12 июля 1996

12 июля 1996 | Хоккей

ХОККЕЙ

С Валерием Никитиным мы беседовали два года назад. То интервью было опубликовано в "СЭ" под заголовком "Что нам стоит дачу построить?" О себе Валерий говорил так: "Я - пенсионер-огородник. Тебе дачу не нужно построить? Жаль. А то бы помог. Я - и столяр, и плотник, и каменщик, и штукатур. В общем, и по печному, и по мучному". И добавил, что хоккей - его первая и неизменная любовь. В прошлом сезоне Никитин стал главным тренером "Химика", что и послужило поводом для новой встречи.

Валерий НИКИТИН

СТРОИЛ ДАЧИ, ТЕПЕРЬ СТРОЮ КОМАНДУ

ДОСЬЕ "СЭ"

Валерий НИКИТИН

Родился 20 июня 1939 года. Заслуженный мастер спорта по хоккею. Нападающий и защитник. В 1957 - 72 и в 1974 - 75 годах - в "Химике" (Воскресенск).

Третий призер чемпионатов страны 1965-го и 1970-го. В первенствах СССР - 510 матчей, 137 голов.

Чемпион мира и Европы 1967-го и 1970-го. В первенствах мира и Европы - 16 матчей, 1 гол.

В 1976 - 79 годах - старший тренер команды "Салават Юлаев" (Уфа).

В 1980 - 95 годах - шабашник-одиночка.

Ныне - главный тренер " Химика".

-Валерий, каким ветром тебя обратно в " Химик"-то занесло?

- Все проще простого. Позвонил директор Воскресенского химкомбината Николай Федорович Хрипунов и предложил возглавить команду. Я, ни секунды не раздумывая, согласился.

-Но такие решения не принимаются с кондачка, в один миг. Ты хотя бы малость мозгами подраскинул?

- Нет. Потому что знал: это - мое дело.

-Сейчас все поставлено на деловую основу. Ты хотя бы контракт заключил? Каковы условия - срок, зарплата?

- Договор мы, конечно, подписали. Но время работы в нем не оговорено. Получится - продолжу трудиться. Нет - видно будет. Зарплата? Хочешь верь, хочешь нет, я ею даже не поинтересовался. Проще говоря, у нас с Николаем Федоровичем главным было устное соглашение. Два человека, которые верят друг другу, могут обойтись и без лишней писанины. Ударили по рукам - вот и весь контракт. При любых, даже самых тяжелых, житейских обстоятельствах люди должны оставаться людьми.

-И как тебя встретила команда? С восторгом или, не дай Бог, с неприязнью?

- Нормально встретила.

-Что это значит?

- Хоккеисты понимали, что я заключил контракт и, стало быть, должен выполнять свои обязанности. А они - свои.

-Тебя кто-нибудь представил команде?

- В этом не было нужды: меня в Воскресенске каждая собака знает.

-А ты игроков знал?

- Нам ведь кто теперь известен? Буре, Федоров, Могильный, то есть те, кто играет за кордоном. В России, увы, запоминающихся личностей не осталось.

-Тем не менее дебют был неплох: одно время "Химик" занимал второе место в своей группе, и замаячила перспектива выйти в "плей-офф". А потом команда покатилась, покатилась...

- И докатилась до 18-го места.

-В чем дело-то?

- Есть традиционное объяснение: травмы. Так оно и было. Они особо чувствительны для нашей команды. Вроде бы игроков хватает, но хороших - раз, два и обчелся. А уж если четверо выбывают из строя, хоть караул кричи. Впрочем, все сказанное относится не только к "Химику". В принципе не доросла еще команда до "плей-офф". Могла выйти, могла не выйти дело удачи. Хотя "Химик", конечно, должен быть выше.

-Но это теперь в значительной степени зависит и от тебя.

- Конечно.

-Существует такая русская пословица: новая метла no-новому метет. Придя в "Химик", что ты сделал: разогнал полкоманды, набрал новых хоккеистов?

- Ничего подобного. Правда, сразу же уволил троих игроков.

-Это за что же?

- Случайные люди в хоккее.

-Как понимать?

- Играть не умеют, а требуют многого.

-На их место кого-нибудь взял?

- Нет. Своих хватает. Да и брать некого.

-Но, может, что-то поменял в рисунке игры команды, в ее тактике?

