UFC

22 июня, 16:30

«У Павловича достаточно ошибок». Интервью с Александром Волковым перед боем

Александр Волков заявил, что Павлович допускает ошибки даже в победных боях
Никита Горшенин
Корреспондент отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Большой эксклюзив.

Сегодня ночью в Эр-Рияде пройдет первый в истории турнир UFC в Саудовской Аравии. В со-главном бою вечера подерутся русские тяжеловесы Сергей Павлович и Александр Волков.

В преддверии поединка мы поговорили с Александром о сопернике, полезной работе с Магомедом Анкалаевым, получении черного пояса по БЖЖ и недавно удививших его тренажерах.

— Ваш старший сын Мирослав — довольно крупный мальчик для 6-летнего возраста. Сильно выделяется среди сверстников?

— Он высокий, крупненький, да. Повыше, потяжелее, выглядит немножко старше своего возраста, особенно когда был еще помладше, года в четыре. Все думали, что он старше, а поведение было как у маленького. И поэтому многие люди вокруг не понимали, почему он так ведет себя, разбалованный. (Смеется.) А он просто маленький был. Но сейчас начинает потихоньку выравниваться с другими.

— У Сергея Павловича тоже маленький сын. Не знакомили ваших детей, не приводил он сына на тренировку?

— Нет, у него, насколько я понимаю, ребенок родился на несколько лет позже моего, и в целом я своего сына на тренировки не водил, он еще маленький был.

Жена Волкова Вита с 5-летним сыном Мирославом.
Фото Соцсети

«Я уязвим к размашистым ударам? Я у себя много проблем вижу, но защита от ударов у меня неплохая»

— Магомеду Анкалаеву и его тренеру очень понравилось работать с тобой, сказали, ты им сильно помог перед боем с Уокером. Как тебе этот опыт?

— Магомед очень разнообразный, очень меня удивил. Хотя он полегче меня, но все равно, с ним было тяжело, очень сильный физически, очень хороший спортсмен, такой обученный, все умеет. Очень было сложно подобрать к нему какие-то ключи в спаррингах. Думаю, и ему было нелегко, но и мне сложновато. У нас работа была достаточно интересная, и для меня полезная, и для него. Он, правда, уже находился на финишной прямой, а я только в начале лагеря, не в такой суперформе физической, но все равно очень понравилась мне эта работа, я был удивлен.

— Смог бы он бороться за пояс в тяжах?

— Теоретически, конечно, да, если бы мы немного поднабрал веса. По габаритам он большой, но по весу маленький. Он технически хорошо обучен, и еще ребята в 93 кг — они поменьше, поэтому повыносливее. Из-за этого работать с ним в таком темпе, быстром, долгом, немножко тяжеловато. В целом, думаю, у него получилось бы. У всех бы получилось все, главное — в это верить. (Смеется.) Конечно, он мог бы.

Александр Волков (второй справа) и Магомед Анкалаев (второй слева).
Фото Соцсети

— Есть мнение, поддерживаемое даже серьезными бойцами, что вы уязвимы к размашистым ударам — оверхендам, боковым и так далее. Вадим Немков, например, недавно говорил об этом. Я пересмотрел последний бой с Туйвасой, и вы там как раз здорово уклонялись от таких ударов.

— Ну надо у Вадима спросить, видит он эту проблему или нет. Я у себя проблем многих вижу, я не только размашистые удары пропускаю, я разные удары пропускаю. Я вообще с Туйвасой уворачивался случайно. Уворачивался и такой: «Ничего себе!» — и сам в это поверить не могу. Как-то на инстинктах получалось это делать. У каждого бойца своя манера бить, и под нее надо подстраиваться. С кем-то получается подстраиваться, с кем-то не получается. У меня в лагере были разные ребята, боксеры, которые и размашисто били, и по-разному. Пропускал ли? Конечно, пропускал, это нормальное явление. Вопрос — как действовать дальше, и вопрос — эти удары нокаутируют или нет. Удары пропускают все — и прямые, и размашистые, просто размашистые чаще бывают более сильные, более амплитудные. А так в целом я не помню, чтобы за последнее время я так много пропускал. По статистике, у меня защита от ударов неплохая.

