Ле-Ман: шашлык на скорость не влияет?

Вчера. Ле-Ман. Перед двумя решающими днями гоночного уик-энда болиды команды G-Drive by Signatech разбираются, тщательно проверяются и собираются заново. Фото Кирилла КАЧНОВА ("СЭ"). Фото "СЭ" Вчера. Ле-Ман. Роман РУСИНОВ в боксах команды G-Drive by Signatech. Фото Кирилла КАЧНОВА ("СЭ"). Фото "СЭ" Вчера. Ле-Ман. Пятница - свободный от заездов день, поэтому Роман РУСИНОВ может беспрепятственно гулять по стартовой прямой знаменитой трассы. Фото Кирилла КАЧНОВА ("СЭ"). Фото "СЭ" Вчера. Ле-Ман. Тактика команды G-Drive by Signatech на гонку будет зависеть прежде всего от возможностей покрышек "Данлоп". Фото Кирилла КАЧНОВА ("СЭ"). Фото "СЭ"
Вчера. Ле-Ман. Перед двумя решающими днями гоночного уик-энда болиды команды G-Drive by Signatech разбираются, тщательно проверяются и собираются заново. Фото Кирилла КАЧНОВА ("СЭ"). Фото "СЭ"

"24 часа Ле-Мана"

На скорости 250 км/ч входить в поворот вслепую, потому что глаза разъедает дым от барбекю? По словам Романа Русинова - единственного россиянина на старте "24 часов Ле-Мана" - на легендарной гонке случается и не такое.

На любой гонке наступает момент, когда надо забыть в боксах благоразумие и принудительно отключить осторожность, когда ситуация с расходом топлива и износом резины должна стать для гонщика так же важна как вопрос, является Плутон планетой или все-таки одним из объектов пояса Койпера. Спустить с поводка свой основной инстинкт и, не боясь рисковать, выжать из себя и машины максимум - вот что требуется от пилота в эти решающие минуты. Но на вопрос, когда такой момент наступает в "24 часах Ле-Мана", Роман Русинов - единственный россиянин в списках участников гонки этого года - недвусмысленно отвечает: "Никогда"

Со стороны зрители видят прежде всего разницу в цифрах - целые сутки езды вместо привычных по "Формуле-1" пары часов - и интересуются главным образом бытовыми подробностями: где пилоты спят и сколько готовят комплектов несгораемого белья. Но соревнования в Ле-Мане - как раз тот случай, когда количественные изменения неминуемо приводят к ощутимым качественным сдвигам. Если сформулировать без излишней зауми: на этой гонке все по-своему.

К примеру, на абсолютном большинстве гоночных трасс пилота не оставляет маниакальное желание "собрать сектора" - то есть пройти круг без ошибок, продемонстрировав себя во всем блеске и зафиксировав максимально близкое к идеалу время. Во время легендарной французской гонки ставить перед собой такую цель наивно. Во-первых, попробуй пройти без малейшей помарки трассу длиной 13 километров - в 3-4 раза больше, чем на типовом современном автодроме. Во-вторых, по словам Русинова, ему и его товарищам по команде на каждом круге приходится обгонять от двух до пяти более медленных машин - и при этом самим каждые четыре-пять кругов уворачиваться от более быстрых.

Дело в том что имеющийся в распоряжении команды G-Drive by Signatech автомобиль ORECA с мотором Nissan подготовлен по требованиям категории LMP2, которая в местной иерархии находится строго посередине. Созданная специально для гонок машина гораздо быстрее автомобилей категории GT, представляющих собой доработанные серийные суперкары вроде Porsche 911 или Ferrari 458 Italia. С другой стороны, автомобиль, которым будет управлять Русинов, ощутимо медленнее главных героев уик-энда - болидов класса LMP1, подготовленных заводскими командами "Ауди" и "Тойоты".

Если на всех остальных гонках ключевым фактором является умение обгонять, то в Ле-Мане не менее важно уметь пропускать. Не раз и не два случалось, что пилоты разных категорий сталкивались между собой исключительно по невнимательности. После этого можно сколько угодно драть глотки, доказывая свою правоту и неадекватность действий второго участника инцидента - но ведь разбитые машины целее от этого не станут.