- Какая тактика, какая тактика? При Николае Семеновиче Эпштейне у "Химика" была своя тактика, которую не воспринимал Анатолий Владимирович Тарасов. И, наоборот, Тарасова не принимал Эпштейн. Они спорили не один год. Ясное дело, что тактика исходит из возможностей игроков. А с чем столкнулся я? Пытаюсь объяснить хоккеисту разницу между зонной и персональной опекой, а он не понимает.

-Что, так уж бездарно нынешнее поколение наших игроков?

- Тут дело сложное. Давай посчитаем, сколько наших ведущих хоккеистов уехало за рубеж. Получится команд 15, то есть практически вся высшая лига. Их место заняли хоккеисты из низших эшелонов. А у них другой уровень мастерства, другой уровень мышления. Сейчас в высшей лиге играют люди, которых в прежнее время в эти команды просто не приняли бы.

-А не слишком ли ты суров, Валера? Да и рассуждения твои нетрудно подвергнуть сомнению: все-таки 16 лет не имел дела с хоккеем. Может, поезд уже ушел?

- Этот упрек мне бросали уже не раз. Отвечаю так: я 20 лет не садился на велосипед. Но сел - и поехал. Не совсем точно то, что я не имел отношения к хоккею. Играл за ветеранов, выезжал за рубеж, следил за всеми событиями. Так что я в курсе хоккейных дел.

-Но все-таки игра за эти годы заметно изменилась.

- Да в чем изменилась-то? Если говорить о нашем хоккее, то изменилась не в лучшую сторону. В укоризну мне добавляют, что я живу старыми представлениями о хоккее. Да лучше б я его не видел, этого старого хоккея! Не был его действующим лицом! Мне не с чем было бы сравнивать век нынешний. Но я-то знаю, как играли Михайлов, Петров, Харламов и другие мастера прошлых лет. Кого можно поставить рядом с ними из нынешних? То-то...

-Что же делать?

- Не буду оригинальным, если скажу, что работать, работать и работать. Несмотря ни на что. Убежден, что источник талантов в России неиссякаем.

-Но они уезжают за рубеж.

- На мой взгляд, ситуация несколько изменилась. Хоккеисты возвращаются и к нам, и, например, в Чехию. Они насытились заокеанской жизнью. Естественно, надо платить приличные деньги за их выступления. Ну а массовый отток игроков уже прекратился. Все вычерпано. У нас теперь не только за океан, но даже в Европу поехать некому. Какая-нибудь Голландия, где есть тюльпаны, но нет хоккея на высоком уровне, уже требует: пришлите нам игрока такого-то на месяц, а мы посмотрим, что он собой представляет. Да раньше любого русского хоккеиста без всяких разговоров с руками оторвали бы. Теперь условия ставят. Это ли не пощечина нашему хоккею? И мы их получаем все больше и больше. У нас проводится "Приз "Известий", а в Финляндии - параллельный турнир, куда съезжаются соперники посильнее. В Питере много лет разыгрывается турнир для вторых сборных. Но таким он остался только по названию. Приезжают опять-таки не вторые, а какие-то второстепенные команды. И сник турнир.

-Но на общем фоне радует все-таки выступление наших юношей - как-никак чемпионами Европы стали.

- В том числе и наш Марков из "Химика". А посмотрите, как он в клубе выступает, - более чем скромно. Все дело в том, с чем сравнивать.

Помню молодых Викулова с Полупановым. Подключили к ним опытного Фирсова - и вся тройка сразу в сборную попала. А сейчас тем более нужны таланты, которые могли бы уже в юном возрасте претендовать на место в главной команде страны. Но им и учиться-то не у кого. Все команды теперь - молодые.

В свое время в "Химике" Лаврентьев пять лет просидел на скамейке запасных. А когда созрел - выстрелил, сразу в сборную взяли. Маркову тоже еще бы подождать, повзрослеть, если хотите, заматереть. А он в основном составе играет. Но что делать? Других-то нет.

Я с недоумением слышу, как телевизионный комментатор с умилением вещает: в ЦСКА 6 - 7 человек играют в масках. Юнцы, а уже в такой команде. Да ненормально это, противоестественно.

-Однако играть в основном составе мастеров - это честь, а перспектива попасть в сборную - стимул для совершенствования.

- О чести могут быть разные представления. А стимул стимулу рознь. Рискую навлечь на себя гнев современно мыслящих людей, но напомню, что когда-то существовало такое понятие, как "коллектив". Сейчас это слово, бывшее синонимом команды, словно как бранное, напрочь исчезло из обихода. И это очень печально.

