«У меня хотят отжать деньги». Лобов — про суд в России, дружбу с Конором и «Омоновск-сити»

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
28 мая 2021, 18:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Артем Лобов: «У меня пытаются отжать честно заработанные деньги»»

№ 8453, от 04.06.2021

Артем Лобов. Фото Instagram
Вторая часть большого интервью с Артемом Лобовым: Конор Макгрегор, Ди Девлин, футбол, реакция на слова Хабиба о «спаррингах с детьми», работа барменом в отеле, судебные разбирательства с бывшим менеджером. Первая часть интервью — тут.

Шикарная встреча в Вегасе

— Когда в последний раз переписывались с Конором, или лично виделись, или общались по телефону?

— По телефону давненько не разговаривали. Только когда бой у него был. А списываемся регулярно. Мемы какие-нибудь пересылаем друг другу, шутки, просто угораем. Ничего особо серьезного, так, по-дружески.

— Какие мемы любит присылать Конор? Есть пример?

— Ну, мы разное друг другу скидываем. Увидим что-то смешное, или у нас в жизни была похожая на мем ситуация - вспоминаем ее, можем посмеяться. Или зачастую нас отмечают, всплывают видео из прошлого, вспоминаем: «Было дело, весело было».

— Вы же как раз перед боем с Порье выкладывали старое фото. Из Исландии, что ли...

— Это было фото из Лас-Вегаса — первый бой с Порье (2014 год. — Прим. «СЭ»), Конор еще не был большой звездой. Тогда ему можно было привезти с собой в Лас-Вегас только двоих — на четыре недели подготовки. Поэтому приехали только главный тренер Джон Кэвана и я — как спарринг-партнер. Мы втроем готовились и, как показал бой, сделали это очень неплохо (Макгрегор победил нокаутом в первом раунде. — Прим. «СЭ»).

— Это та история, когда вас поселили в пентхаус и сказали: «Вам все можно»? Кэвана что-то такое рассказывал.

— Да. Есть такой отель — Red Rock. Братья Фертитта, которым раньше принадлежал UFC, владеют отелями в Лас-Вегасе, это их основной бизнес. Red Rock — это их самый крутой, самый навороченный отель. Там Мейвезер проводит вечеринки, другие мировые звезды приезжают. Первыми в Вегас тогда прилетели мы с Джоном, а Конор заболел и поэтому присоединился к нам дня через 3-4. Мы заходим в комнату — там такая красота, мы такого в жизни не видели! Мы с Джоном... Ну, я, естественно, не пил, а Джон решил взять из холодильника бутылочку пива. Посмотрели цену — схватились за голову, пошли в магазин, чтобы купить такое же. А потом нам дали батлера — человека, которому можно позвонить в любое время дня и ночи по любому вопросу. Чего бы ни хотелось, даже если просто нужна зарядка для мобильного телефона — он найдет или купит. Мы стали его спрашивать: «Мы тут хотели такси взять», — а он нам отвечает: «Что? Какое такси, ребята? У вас свой водитель, который за вами приедет, отвезет куда надо, подождет где угодно. Для вас все оплачено — кушайте что хотите в любом ресторане. В любом баре, казино — что хотите, то и делайте, для вас все бесплатно».

— Да уж, круто. То есть уже тогда в UFC заметили потенциал Макгрегора, сразу в него вложились.

— Да, сразу почувствовали, что чувак непростой, с изюминкой, которой ни у кого больше нет.

Реакция на слова Хабиба

— Хабиб после боя Макгрегора и Порье написал у себя в соцсетях: «Вот что бывает, когда вы бросаете команду, оставляете спарринг-партнеров, которые сделали вас чемпионом, и тренируетесь с детьми. Все это — вдали от реальности». Есть ли доля истины в словах Хабиба?

— Ну, у Конора все та же команда, что и была. Мы всегда с одной и той же командой, никого не меняли. Джон Кэвана — наш тренер, был им, есть и будет. Единственное — я в этот раз не был спарринг-партнером Конора в лагере, потому что у меня была травма колена, я делал операцию. Просто не мог ему помочь в этот раз. А так — состав тот же.