— Бой Сергея с Томом Аспинэллом продлился всего минуту. За это время можно было что-то для себя приметить или манера Аспинэлла слишком завязана на скоростных качеств, чтобы тут что-то взять для себя?

— Бой был такой быстрый, что я ничего не успел рассмотреть. (Смеется.) А так... Я с Сергеем уже тренировался много, поэтому этот поединок был для меня не принципиальным для понимания, как с ним работать. Даже те поединки, которые он выиграл, — там тоже было у него достаточно ошибок. И я не Том Аспинэлл, я по-другому работаю, повторить этот успех будет сложновато. И ситуация, в которой оказался Сергей, возможно, была чуть более стрессовой для него, чем сейчас. Он был в Штатах, давление было на него сильное, и явно видно было, что он растерянный был из-за боя за пояс. Такие моменты важны, поэтому тут будет совсем другой поединок, и рассчитывать на повторение такого же успеха сложновато.

Александр Волков (слева).
Фото Соцсети

«В последнее время мне очень понравились инерционные тренажеры. Но вообще главное методика, а не тренажер»

— Видел фото, где ты стоишь у зала в Эр-Рияде, и на ноге у тебя здоровое пятно, то ли синяк, то ли еще что-то. Это от лоукика?

— Ну да, от ударов. Я же ногами постоянно бью, поэтому небольшой синяк образовался.

— Ты в декабре получил черный пояс по БЖЖ. Сейчас много спорят, кто настоящий черный пояс, кто нет. Какие знания и умения конкретно у тебя говорят о том, что это черный пояс?

— Я тренируюсь, какие-то приемы новые изучил, какие-то старые забыл. (Смеется.) Я с коричневым поясом ходил 6-7 лет, то есть уже давно, с 2018 года. Я тренируюсь в Лас-Вегасе, там хорошие ребята по БЖЖ, которые выступают, которые выигрывали мир в тяжелом весе. И я с ними много борюсь, и они сказали, что мне пора получать черный пояс. Они связались с моей командой в Москве, с моим тренером и пообщались на тему того, чтобы дать мне черный пояс. И мой тренер по БЖЖ Дмитрий Геннадьевич Селивахин сказал: «Конечно, одобряю». И мне выдали черный пояс. То есть уже и срок, и мнения тех ребят, с которыми я работал. Надеюсь, что новые знания появились, я же тренируюсь.

А поражение Аспинэллу приемом... ну, на соревнованиях по грэпплингу высокого уровня ребята тоже друг другу делают приемы, несмотря на то что занимаются там все и все очень опытные спортсмены. Просто попался, сделал ошибку. И там я еще постучал, потому что у меня локоть был поврежден, я перетерпеть не мог и выбраться из него полноценно не мог. Это левая рука была, и, когда я наносил джебы в лагере, этот локоть у меня повредился. Такая травма бывает часто, и тут она у меня обострилась. Но в целом просто попался на ошибке, такое бывает.

— Ты давно систематически качаешься. У всех, кто давно качается, в один момент происходит знакомство с каким-то новым тренажером или методикой, которые открывают глаза: «Как я раньше об этом не знал?» Какой тренажер ты недавно открыл для себя?

— У меня появилось много упражнений, я сейчас тренируюсь в UFC PI с Гэвином Прэттом, он очень прикольно дает упражнения, я для себя многое открыл. Например, интересны инерционные упражнения. Где находится диск инерционный, который тянешь, и он обратно оттягивает тебя, назад. Он типа тренирует взрывную работу. Там всякие приспособления, инерционные прикольные, некоторые тренажеры вместо веса используют рессоры, увеличивая вес. Их очень много, тренажеров. Но в целом важен не тренажер, а методика тренировок. Тренироваться можно где угодно и с кем угодно, главное — соблюдать методологию, это более важно. То есть удивляюсь я чаще знаниям, чем новому тренажеру.

Гид по ЕВРО

Откройте глаза на свое будущее

Новости