Коллективами были ЦСКА, "Локомотив", "Химик", другие команды. Они выходили на лед и бились за честь флага родного клуба. А о каком патриотизме может идти речь, если у нас даже в армию провести набор сложно.

-В какой степени "Химик" можно назвать коллективом?

- Я только начал его создавать. Прежний "Химик" формировался годами. И мне нужно время, чтобы это сделать.

-А за что сейчас бьются хоккеисты?

- За деньги. Вы посмотрите, кто сейчас наверху? Те команды, которые лучше материально обеспечены.

-Это же естественно - времена теперь такие.

- Да я все понимаю. Но давай взглянем на дело с другой стороны. Чтоб тебя субсидировали, ты должен показывать высокие результаты. Будешь занимать низкие места, никто денег не даст. А чтобы быть в элите, нужны хорошие игроки. Где их взять? Проще всего, конечно, пригласить. И ты прекрасно знаешь, что у нас есть команды, которые держатся на привозных хоккеистах.

А молодых не готовят и не зовут. Как тут опять-таки не вспомнить моего учителя Эпштейна. Он зачислил в команду Юру Ляпкина. Над тренером смеялись, грешным делом и я похихикивал. Кого вылепил (прости за невольный каламбур) из Ляпкина Николай Семенович - всем известно.

-Однако и перспектива покинуть высшую лигу никого не устраивает.

- Не страшно, если та или иная команда вылетит. Страшно то, что под угрозой окажутся хоккейные школы. Вот сейчас в аховом положении челябинский "Трактор". Не дай Бог, с командой случится худшее, это скорей всего отразится на школе, давшей хоккею плеяду выдающихся мастеров - чемпионов мира, Европы, Олимпийских игр.

-К слову, как работает хоккейная школа в Воскресенске?

- Исправно.

-Сколько приезжих игроков в "Химике"?

- Три человека.

-Материальное положение команды?

- Для того уровня игры, который она показывает, приличное. Но опять же, смотря с чем сравнивать. Раньше мы все были примерно в одинаковом положении: кто-то получал на 10 - 20 рублей больше, кто-то на столько же меньше. Теперь же из всего сделана коммерческая тайна. Как живут игроки в других командах, я не знаю.

Наше поколение хоккеистов, можно сказать, жило безбедно. По сравнению с другими слоями населения, разумеется. Но ни я, ни те, кто играл лучше меня, не смогли скопить денег, скажем, на бензоколонку или бистро и даже просто на старость. Теперь такая возможность есть. Но опять-таки за рубежом.

А что происходит у нас? Руководство клуба заключает с хоккеистом контракт. Естественно, в нем оговариваются условия. Допустим, игрок требует машину, квартиру, приличную зарплату. Свое он получает. Но договор действует всего год-два. А время летит быстро. Выжав все возможное из одной команды, хоккеист уже положил глаз на другую: чем бы и там поживиться?

Это я к тому, что наша контрактная система несовершенна. Какая-то она однобокая. По-моему, надо расширить права нанимающей стороны и ужесточить требования к нанимаемой.

-Один из главных, если не самый главный, критерий авторитета команды - это зрительский интерес. В Воскресенске болельщики ходят на матчи?

- Я бы не сказал, что трибуны ломятся. Воскресенский зритель избалован. Он помнит "Химик" - призера первенства страны, команду, входившую в пятерку и уж как минимум в десятку. "Химик", занимающий 18-е место, болельщика мало интересует.

Между прочим, и другие команды не могут похвастать вниманием к себе своих почитателей. На что уж спартаковские фанаты привержены красно-белому флагу, но и их на трибуне собирается не так много. Мы в Воскресенске специально заказываем автобус, чтобы поехать в Москву и посмотреть финал Кубка МХЛ между "Динамо" и магнитогорским "Металлургом". Финал - что может быть выше? А на трибунах - горстка мальчишек, на этот раз с бело-голубыми флагами. Рекорд же непосещаемости я зафиксировал в Минске. Не поленился - пальцем пересчитал зрителей. Оказалось - 51 человек.

-Выходит, наш хоккей надо лечить. Какими методами?

- Да они общеизвестны. У нас же всегда существовала стройная система, начиная с массового хоккея. Классический пример - Александр Мальцев. Откуда он появился? Из Кирово-Чепецка. Что это, такой уж крупный хоккейный центр?

