаю в Филадельфию. Меня будет представлять мой адвокат.

-Вы уже начали готовиться к сезону?

- Да, потихонечку занимаюсь со штангой, кручу велосипед. А на лед собираюсь выйти в начале августа, когда Боря Миронов вернется с Гавайев. Мы вообще-то туда должны были вместе лететь, но адвокат сказал мне, что еще не готовы документы.

-Какие документы?

- Я хочу получить вид на жительство в Канаде. После того как подашь соответствующее заявление в службу натурализации, покидать территорию Канады имеешь право только по работе. А Гавайи - это территория США, и ехать туда я собирался не для того, чтобы играть в хоккей. Мы с женой подали заявления перед Новым годом и, поскольку срок рассмотрения обычно составляет около полугода, надеялись, что документы к концу июля уже будут готовы. Но произошла задержка. А Миронов вид на жительство получил в марте, поскольку заявление подал на несколько месяцев раньше меня.