В той же "Формуле-1" двукратному чемпиону мира Фернандо Алонсо вряд ли придет в голову запоминать и потом вдумчиво анализировать нюансы поведения Хейкки Ковалайнена в процессе обгона его на круг. Между тем опыт, накопленный Романом Русиновым - а он участвует в "24 часах Ле-Мана" уже третий раз - включает в себя как знание трассы, так и представление о поведении на трассе того или иного пилота. К примеру, выступающий на "Феррари" итальянец Джанмария Бруни думает, как правило, только о себе и не торопится освобождать траекторию более быстрой машине - поэтому его надо атаковать и проходить при первой же возможности, не боясь при этом действовать жестко. А вот если сзади накатывает "Ауди" под управлением Тома Кристенсена, рекордсмена по количеству побед в Ле-Мане, то самому можно не слишком расшаркиваться: датчанин разбирается с гонщиками младших классов быстро и элегантно, теряя на обгонах минимум времени и одновременно оставляя достаточно места обгоняемым и позволяя им не сбиваться с собственного гоночного ритма.

На многих других трассах считается нормальным на приличной скорости резать повороты, проезжая по бетонным поребрикам - в итальянской Монце, к примеру, без этого показать хорошее время на круге просто невозможно. Но если заниматься тем же самым в Ле-Мане - подвеска автомобиля, как утверждает Роман Русинов, начнет разваливаться через считанные часы. Если на абсолютном большинстве кольцевых гонок пилоты постоянно пытаются быть в  конкретном повороте еще быстрее, то во время подготовки к "24 часам Ле-Мана" они должны постоянно изыскивать возможности пройти определенный участок трассы еще умнее. К примеру, если надо выжать из машины максимум, то змейка Форд проходится без сброса газа при перекладке руля слева направо. Сбросив газ, пилот теряет одну-две десятых секунды - немало с точки зрения тех, кто привык бороться за сотые и тысячные. Но ценой этих долей секунды риск потерять контроль над машиной на этом непростом участке трассы снижается в разы. И тот, кто рассчитывает на успех в суточной гонке, должен выбирать более надежный вариант.

Надежность пилотажа вдвойне важна в условиях, когда наряду с температурой асфальта или количеством грязи, которую вынесли на этот асфальт вылетавшие с трассы и возвращающиеся на нее машины, на темпе того или иного пилота напрямую могут сказаться вещи, которые не имеют прямого отношения к состоянию шин или режиму работы мотора. К примеру, вряд ли кто-то из гонщиков "Формулы-1" стал бы всерьез жаловаться на фотографов - а Роман Русинов называет вспышки фотокамер в темноте одним из главных отвлекающих факторов. Причем как назло фотографы группируются не на прямых, где гонщики могут хоть как-то перевести дух, а в поворотах, где очень важно не пропустить точку торможения (а ведь в темноте видны далеко не все ориентиры) и максимально точно прописать идеальную траекторию. Порой задачу пилотам осложняют и болельщики. К примеру, на последней квалификации непростой поворот Порше, где на  скорости в 250 км/ч надо проехать по своеобразному  коридору между бетонными стенами, накрыло едким дымом от барбекю - от него слезились глаза, и многие гонщики в течение нескольких секунд ехали буквально вслепую.

Но атмосфера легендарной гонки - тот козырь, которым кроются любые неприятные моменты. Поэтому "компромат" на Ле-Ман - от необходимости все время носить куртку (лучше лишний раз вспотеть, чем простудиться при местной переменчивой погоде) до солнца, которое на рассвете бьет прямо в глаза на выходе из поворота Данлоп - пилоты  излагают с блеском в глазах. Поэтому вряд ли существует материальная ценность, на которую Роман Русинов в ближайшие часы променяет свое место в команде G-Drive by Signatech и непростые размышления на тему, сколько отрезков гонки можно проехать без потери темпа на сверхмягких покрышках "Данлоп".

Кирилл КАЧНОВ из Ле-Мана

P.S. Гонка "24 часа Ле-Мана" стартует сегодня в 17:00 по московскому времени. Экипаж, в состав которого входит Роман Русинов, начнет заезд с 16-й позиции (3-е место в классе LMP2).

 

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