«Лишился зрения во время игры. Но любовь к мячу осталась». Хабиб провел футбольный турнир для слепых

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
7 февраля 2020, 11:40
Хабиб Нурмагомедов (по центру) с участниками турнира «Каспий 2020». Фото instagram.com
2 и 3 февраля в Каспийске прошел турнир по мини-футболу среди незрячих «Каспий 2020», одним из организаторов которого был Хабиб Нурмагомедов. Корреспондент «СЭ» поговорил с игроками и тренерами, чтобы узнать: каково это — играть в футбол, не видя ничего вокруг.

Хабиб: «Взялся за борт и стоял. Ни разу даже мяч не тронул»

— Они мне первое поражение нанесли, — в шутку сказал Хабиб на церемонии открытия турнира. Нурмагомедов вспомнил, как в декабре 2019-го в Алма-Ате посетил базу футбольного клуба «Кайрат». Там он сыграл в футбол со слепыми спортсменами, после чего возникла идея устроить в Дагестане международный турнир среди незрячих. В числе организаторов — не только Хабиб, но и президент «Кайрата» Кайрат Боранбаев, а также благотворительный фонд «Озарение», который возглавляет Гаджимурад Магомедрасулов — пятикратный чемпион России среди слепых.

По словам Хабиба, тогда, на базе «Кайрата», он провел на поле 5-7 минут.

— Честно говоря, тяжелая вещь, — признался чемпион UFC. — Попробуйте просто походить с закрытыми глазами 5 минут. Не играть, а просто походить. Полная паника у меня была. Вообще ничего непонятно! Я за борт взялся и стоял. Ни разу даже мяч не тронул. Играл против «Кайрата», ребят с опытом. Мне говорили — налево, направо, прямо. Но играть было практически невозможно. Не знаю, сколько надо тренироваться, чтобы можно было бегать, конкурировать. Это очень сложно!

Правила: нужно кричать «вой», единственный зрячий игрок в команде — вратарь

— Размер поля — 40 на 20 метров, оно окружено бортиками высотой 1,3 метра.

— Размер ворот — 3 метра в ширину и 2 метра в высоту.

— Игра состоит из двух таймов по 25 минут.

— Мяч тяжелее обычного. Чтобы избежать травм, он при ударе издает звук (внутри есть специальная трещотка).

— Количество полевых игроков в составе команды — четверо. Они надевают светонепроницаемые повязки, закрывающие глаза, чтобы все были в равных условиях.

— Вратарь — единственный зрячий футболист в команде. Но он не может бить по чужим воротам и выходить из штрафной площадки.

— Игроки, перемещаясь по полю, обязаны выкрикивать «вой» («иду» в переводе с испанского), чтобы не травмировать друг друга.

— Помимо тренера есть еще и так называемый гид. Он стоит за воротами соперника и подсказывает при атаках. Получается так: вратарь подсказывает при обороне, гид — при атаках, а тренер отвечает за середину поля и следит за игрой в целом.

— Игроки (кроме вратаря) не имеют права произносить что-то, кроме «вой». При розыгрыше стандартов и вовсе должна быть полная тишина. За нарушение тишины — желтая карточка.

— Незрячие футболисты разделены на две категории: слепые (класс B1) и слабовидящие (B2/B3).

Турнир «Каспий 2020» прошел на искусственном поле рядом с «Анжи-Ареной». Участвовали восемь команд: Дагестан, Дагестан-2, Московская область, Москва, Чечня, Марий Эл, Казахстан, Молдавия.

«В 13 лет подорвался на мине. Потерял руку и зрение. Но теперь играет в футбол»

Ион Тырыца, игрок команды Молдавии:

— В этом году мне исполнится 38. А заниматься футболом я начал в 2013-м. Поехал в реабилитационный центр и там познакомился с Алексеем Петровичем, капитаном нашей команды (ему 47 лет, тоже участвовал в турнире в Каспийске. — Прим. «СЭ»). Я сам из села, хотелось чем-то заняться. И Петрович мне сказал: «Если хочешь, можешь прийти». Пришел, взял мяч. Попробовал вести. Поначалу подумал: «Ой, ну какой мне футбол». Плохо он у меня держался. Но, как видите, все получилось!

