Михаил Алешин: "Хотел бы вернуться в IndyCar"

Михаил АЛЕШИН. Фото REUTERS
Михаил АЛЕШИН. Фото REUTERS

Один из самых известных российских гонщиков считает свою нынешнюю серию ELMS в десять раз безопаснее американского чемпионата IndyCar.

В нынешнем сезоне Михаил Алешин выступает в Европейской серии Ле-Ман (ELMS). В данный момент в чемпионате пилотов ELMS в классе LMP2 он делит девятое место со своими партнерами Антоном и Кириллом Ладыгиными. На днях россиянин приехал в Москву, чтобы поучаствовать в презентации североевропейского чемпионата "Формулы-4". Кроме того, Михаил готовится к главной гонке сезона – "24 часа Ле-Мана", которая состоится 13 и 14 июня. В интервью "СЭ" Алешин заметил, что сосредоточен на своих выступлениях в гонках на выносливость, но в будущем хотел бы вернуться в IndyCar, где провел прошлый сезон.

– Как вам дался переход с формульной машины на прототип в ELMS?

– Сложнее было бы переходить наоборот. Большую "формулу" пилотировать сложнее, чем прототип, – это факт. Именно поэтому все хорошие формульные пилоты хорошо себя чувствуют в прототипах, и особенно в классе GT. Но я бы не сказал, что к нашей машине это утверждение относится в большой мере. BR01 – резкая машина с хорошей аэродинамикой. По своему поведению на трассе она очень напоминает "формулу".

– Насколько отличаются физические нагрузки в прототипах от гонок на формульных машинах?

– Физическая нагрузка здесь не меньшая, но она другая. Потому что едешь большую дистанцию. Перегрузка в поворотах немножко меньше. Но так как едешь дольше, то получается примерно одно и то же.

– Чем примечательна подготовка к этапам гонок на выносливость?

– Гонки на выносливость больше заточены под то, как сама машина будет вести себя на трассе. А на квалификацию особо никто не смотрит, потому что она не очень важна. В формулах – GP2, Мировой серии "Рено" – очень большой упор делается на квалификацию. Обгонов мало, соответственно шанс хорошо финишировать – стартовать первым.

– В гонках на выносливость присутствует такой момент, как смена пилота в машине. Как вы к нему адаптировались?

– Как ни странно, это достаточно сложный процесс. Машина маленькая, внутри тесновато, ремни безопасности – шеститочечные, а из кабины надо выбираться быстро. Но к этому привыкаешь.

– Насколько уровень опасности отличается в ELMS и том же IndyCar?

– IndyCar в десять раз опаснее. Но это ни в коем случае не принижает опасность Ле-Мана, как и гонок в целом, ведь это не самый безопасный вид спорта.

– В "Формуле-1" в нынешнем сезоне до "Гран-при Монако" Даниил Квят, как и его команда "Ред Булл", сталкивались с серьезными трудностями. Как оцените дальнейшие перспективы россиянина?

– Я смотрю в его будущее с позитивом. Он очень хороший пилот, просто ему немножко не везет. Главная его задача в этом году – опережать Риккьярдо. На большее "Ред Булл" в этом году не способен. Нужно опережать партнера по команде и надеяться на лучшее. Думаю, ему это вполне по силам.

– В "Формуле-1" могут вернуть дозаправки. Это повысит интерес к "Королевским гонкам"?

– Думаю, что это создаст дополнительный фактор, с помощью которого люди смогут либо что-то выиграть, либо что-то проиграть. Это также приведет к дополнительным расходам для команд, что негативно скажется на серии в целом. "Формула-1" – такая вещь, в которую без средств попасть невозможно. А это все удорожает процесс. Наверное, гонщикам придется тяжелее. Машина будет легче и им придется больше "дубасить". Хотя, думаю, принципиально ничего не поменяется.

– Что бы вы еще предложили изменить в "Формуле-1"?

– Во-первых, нужно вернуть атмосферные двигатели. Во-вторых, создать клиентские шасси. Тогда у большего количества молодых команд и команд с меньшим финансированием будет возможность участвовать в гонках. Больше команд – больше зрелищности. Потом я бы создал так называемую систему драфта. Если человек выиграл Мировую серию "Рено" или GP2 – значит попал в "Формулу-1". Это очень важная вещь, потому что в "Формуле-1" выступает определенный процент непонятных мне людей. Еще я разрешил бы больше контактов пилотам на трассе по аналогии с IndyCar. В гонке все должно выглядеть красиво, зрелищно, и чтобы борьба была честной. Вот то, что навскидку в голову пришло. Думаю, что надо еще много разных вещей менять.

– В Москве пройдут гонки "Формулы E". Насколько вам она интересна?

– Честно говоря, я очень спокойно отношусь к этому проекту. Я любитель автоспорта, но "Формулой-E" не могу проникнуться. Может быть, надо самому попробовать прокатиться, тогда пойму, в чем заключается интерес.

– Кого бы вы могли выделить среди российских пилотов в программе SMP Racing?

– Мне, как человеку, отвечающему и за воспитание пилотов, глупо кого-то выделять. Единственное, что могу сказать, – в нашей программе все лучшие молодые пилоты России. Все они талантливые, уже чего-то добились и добьются еще большего. Как у них будет складываться, посмотрим. Мы создаем им все условия.

– Как оцените дебют Макса Ферстаппена в "Формуле-1"?

– Я считаю, что он в общем и целом удался. Думаю, что этим опытом воспользуется еще не один пилот. Конечно, переход из "Формулы-3" в "Формулу-1" – это слишком. Но тенденция понятна. Не надо сидеть по несколько лет в "Мировой серии "Рено" или GP2. Нужно проехать сезон в "Формуле-3" или "Формуле "Рено" 2.0", провести хотя бы сезон в "Мировой серии "Рено" или GP2. Но там не надо задерживаться и нужно идти в "Формулу-1". Ошибки Ферстаппена сейчас происходят исключительно потому, что он мозгами все еще находится в "Формуле-3", а скорость в "Формуле-1" на 100 километров в час выше.

– Можно ли говорить, что возвращение в IndyCar – ваша цель в обозримом будущем?

– Сейчас моя главная цель – доводка машины BR01. Это очень интересная цель. Сначала надо добиться этой высоты, а потом уже смотреть. Но в целом я бы хотел вернуться в IndyCar.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...