22 января 1997

22 января 1997 | Футбол - ТИНЬКОФФ РПЛ

ФУТБОЛ

Павел САДЫРИН

Я НЕ СПОСОБЕН НА ПОДЛОСТЬ

17 января Павел Садырин провел первую тренировку с футболистами, оказавшимися в "команде Барановского". До этого в течение десяти дней занятия вел второй тренер Геннадий Костылев, который вместе с Тенгизом Вердзадзе (генеральный директор клуба), Анатолием Коробочкой (начальник команды), Степаном Крысевичем (тренер-селекционер) и Виктором Кардиваром (администратор) вошел в руководящий штаб нового, по сути, армейского клуба. После тренировки Павел Садырин дал первое подробное интервью о событиях, которые произошли в его жизни в последние два с половиной месяца.

-Вернемся к вашему уходу из "Зенита". Неужели ни разу до ноябрьского матча со "Спартаком" вы не замечали предпосылок к такой развязке?

- Не замечал. Для меня это стало полной неожиданностью. Наш президент оказался большим артистом - ему удалось тщательно скрывать, как под маской, план моей отставки, который он, оказывается, вынашивал еще с лета. Пока я продлевал контракты с игроками, пока подыскивал для команды новичков, руководители клуба готовили эту акцию. Ни я, ни те футболисты, которые связали с "Зенитом" свою судьбу, и думать не могли о таком развитии сюжета.

-Кажется очевидным, что президент клуба должен держаться за тренера, с которым команда добивается на протяжении двух лет неплохих результатов.

- Так должно быть. Тем более что команду я каждый раз нацеливал даже на большее, чем требовали руководители. По-моему, перед футболистами всегда нужно ставить несколько завышенную задачу. Поэтому мы уже по ходу чемпионата и решили замахнуться на Интертото. И, не проиграй "Спартаку", вполне могли стать седьмыми.

-Но, насколько я понимаю, вовсе не итоговый результат команды стал главной причиной вашей отставки?

- Смешно было слышать, как меня обвинили в завышенности требований - и командных, и личных.

-Что вы просили для себя и что для "Зенита"?

- Для себя - поменять машину. При этом даже не оговаривал марку. Для команды считал необходимым покупку трех новых футболистов уровня сборной. Трудно понять, откуда Мутко взял цифру восемь. Впрочем, ложь в его заявлениях присутствовала постоянно.

-Для игроков вы тоже "пробивали" условия?

- Просил увеличить зарплату с пятисот долларов до тысячи. Но, видимо, и это мое желание господину Мутко показалось чрезмерным. Еще я считал, что нужно отремонтировать учебно-тренировочную базу и купить команде современный автобус. По-моему, вполне приемлемые требования.

-Как складывались ваши отношения с директоратом клуба, пока шел чемпионат?

- Да никак не складывались. Президент лишь время от времени появлялся на базе, а в раздевалку приходил только после победных игр. Когда команда проигрывала, ни его, ни помощников видно не было. Надо признать, правда, что условия контрактов они старались выполнять. На второй год руководства клубом стали даже платить деньги в срок. До этого такой обязательности с их стороны я не замечал.

-Я понимаю так, что люди, руководящие "Зенитом", не хотели тратить лишних денег?

- Это только повод. На самом деле, по мнению Мутко и К°, я слишком глубоко стал копать, и они просто-напросто испугались проснувшегося во мне интереса к их деятельности.

-В том числе и к финансовой?

- Да, считаю, что это право главного тренера. Но господин Мутко сразу же остановил меня: мол, не ваш вопрос. В то же время он постоянно говорил, будто у клуба есть 30 или 35 лишних акций, которые стоило бы продать. Но когда я однажды поинтересовался, могу ли эти акции купить, ответ Мутко был отрицательным. Он так прямо и заявил: "Мне нужны управляемые акционеры". И пока все развивается по его сценарию. Все акционеры, включая основного - "Лентрансгаз", до неприличия ручные. Видимо, этот мой вопрос и спугнул их окончательно. "А вдруг Садырин и впрямь купит акции?" - подумали они.

-Купит - и на здоровье. Чего тут бояться-то?

- Значит, было у них чего бояться, вернее, что скрывать.

-Но с Бышовцем, судя по всему, они быстро нашли общий язык?

- Быстрее некуда. Кстати, все, что связано с его приходом в команду, подтверждает всю лицемерность обвинений Мутко в мой адрес. Если уж президент "Зенита" толковал о дороговизне приглашаемых мной игроков, о необходимости делать ставку на собственных воспитанников, то почему же Бышовцу позволили привезти в Питер целый заграничный батальон? Ну а размер личного контракта у нового тренера раз в десять - пятнадцать больше моего. И зная, на что наше руководство способно, он свой контракт быстренько зарегистрировал в нотариальной конторе. Что тут сказать - бывалый человек.

-Как было обставлено ваше увольнение из "Зенита"?

- Два соответствующих приказа, которые вручили мне едва ли не у мусоропровода, я мгновенно подписал, и на этом наши отношения с клубом закончились. И хотя Мутко через прессу обещал со мной связаться, этого не случилось. Мы, можно сказать, общались через посредника - Морозова. Тот мне советовал: "Да позвони ты Мутко сам, разопьете бутылку, быть может, договоритесь". Разговор, словом, шел на каком-то плебейском уровне.

-Позиция Морозова оказалась для вас неожиданной?

- Да. Именно он внушал Мутко идею ориентации на молодежь. Частично я с ним соглашался и даже провозгласил на собрании акционеров два возможных для "Зенита" пути. Первый - улучшить материальное положение, приобрести нескольких ключевых игроков и бороться за самые высокие места, второй - никого не приобретать, но больших задач, конечно же, не ставить. Надо думать, что Мутко больше устраивал второй вариант. Он как-то сказал даже: "Зачем нам УЕФА сегодня? Еще два-три года побалансируем, а там уж замахнемся на Европу". Такая у него была позиция. Но, судя по действиям Бышовца, он все же свой план скорректировал.

-Может быть, приглашаемые вами футболисты не устраивали Мутко?

- Однажды я сказал ему, что "Зениту" стоило бы подумать о покупке Хохлова. На это он с видом большого знатока футбола заявил: "Вот на Хохлова я деньги найду". Мутко любил выдавать чужие идеи за свои собственные и выступать затем с ними в прессе или перед акционерами.

-Теперь вы уже можете о президенте "Зенита" не думать. У вас хватает других проблем.

- Увы, Мутко вынуждает не только думать о нем, но даже говорить. Сейчас вот на КДК обсуждалось его заявление о том, что Кулик, дескать, подрывал авторитет клуба и должен быть наказан.

-Что имеется в виду?

- То письмо, вернее сказать, два письма, которые подписали футболисты "Зенита" сразу после моей отставки. Так вот Кулика, порядочнейшего парня, обвинили в организации этой акции. И по этой причине, как я понял, КДК условно дисквалифицировал его на год. Смешное решение. Надеюсь все же, что его изменит совет ПФЛ.

-В то же время Кулика признали свободным от всех обязательств перед "Зенитом".

- Да, но при этом он почему-то все равно может играть только за "Зенит", а в противном случае, насколько я понимаю, дисквалификация перестает быть условной. Между тем, Кулику не выплатили "подъемных". А когда появились письма, решили оштрафовать капитана "Зенита" на сумму, равную как раз этим "подъемным". По-моему, даже в джунглях все решается более цивилизованным путем. А уж поливать грязью уходящих от тебя футболистов, на мой взгляд, и вовсе непорядочно.

-Кроме Кулика вы пригласили еще двух зенитовцев - Бокова и Хомуху. С ними проблем не будет?

- У Хомухи закончился контракт, а Боков призван в армию.