Вообще, я фанат футбола. Я фанат «Челси». В первые два-три года, как начал терять зрение, вообще забыл про футбол. У меня была небольшая депрессия. Хорошо видишь, а в один момент — раз, и уже ничего не видишь... Мне был 21 год. Я приехал в Москву на заработки. Начал терять зрение... Пошел в клинику, а там дорого все — денег заработать я еще не успел. Мне посоветовали вернуться в Молдавию. Но незаметно, что я плохо вижу, согласны? У меня частичная атрофия зрительного нерва. За большим футболом слежу очень часто. Матчи «Челси» смотрю все. Я не вижу, что происходит на поле, но слушаю комментаторов. Но когда повтор гола — подхожу к экрану и пытаюсь рассмотреть.

Жесткие стыки? Никто не играет агрессивно. Хотя вот мы были в Чехии, и там играли жестко. У каждой команды свой стиль. Видите, я сегодня даже травмировался.

У нас в Молдавии есть спортивная федерация незрячих. Найти деньги для участия в соревнованиях сложно. Чаще всего из своего кармана что-то платим — на дорогу. Пенсия у нас небольшая, но мы хотим играть. Вот, были в Болгарии, участвовали в Лиге чемпионов, заняли второе место. Нас считали аутсайдерами, но мы взяли второе место. Это очень круто.

Анатолий Антипин, тренер команды Казахстана:

— Сначала я был помощником главного тренера, работал с вратарями — это моя специализация в «Кайрате». Потом Чингиза Темирханова перевели в Паралимпийский комитет, и я, как обладатель сертификата международной ассоциации, был единственным кандидатом на пост менеджера. Сейчас у нас в команде девять полевых игроков и два вратаря. Кто-то из ребят не видит с рождения, но у большинства — приобретенные проблемы со зрением. Один из наших лидеров потерял зрение, когда играл в 11-м классе в футбол в школе. Это произошло после удара мячом. Мяч попал в глаза. Была сделана операция, но зрение ему вернуть не удалось. Сейчас ему 34 года.

Мы тренируемся на базе «Кайрата» — в детской академии. Тренируемся три раза в неделю — понедельник, среда, пятница. Занимаемся в манеже, так что начало тренировок всегда одинаковое. Иногда в наших тренировках даже участвует тренерский штаб «Кайрата». Интересно же, как это. У нас весело. Хороший эмоциональный фон. Сегодня впервые сыграли на международном турнире, вышли против ребят из сборной России — уровень у них высочайший. Травмы? Бывают гематомы, но серьезных травм нет. В принципе, все ребята знают, что нужно делать, чтобы травм не было. Это не чувство самосохранения или страха. Есть слов «вой».

Рамзан Мустаев, тренер команды Чечни:

— Раньше средний возраст нашей команды был 38 лет, а сейчас — 17. Мой бывший студент Гаджимурад Магомедрасулов пригласил нас. И вот, собрал молодую команду, мы 20 дней упорно тренировались. Я сказал ребятам играть как мужчины, как джигиты. Сам я из Грозного. А Хабибу я хотел бы передать огромнейший салам от жителей села Тевзана, раньше оно называлось Киров-Юрт. Это Введенский район. Там жили его родственники. А когда началась Первая Чеченская война, их на машинах увезли в Дагестан.

Я преподавал незрячим арабский язык, учил читать Коран. Потом понял, что их надо привлекать и к спорту. Если не заниматься, может быть ожирение, а это сами понимаете к каким последствиям может привести. Все это — моя личная инициатива. Была у меня мечта научить незрячих читать Коран. Научил. Теперь футбол у нас развивается, настольный теннис, велоспорт. Тренируюсь вместе с ними, худею! Этим занимаюсь уже около 15 лет. Была у меня мечта слепых чему-то научить.

Да, есть у меня в команде парень без руки. Он в 13 лет подорвался на мине. Эхо войны. Сейчас ему 35. Слепым он стал тогда же. Руку оторвало, а брата его убило... А теперь вот играет у нас в футбол, а еще в мечети помогает имаму — у себя в селении в Гудермесском районе.

Олег Билсагаев, вратарь команды Молдавии:

— С нашим тренером мы вместе играли в футзал и мини-футбол. Он меня попросил, а я сказал «давай, попробуем». Первый мой турнир был в Греции — отбор на чемпионат Европы. Там мы стали 12-ми из 13-ти команд. Но это был хороший опыт.