Раньше едва ли не на каждом заводе в хоккей играли. Теперь этого нет. Число команд резко сократилось. Понимаю, в стране тяжелая экономическая ситуация. Но если мы желаем процветания нашему хоккею, то его нужно финансировать. Не какую-то команду, а вид спорта в целом. Без условий, хотя бы приближенных к НХЛовским, мы не добьемся от игроков по-настоящему профессионального отношения к делу.

-Что для тебя означает "профессиональное отношение к делу"?

- Поясню на наглядном примере. Когда собиралась артель, чтобы приступить к очередной стройке, уговор был предельно прост: на работе - ни-ни. Тому же, кто его нарушал и появлялся под мухой, не говорили ни слова, никакой воспитательной работы с ним не проводили. Но провинившийся сам все осознавал, поворачивался и уходил. Как, доходчиво я объяснил свое понимание профессионализма?

-Вполне. Теперь столь же популярно объясни мне, пожалуйста, такую вещь. Когда ты шабашничал, то наверняка неплохо зарабатывал. Что тебя в хоккей-то потянуло, где столько проблем?

- Я никогда не гнался за длинным рублем. И когда встал вопрос, строить дачи или команду, я выбрал последнее. Тем более что команда эта - взрастивший меня "Химик".

-И как работается?

- Работу надо бросать, когда она надоедает, когда не приносит удовлетворения, когда, допустим, на тренировку идти не хочется. Я же пока тружусь с удовольствием.

-Но тренерское дело больно уж хлопотное, а зачастую и неблагодарное. Вот и Владимиру Васильеву пришлось подать в отставку. Кстати, ты же был на чемпионате мира в Вене. Твой взгляд на происшедшее?

- Полагаю, что и с таким составом наша сборная могла занять первое место. Или, по меньшей мере, призовое. На фоне многих других команд она выглядела неплохо. Американцы, по-моему, не были так уж сильны, чтобы стать бронзовыми призерами. Ненамного превосходили их канадцы, шведы. Вот с чехами нам пришлось бы побороться.

-Что же случилось с игроками, которые потенциально могли претендовать на золото?

- Чтобы ответить на этот вопрос, я должен был бы находиться внутри команды. Я же в Австрии был всего-навсего сторонним наблюдателем.

-Может, со стороны виднее?

- Повторю то, что уже говорил: не была наша сборная коллективом. Ставка была сделана на легионеров. Но профи оказались не такими уж профи. По отношению к делу. Сейчас стали достоянием гласности какие-то факты нарушения режима. Не берусь об этом судить, опять-таки потому, что с командой не был. Но один серьезнейший момент хочу особо подчеркнуть: наши тренеры попали в зависимость от игроков. А это страшное дело. Когда наставник зависит от хоккеиста - пиши пропало.

-А в чем эта зависимость?

- Тренер не знает, осчастливит ли легионер своим присутствием сборную, приедет - не приедет. В Вену пожаловали далеко не лучшие. Тренер не знает, как он играет там, за рубежом. Наконец, тренеру неведомо, на что способен хоккеист в данный момент.

-Может, тогда есть смысл составлять сборную из российских игроков?

- Это палка о двух концах. Объективно те, что выступают за рубежом, сильнее. Но и россиян нельзя обижать. Помимо Олимпийских игр и чемпионатов мира проводится много других соревнований, разыгрываются всевозможные кубки. Думаю, на этих турнирах две пятерки должны быть сугубо российскими. Иначе мы лишим игроков стимула заниматься хоккеем. И сборная наша должна быть сильной. Иначе и клубы зачахнут.

-До сих пор бытовала известная формула: сильные клубы - сильная сборная.

- Существует и обратная связь.

-Что мы все про хоккей да про хоккей. А как огород?

- Огород в порядке. Все посадил, все растет.

-Два года назад ты говорил, что твоя главная задача - вырастить только что родившуюся тогда дочку Ксюшу. Но теперь-то у тебя для семьи времени, наверное, совсем не остается. Про огород я уж не говорю. Ты же все время с командой.

- Это не совсем так. Раньше мы не вылезали со сборов. Теперь провели игру или тренировку - и по домам. К тому же я в любой момент могу забрать с собой семью в Воскресенск. Там у меня служебная двухкомнатная квартира. Рядом - река, лес. Между прочим, когда я играл, я и не подозревал, что в этом городе существуют такие красоты природы.

-Желаю и в тренерском деле прекрасных открытий.

Алексей ПАТРИКЕЕВ

Прямой эфир
Прямой эфир