— Как давно вы уже не спарринговали с Конором?

— С этой короной и тем, что я стал выступать на голых кулаках, больше готовиться с боксерами, нежели с ММА-бойцами... Год точно не спарринговали.

— Что ему написали после поражения от Порье? После поражений всегда как-то тяжеловато написать что-то подходящее.

— Согласен. Вообще, обычно мы после боев всегда списываемся, проводим небольшой анализ боя — что надо было сделать, что было сделано хорошо, а что не очень. Ну, и слова поддержки — все нормально, все будет хорошо, все рядом.

— Нет ощущения, что Конор остановился в развитии?

— На самом деле — нет. Просто конкуренция в ММА растет. Все друг к другу очень близко, любой может победить любого. Да и вообще, они этой боксерской темой, набивкой рекорда все испортили. Делают видимость, что человек не должен никогда проигрывать. На самом деле когда дерешься с достойными соперниками — проигрыши есть всегда. Лучший пример этому — футбол. Есть АПЛ — лучшие команды мира там собраны. Когда лучшие играют с лучшими, даже у чемпиона в конце сезона есть поражения. А у большинства — огромное количество проигрышей. Это реальность, это то, что бывает, когда играешь с лучшими, когда дерешься с лучшими.

Футбол и «Омоновск-сити»

— За кого болеете в футболе?

— Когда играют страны, чемпионат мира или Европы, болею за Россию и Ирландию.

— А в клубном футболе?

— А так, если честно, я больше за игроками слежу. Если мне нравится какой-то игрок как человек, как он играет, — я смотрю. Вот Роналду мне очень нравится, сейчас он играет в «Ювентусе», я смотрю, мне нравится, как он там играет. До этого смотрел на него в «Реале», в «Манчестер Юнайтед». Иногда даже не понимаю немного, как люди поддерживают команду... Ну, понятно, когда команда из твоего города. А когда люди болеют за команду не пойми откуда... За сезон поменялся тренер, поменялись игроки. Кого ты поддерживаешь? Их цвета, форму, футболки? Мне это иногда бывает непонятно. Поэтому я больше слежу за игроками — мне нравится Месси, нравится Роналду, зрелищные игроки. За ними с удовольствием смотрю.

— А в Нижнем Новгороде клубы постоянно распадаются.

— К сожалению, да. Раньше был нижегородский «Локомотив», в высшей лиге играл. Даже помню, как ходил на матч. У «Динамо» тогда выиграли — 2:0 (в чемпионате России 1996 года. — Прим. «СЭ»). Это давным-давно было, я еще в России жил. А это было большое событие тогда, потому что «Динамо» — серьезный клуб. Тогда все радовались. Сейчас, насколько я знаю, имя поменяли у команды, уже не «Локомотив».

— Чего там только не происходило! Знаете, как футбольные фанаты называли Нижний Новгород в 90-е годы?

— Нет, не знаю. Как?

— «Омоновск-сити». Потому что там был самый жесткий ОМОН.

— Серьезно? (Смеется.) Нижний Новгород, Заволжье — криминальные районы, ОМОН нужен серьезный, поэтому понимаю.

— Кто у вас в команде самый заядлый болельщик?

— Если честно, прямо заядлых болельщиков нет. Знаю, что Джон Кэвана за «Ливерпуль» болеет, у него вся семья за «Ливерпуль». И отец, и будущая супруга тоже. Вообще, в Ирландии много болельщиков «Ливерпуля», потому что в Ливерпуле много ирландцев. Это первый город, когда переплываешь из Ирландии в Англию. А так, чтобы кто-то фанател от футбола, — такого нет.

Вопросы Конора про Россию

— Русский и европейский менталитеты различаются. У нас любят на кухне посидеть, поболтать о жизни. Незнакомые люди в купе едут, но через 5 минут уже начинают общаться обо всем. Вы с Макгрегором говорили просто о жизни?

— Да, конечно, такое бывало, и очень часто. Не только с Конором — со всей командой. Особенно когда лагерь проходит — вечером собираемся, болтаем. Кто-то какие-то истории рассказывает или анекдоты. Иногда на серьезные темы общаемся. Все так же, как и у нас. Люди — они везде люди.