В чем специфика игры вратарем? Сделать так, чтобы игроки тебя слышали. Да, по сути я как тренер — в своей вратарской зоне. Подсказываю ребятам, что нужно сделать. Никаких ограничений для голкипером нет. В ворота может встать хоть профессионал из большого футбола. Недавно мы играли в Лиге чемпионов в Болгарии, и за поляков выступал бывший вратарь первой сборной Польши (имеется в виду голкипер Радослав Майдан, выступавший за сборную Польши с 2000 по 2002 годы). К сожалению, ему так никто и не забил. Он высокий — под 190. Ворота два на три, и он буквально перекрывал все.

Мы тренируемся раз в неделю, если ребята приезжают. Всего в Молдавии набралось семь человек незрячих, кто хочет играть. Остальные боятся. Потому что травмоопасный спорт. Вот, сегодня один наш игрок травмировался. Бывают и носы переломанные. Тут разговаривал вот с тренером одной из команд. Говорит, двум тренерам носы сломали. Решили потренироваться вместе с незрячими, надели маски, ну и задели их случайно. А вот стычек на поле не бывает. Эмоции бывают. Но все успокаиваются, понимают, что не было желания сыграть грубо преднамеренно.

Канат Акымбаев, игрок команды Казахстана:

— Сначала я играл в голбол — это игра с мячом для слепых. А когда в «Кайрате» создали футбольную команду, перешел в нее. Проблемы со зрением у меня с рождения. Сначала было получше, но сейчас ничего не вижу — только силуэты, если яркий солнечный свет. Вечером или в темной комнате не вижу ничего. Да, у нас в команде есть парень, который потерял зрение во время игры в футбол. Это произошло, когда он был в 11-м классе. Мяч попал в висок. Тем не менее любовь к мячу оказалась такой сильной, что он продолжил играть. Стараюсь следить за казахстанской премьер-лигой. Понятно, что смотреть матчи сложно, но слушаю, узнаю новости. Аршавин? Его в «Кайрате» мы не застали. Как раз в момент, когда он ушел, у нас создали команду для незрячих.

Команда слепых легко обыграла здоровых парней. Хабиб спас их от разгрома

Победителем турнира стала команда Московской области, в финале обыгравшая Марий Эл. Основное время матча закончилось со счетом 0:0, а в серии пенальти сборная Подмосковья нанесла на один точный удар больше — 1:0. Третье место заняла команда Москвы, четвертое — первая сборная Дагестана. Московской области досталось 250 тысяч рублей, Марий Эл — 200 тысяч, Москве — 150 тысяч, Дагестану-1 — 100 тысяч, остальным — по 50 тысяч.

После финала состоялся товарищеский матч между Московской областью и командой The Eagles, выступающей в Любительской футбольной лиге (ЛФЛ). «У меня есть футбольная команда, и она сыграет показательный матч. Им завяжут глаза. Будет два тайма по 10 минут. Посмотрим, как они «без глаз» сыграют», — сказал Хабиб за день до игры. За несколько минут до стартового свистка он произнес «порвут», имея в виду, что у «орлов», впервые игравших с завязанными глазами, нет шансов. Так и оказалось. The Eagles не провели ни одной атаки и выглядели комично. Хабиб, сидя на трибуне, веселился и снимал происходящее на телефон.

— Алишка! — кричал он нападающему. — Назад иди, назад! Пас, дайте ему пас!

Московская область забила красивый гол, и Нурмагомедов попросил остановить игру. «Чтобы самооценка не упала, уберите их», — сказал Хабиб судье и тренерам.

В Казахстане чемпион UFC пробил пенальти с повязкой на глазах и забил. В Каспийске ему тоже предложили исполнить 11-метровый, и тоже вслепую. На этот раз переиграть вратаря не удалось. Удар получился несильным и прямо по центру. «Взял, да?» — улыбнулся боец, снимая повязку.

Потом была церемония награждения, после которой Хабиб 50 минут отвечал на вопросы — про Фергюсона, Конора, Серроне и т.д. Там же было объявлено, что турниром среди незрячих футболистов заинтересовались в РФС. На прощание Хабиб пообещал командам, что историю с соревнованиями для слепых он не забросит, а следующий турнир постарается сделать еще масштабнее.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир