29 июля 1997

29 июля 1997 | Формула-1

ФОРМУЛА-1

ДЕСЯТЫЙ ЭТАП - "ГРАН-ПРИ ГЕРМАНИИ"

Воскресенье. 27 июля

БЕРГЕР ПРЕДЛАГАЕТ УЧИТЬСЯ У СТАРИКОВ

В 7.00, когда я вышла из отеля, чтобы ехать на автодром, шел дождь. Правда, пока мы с моим коллегой, корреспондентом "СЭ" по Германии Ефимом Шаинским добирались до Хоккенхаймринга, тучи куда-то уплыли. На автодроме дождя уже не было, хотя дорога не просохла, особенно в лесу.

Утреннюю разогревочную тренировку гонщики начали на "мокрой" резине для несильного дождя. Первые круги, пока еще оставались громадные лужи на лесном участке трассы, пилоты проходили за 2.00 - 1.58. Но как только Шумахер-старший показал 1.51, стало ясно: трасса подсыхает. Тут же все рванули в боксы переобуваться - и пошли результаты, похожие на настоящие: 1.46.061 - Алези, 1.46.045 - Физикелла, 1.45.787 - Шумахер-младший, 1.45,757 - Физикеллa, 1.45.347 - Хилл, 1.45.006 - Вильнев. Экс-партнеры по "Уильямсу"-96, чемпион и вице-чемпион мира-96 так и остались после warm up первым и вторым, навеяв, видимо, приятные ностальгические воспоминания Фрэнку Уильямсу: с тех пор, как из его команды он сам "ушел" Хилла, дублями на подиуме и не пахнет! Зато пилоты Уильямса теперь парами сходят с трассы...

В 13.20, за десять минут до того, как открывают пит-лайн и пилоты начинают выстраиваться на прямой "старт/финиш", откуда-то с северо-востока натянуло чернущую жирную тучу. Она, недолго думая, пролилась дивным по напору ливнем, который, к счастью, длился недолго. Вскоре показалось солнце, и за считанные мгновения дорога высохла. Ни у кого даже сомнения не возникло, на какой резине и каких настройках стартовать. Кроме Шумахера, вырулившего на старт последним и чуть ли не в последние минуты. "Погода..."- туманно пожал он плечами уже после гонки в ответ на вопрос о причинах столь явных колебаний. Видимо, чемпиону понравилось оставлять соперников с носом, как это у него ловко вышло в Монако в этом году и в Испании в прошлом.

Старт выиграл Бергер. Спустя полтора часа после финиша гонки он признался, что на старте ощущал невероятный прессинг: "Мы выбрали на гонку тактику с двумя пит-стопами, и для того, чтобы она сработала, мне необходимо было с поул а уйти в гонку первым. Удалось..."

Кстати, о тактике. Кроме обоих пилотов "Бенеттона", дважды по плану останавливались только Хилл и Баррикелло - и "Феррари", и "Джордан", и "Макларен", и Вильнев поехали с одной дозаправкой. Прав был Хаккинен, сказавший, что два пит-стопа хороши, когда ты - лидер и задаешь темп. У тех же, кто стартует не с первой линии, выбор небогат: если хочешь взобраться на подиум, нужно заезжать в боксы лишь однажды. Хаккинену это помогло. А вот у Алези тактика езды с двумя пит-стопами отобрала реальную возможность стать призером.

Но вернемся в гонку. В первом же повороте пелотон потерял сразу троих - не скажу, что фаворитов, но претендентов на высокие места. Френтцен проспал старт, а Ирвин, напротив, его, как говорят гребцы, "проураганил" - и в поворот они пошли, борясь за 5-е место. Комментирует Френтцен: "Я был снаружи виража. Эдди забрался внутрь. В поворот мы вошли вместе. Я приготовился нажать на акселератор, когда увидел, что ускоряться мне некуда. Единственной для меня возможностью избежать столкновения было свернуть в траву, но я же не мог позволить Эдди остаться на асфальте одному! Поэтому мы столкнулись". Комментирует Ирвин: "Я совершил, возможно, свой лучший старт в "Формуле-1" - с десятого места на пятое. Но в первом же повороте почувствовал удар в левое заднее колесо - покрышка взорвалась и повредила обшивку. Черт знает что!"

До боксов оба, Ирвин с лопнувшим левым задним и Френтцен с лопнувшим передним правым колесами, кое-как доковыляли. Но обратно уже не вернулись. В этой же аварии невинно пострадал Култхард, пытавшийся увернуться от ретивых бойцов. "Я хорошо стартовал, прошел сразу несколько машин, но в первом повороте мое чувство опасности подсказало, что сейчас будет столкновение. Я уже входил в поворот, когда Френтцен, подбитый Ирвином, влетел мне в переднее антикрыло. До боксов я доезжал очень медленно, механики сменили носовой обтекатель с крыльями потрясающе быстро, но в тот момент, когда, удирая от Френтцена, я вынужден был пропахать гравий, повредил трансмиссию..."

Вплоть до 16-го круга положение в гонке было таким: Бергер, Физикелла, Михаэль Шумахер, Хаккинен, Алези, Вильнев, Трулли, Ральф Шумахер. Бергер отрывался на глазах, штампуя быстрейшие круги (последний из них, на 9-м круге - 1.45,747, так и остался лучшим, позволив Герхарду сделать в Хоккенхайме почетный хет-трик - старт с поула, быстрейший круг, победа в гонке; вторым по результату на круге остался Алези - 1.45.917, больше никто быстрее 1.46 не ехал), и к своему первому пит-стопу на 17-м круге вез Физикелле без малого 13 секунд, столько же или чуть больше Шумахеру-старшему, 19 с хвостиком Хаккинену, чуть за 20 Алези. Вильнев отставал безнадежно. Видимо, езда с полным баком в самом деле не по нраву "Уильямсу", спроектированному, как не раз говорил Патрик Хед, так, что наивысшей работоспособностью он обладает при полупустых баках. После пит-стопа Бергер вернулся на трассу позади Хаккинена (Алези, посетивший боксы кругом раньше, был 9-м), но очень быстро чистым и точным слип-стримом отыграл одно место и стал третьим. На 21-м круге в боксах были Вильнев (он никак не мог оторваться от Трулли!) и Хаккинен, на 22-м оба Шумахера, на 24-м Физикелла. После этой канители табель о рангах выглядела так: Бергер, Физикелла, Алези, Михаэль Шумахер, Хаккинен, Вильнев, Трулли, Ральф Шумахер.

Ничего не менялось до второго пит-стопа "Бенеттона". Алези заехал в боксы на 30-м круге (вернулся на трассу 8-м), Бергер на 34-м. И вот этот пит-стоп - это было нечто! "На трассе у кого-то загорелся движок (у Баррикелло, - О.Л.) и было столько дыма, что я не видел дороги! Я почти остановился, потерял секунд пять. Честно говоря, в эту минуту я был уверен, что потерял гонку, - сказал Бергер. - А потому, выехав с пит-лайн, я был потрясен, когда увидел, что между мной и Физикеллой от силы секунда! Потом он под моим прессингом совершил несколько ошибок, что позволило мне его легко опередить на прямой". Гонка была сделана.

Чуть позже Физикелла заплатил жестокую цену за риск езды с одним пит-стопом - взорвалась его левая задняя покрышка. "Это было мое второе место!" - на говорившего эти слова Джанкарло было больно смотреть. Это ведь и в самом деле было его второе место. Причем доставшееся отнюдь не в качестве подарка, а отвоеванное в чистой и красивой борьбе. Увы...

Сразу после того, как у Физикеллы вместо четырех колес стало три, "Феррари" зазвала в боксы Шумахера. Сначала показалось: Скудерия испугалась, что и с лидером чемпионата случится что-то похожее. Но потом стало известно, что повторилась мельбурнская ситуация: ошибка в расчете топлива - не заехал бы Михаэль в боксы на 40-м круге, остановился бы с сухим баком... Но преимущество Шумахера над ехавшим третьим Хаккиненом было столь велико, что и после визита в боксы его второму месту ничто не угрожало.

На 34-м круге ошибся и вылетел с трассы Вильнев, сделав лидерство Шумахера и "Феррари" в чемпионате снова почти бесспорным. "Большую часть времени в гонке я просидел за Вильневом, - сказал потом Трулли. - Хотя в поворотах приближался, но реальной возможности обогнать его не имел. Но продолжал прессинговать. И он начал совершать ошибки. До тех пор, пока не вылетел на 34-м круге".

А Бергер, после того как понял - его победе ничто не угрожает, немедленно сбросил обороты, боясь, видимо, повторения прошлогоднего фиаско. И выиграл. Ровно три года спустя после своей последней победы здесь же, в Хоккенхайме, но на "Феррари".

- Мне кажется, сегодня я получил дополнительные силы и, думаю, знаю, откуда они. Я счастлив, - сказал Бергер. - А вы знаете? О'кей, даю подсказку: спасибо Вюрцу и Физикелле.

-Молодые произвели на вас впечатление?

- Ничего особенно выдающегося, - улыбаясь, повторил Бергер слова своего партнера Жана Алези, сказанные им мне накануне, но которых Бергер не слышал. - Думаю, им еще есть чему поучиться у нас, стариков!