12 июля 1997

12 июля 1997 | Велоспорт

ВЕЛОШОССЕ

Ивану ГОТТИ НАДОЕЛО БЫТЬ О ТЕНИ БЕРЗИНА

Победитель "Джиро д'Италия" этого года Иван Готти начал "Тур де Франс" неудачно. Попав в завал на третьем этапе, он оказался в общем зачете за пределами первой сотни. Но Мошка из Сан-Пеллегрино, как прозвала миниатюрного гонщика итальянская пресса, не унывает. Итальянец верит, что его час пробьет, когда гонка приедет в горы .

Александр ПРОСВЕТОВ

из Парижа

-Почему в этом сезоне вы ушли в "Саеко"?

- Из-за Евгения Берзина. В наших отношениях не существовало проблем, но он был лидером, а я вторым номером. Ничего удивительного: Берзин выиграл "Джиро" и гонку Льеж - Бастонь - Льеж. Мой послужной список в сравнении явно проигрывал. Я пришел к выводу, что рядом с Берзиным у меня всегда будут связанными руки. И тут поступило предложение от "Саеко" стать лидером этой команды.

-У вас сложился комплекс неполноценности по отношению к Берзину?

- Не сказал бы. Просто я не осознавал свои возможности до "Тур де Франс" 1995 года, во время которого в течение нескольких дней ехал в желтой майке. Тогда Берзин сошел с дистанции, и я стал лидером команды. Начиная с того момента, я стал замечать, что ни в чем Берзину не уступаю.

-Команда "Гевисс" (нынче сменившая спонсора и соответственно название на "Батик". - "СЭ") казалась столь мощной и вдруг в одночасье распалась. Почему?

- Потому что Бомбини (спортивный директор. - "СЭ") все поставил на Берзина, что не могло понравиться другим гонщикам. С одной стороны, Бьярне Рийс просил больше денег, с другой, Угрюмов после ссоры во время "Джиро"-95 вовсе не разговаривал с Берзиным. Команда окончательно утратила сплоченность.

-Рийс в прошлом году выиграл "Тур де Франс", вы победили в этом сезоне в "Джиро"...

- Надо честно сказать, что мы и не подозревали о своих возможностях. В начале этого сезона я поставил себе целью успешное выступление на "Джиро", но думал только о победе на одном из этапов. А потом все вдруг пошло как по маслу. Когда у тебя на плечах розовая майка, то хочется добиться все большего и большего, и уже ничто тебя не страшит.

-Прежде вы говорили, что наиболее важен для вас "Тур де Франс". Это по-прежнему так?

- Более чем когда-либо. Если завтра мне предложат поменять розовую майку на желтую, я тотчас соглашусь, потому что в "Туре" есть что-то магическое. Сказанное не значит, что я не получил удовольствия от победы в "Джиро". Однако вернуться домой, имея в чемодане желтую майку, - это нечто.

-Вы можете представить себя наследником Феличе Джимонди, последнего итальянца, которому 32 года назад удалось выиграть "Тур де Франс"?

- Почему бы и нет? Феличе сам напутствовал меня, когда мы праздновали у меня дома в Сан-Пеллегрино мою победу в "Джиро". Его добрые пожелания очень тронули меня. Мне кажется, ему хочется поскорее узнать имя следующего итальянца, который выиграл "Тур де Франс". Ведь в 1965 году, когда победил он, я еще даже не родился.

-Что побудило вас заняться велоспортом?

- В детстве я играл в футбол, но ребята частенько не брали меня в команду - то оставляли в запасе, то вовсе забывали. Так что я сменил увлечение. Когда мне было 12 лет, мой отец, большой поклонник Джимонди, купил мне велосипед и записал меня в секцию. И я сразу взялся за дело всерьез. С тех пор мои жизненные принципы не изменились.

Считаю, что работа всегда должна выполняться только на "отлично".

-У вас были кумиры?

- То время отмечено соперничеством Мозера и Саррони. Я выбрал для себя Джузеппе Саррони - мне он больше нравился как личность. А садясь на велосипед, воображал себя Бернаром Ино, в то время как мой приятель выступал как Грэг Лемонд. Чтобы разыгрывать сценки их соперничества, от нас требовалось немного фантазии, так как в те годы в Италии не показывали по телевидению "Тур де Франс". Мы читали Bicisport, а также ежедневно слушали рассказы парня, который ловил дома французскую программу. С другой стороны, мой город Сан-Пеллегрино был одним из спонсоров "Джиро". У нас часто устраивались финиши этапов. По традиции мы шли встречать пелотон, а потом бегали по гостиницам, собирая автографы.

- На старте гонки ваш партнер по "Саеко" Марио Чиполлини несколько дней ехал в майке лидера...

- Я очень рад за него. Марио прекрасный парень. Мы очень разные люди, но после моей победы в "Джиро" нас связывают дружеские отношения. Его обаяние помогало мне снять напряжение. Он внес основной вклад в мой успех. В жизни это совсем не тот говорун, которого все видят по телевидению. Он умеет делать дело без суеты.

-Вы были с ним знакомы прежде?

- Не более чем с другими. "Чао, как дела?" - и все. Впрочем, мы испытывали друг к другу уважение после инцидента, который произошел в начале 1995 года на гонке Монте-Карло - Алассио. На одном из подъемов мы крепко зацепили друг друга. На следующий день он подошел ко мне и извинился. И я извинился тоже, потому что не был в том эпизоде полностью прав.

-Насколько неудачный третий этап поколебал ваши шансы на общий успех?

- Теперь ставить высокие цели в общем зачете не приходится. Важно подойти во всеоружии к горным этапам. В частности, надо оправиться от болей в колене, которые пока не дают мне покоя.