-Раз уж мы плавно перешли к теме "ЦСКА", позвольте спросить, почему вы предпочли этот вариант торпедовскому?

- Не в моих правилах вести переговоры со всеми сразу. Мол, не выйдет там, пойду куда-то еще. И хотя мне льстит предложение "Торпедо", первым я все же стал рассматривать армейский вариант.

-Но в ЦСКА вы пришли в тот момент, когда известный скандал был в разгаре, да и сейчас еще не утих.

- Я приехал в Москву тренировать клуб высшей лиги. И пока не убедился в том, что господин Барановский действительно является держателем контрольного пакета клубных акций, и не думал писать заявление о приеме на работу.

-Так или иначе, но сегодня в Москве тренируются две команды ЦСКА.

- Никаких двух команд нет и быть не может. Как существовало акционерное общество "ПФК ЦСКА", так оно и существует. С той лишь разницей, что и руководство его сменилось, и тренерские кадры. Ничего сверхъестественного не произошло.

-Вы не чувствуете себя виноватым перед Тархановым? Ведь могут упрекнуть, что вы пришли на "живое" место.

- Я принял решение возглавить команду лишь после того, как узнал, что Тарханова не связывает с клубом абсолютно ничего - у него даже контракта нет. Это мне подтвердили и Барановский, и сам Тарханов. Так что ни о каком "живом" месте говорить не приходится. Я на подлость никогда не пойду. В отличие, к слову, от Тарханова. Ведь именно из-за него я не смог вернуться в ЦСКА после чемпионата мира-94.

-Что тогда произошло?

- Перед тем как уехать со сборной, я подтвердил председателю спорткомитета Министерства обороны господину Натовскому, что непременно вернусь в команду после чемпионата мира. Подтвердил это и звонком из Австрии, где мы находились на сборах, потом из Америки. Однако пока я находился в США, Тарханов развил здесь бурную деятельность. Ему удалось убедить армейских руководителей, в том числе и Барановского, что Садырин, дескать, в ЦСКА не вернется, что он, мол, уже подписал контракт с зарубежным клубом. Это была полная чушь, но на нее клюнули. Вот таким образом Тарханов и стал главным тренером.

-Вы собираетесь заполучить тех игроков, которые еще тренируются под его руководством?

- Из них меня интересуют лишь Хохлов, Семак и Янкаускас. Но контракт закончился у одного лишь Семака, и только он вправе выбирать. Остальные принадлежат ЦСКА, а не лично Тарханову и никуда с ним уйти не могут. Пусть он и подписывал с игроками контракты, но делал это от имени футбольного клуба. Другое дело, что ребят там сейчас так застращали, что они боятся слово вымолвить.

-Почему вы не торопились приступать к исполнению своих обязанностей в новом клубе?

- Вы имеете в виду мое отсутствие на тренировках? Ничего страшного в этом нет. Костылев - хороший специалист и разгрузил меня, пока я занимался решением других вопросов.

-Составу, которым вы располагаете и в которым рассчитываете видеть еще Хохлова, Семака и Янкаускаса, по силам решать самые серьезные задачи в чемпионате?

- Конечно, по силам.

-А приглашенные Тархановым футболисты вас не интересуют?

- Если сам он уйдет в "Торпедо", Савельев и Николаев, естественно, вернутся. Остальные меня не интересуют.

-Может быть, все случившееся с вами - к лучшему? Все-таки амбиции ЦСКА несравнимы с зенитовскими.

- Надеюсь, что так оно и есть, хотя из "Зенита" уходил не без сожаления. Жаль вот только, что план подготовки уже сорван. Так что и болельщики, и руководители Министерства обороны должны будут это учитывать, когда команда войдет в сезон.

-Где собираетесь к нему готовиться?

- Первую половину февраля проведем в Испании, вторую - в Израиле. Перед самым стартом чемпионата съездим в Германию или в ту же Испанию на несколько контрольных матчей.

Михаил ПУКШАНСКИЙ