— Конор о России много спрашивал?

— Да, часто спрашивает. Часто говорим насчет того, как у нас все устроено: менталитет, архитектура, история развития. Я ему рассказывал про девяностые, про прогресс, который я увидел по сравнению с теми временами. Я уехал из России в 2000 году, вернулся через 16 лет в первый раз — был в шоке от того, как все преобразилось. Говорил, как в школе обучение проводят у нас. В Ирландии, например, ты выбираешь предметы — шесть предметов. А у нас ты должен учить все, выбирать не можешь. Я, когда здесь стал учиться, химию забросил, потому что мне химия была неинтересна, биологию тоже забросил. Я ему объяснял, что в России такого выбора нет, ты должен знать все. Плюс говорил про то, что у нас в субботу в школу ходить надо, а в Ирландии в субботу, естественно, никто не учится. Я ему рассказывал какие-то вещи, которые ему интересны, он мне в ответ точно так же.

— Вы как-то упоминали, что работали барменом без передышки на протяжении 21 часа.

— Было дело. Я работал в пятизвездочном отеле, в Radisson. У нас такое правило было — носить значки с надписью: «Yes, I can» («Да, я могу». — Прим. «СЭ»). Это к тому, что посетителю нельзя отказывать, нужно приложить все усилия для того, чтобы он хорошо отдохнул. Поэтому ты всегда должен быть вежлив, обходителен, находить общий язык, обходиться без конфликтов. Это было очень важно. Конечно, если в баре есть алкоголь, а человек немного перебухал, случается разное. Но у нас там была охрана, так что ничего совсем страшного не происходило.

— У вас нет татуировок, в отличие от многих ирландских бойцов. Почему?

— Нет ни одного рисунка, который я хотел бы поместить на свое тело на всю жизнь. Сегодня нравится, завтра — нет. Сводить — оно все равно нормально не сводится. На других людях иногда бывает красиво, и на девушках, и парням идет что-то брутальное, но мне на себе не хочется иметь никаких татуировок.

— Как отреагировали, когда Конор сделал себе гориллу во всю грудь?

— Конора-то я давно знаю, так что для меня сюрпризом это не было. Если бы я сделал такую татуировку, люди бы удивились, спрашивали. А когда Конор сделал — это нормальная тема. Он любит татуировки. Одну из татуировок, по-моему, тигра на животе, Конор делал при мне в Лос-Анджелесе. Где-то на пляже была тату-студия.

У нас тренер тоже себе огромную татуировку на всю спину сделал, у него там изображены бог и дьявол, которые играют в шахматы. Ее просто особо не видно, а так у него огромная татуировка, во всю спину. Много у кого такое есть, тут такое отношение в духе: «Ну, сделал и сделал».

Ди Девлин

— Что за человек невеста Макгрегора — Ди Девлин? Кто у них в семье главный — она или Конор?

— Конечно же, Конор. Но Ди — такая очень положительная девушка, всегда ему помогает, изумительно готовит, отличная мать для детей. Ему очень повезло с Ди, она незаменимый человек в его жизни.

— А готовит хорошо что?

— Все делает хорошо. Огромное количество всего умеет делать. Даже вот Конор нанимает диетологов, чтобы готовить ему все. Диетолог ему готовил, и Конору не нравилось, потому что Ди готовит намного вкуснее. И диетолог потом говорил, какие порции и как готовить, и готовила уже сама Ди. И вот для меня самое главное, как я проверяю, хорошо готовит человек или нет, — это если человек может приготовить куриную грудку так, чтобы она была такая мягонькая, сочная. Потому что куриная грудка всегда становится сухой, ее очень сложно приготовить сочной и мягонькой. И Ди готовит грудку просто изумительно. И для меня это — показатель кулинарного умения. Она готовит ее так, что тает во рту. Я с Конором раньше жил — у него дома, когда мы готовились. У меня тогда еще своего ребенка не было, девушки не было, проще было жить с ними. Я, Конор, Ди и собака Хьюго. Ди нас постоянно кормила, она изумительно готовит, она в ресторане «Мишлен» сможет легко работать поваром.

— В общем, она не из тех жен, которые права качают?

— Нет, просто вот реально отличная жена. Чуваку повезло с ней невероятно.

— А кто лучший друг Конора?

— Его зовут Деррик. Они вместе еще в школе учились, дружат со школьной скамьи. Мы все дружим, но он лучший друг.

— С Конором же еще один парень ездит, который боями занимается.

— Киэн Коули?

— Да-да.

— Вообще, мы все с Конором близко дружим, но Дерек — самый близкий. А так, в принципе, нет такого — «лучший друг», все общаются нормально, все дружат.

Конора подвели боксерские перчатки

— Сейчас была история с благотворительным фондом Порье, Конор не перевел деньги, потом возник конфликт в Twitter. Я понимаю, что вы его друг, но порой бывает, что мы дружим с не очень хорошими людьми. Можно ли сказать, что Конор — хороший человек?

— Конечно. Тем более Конор же перевел те полмиллиона, просто не в фонд Дастина, а в другой фонд в том же районе. Он объяснял: «Раз вы не можете показать, куда и на что пойдут эти деньги, то, грубо говоря, идите в задницу. Я дам деньги детям в то место, где я знаю, на что их потратят». Деньги он дал. Здесь [в Ирландии] Конор тоже деньгами помогает детскому госпиталю, в котором раньше Ди работала. Ну, и с залом помогает, еще кому-то. Сейчас сложное время, практически полный локдаун уже год. Все закрыто, деньги никто зарабатывать не может. Многие клубы закрылись бы, но Конор помогал им, оплачивал аренду за помещение.

— Ваш прогноз на его бой с Порье?

— Конор хорошо работает над ошибками, понимает, что и где нужно подправить и усилить. С учетом этого я думаю, что он должен взять третий бой с Порье. Да он и второй мог бы забрать, если бы поточнее работал. Он очень много промахивался. Обычно Конор работает четко, попадает, человека трясет, тот начинает зажиматься и отступать — на этом все и заканчивается. А тут — раз, два попал, но много промахнулся. Нужно подтянуть точность, и все будет нормально. Почему у него точности не было? Я считаю, потому, что он провел много спаррингов в боксерских перчатках, а в них промахнуться сложно. В них ты практически не промахиваешься. В маленьких ММА-перчатках нужна большая точность. Сейчас он поработает в ММА-перчатках, поправит точность, и все будет нормально. Нокаутирует Порье в их третьем бою.

— В общем, тренировался бы Конор с Артемом Лобовым перед вторым боем — все было бы нормально?

— Не знаю. Я, со своей стороны, всегда стараюсь помочь по-максимуму. В этот раз не получилось, но мы все исправим, и он заберет третий бой.

Суд в России

— Готовы ли рассказать, что за судебные тяжбы у вас сейчас в России? (В декабре прошлого года Советский районный суд Нижнего Новгорода обязал Лобова выплатить его бывшему менеджеру Артему Харланову 5 173 200 рублей.)

— Честно говоря, еще не могу полностью рассказать, потому что судебный процесс еще идет. Но недавно у меня была хорошая победа: мою кассационную жалобу рассмотрели, нашли огромную кучу ошибок в предыдущем суде и все четко, грамотно прописали. Я аж обрадовался, появилась гордость за нашу систему, есть справедливость. Все направили назад, в суд, дали по шапке. Теперь ждем, когда опять назначат суд, будем биться дальше.

— Почему считаете то решение несправедливым?

— Там не за что платить! Я сам занимался своими делами, а с меня еще пытаются взять деньги. Это все были мои контакты, я сам договаривался с людьми. Человек, который со мной судится, даже не говорит по-английски! Как он может где-то договариваться, если он элементарно не знает языка? Пытается просто отжать, отсудить у меня честно заработанные деньги.

Лобов проведет ближайший бой 24 июля в Киеве — с серебряным призером Олимпиады-2012 по боксу Денисом Беринчиком. Поединок на голых кулаках пройдет на турнире промоушена Mahatch.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
22
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья