Чемпионат мира

"Десять лет назад сборная сделала счастливой всю Россию". Интервью золотого капитана Алексея Морозова

2008 год. Москва. Возвращение российских хоккеистов с чемпионата мира. Фото Александр ВИЛЬФ 2008 год. Алексей МОРОЗОВ. Фото REUTERS 2008 год. Алексей МОРОЗОВ. Фото AFP
2008 год. Москва. Возвращение российских хоккеистов с чемпионата мира. Фото Александр ВИЛЬФ

В цикле интервью со звездами нашей сборных прошлых лет – разговор с двукратным чемпионом мира Алексеем Морозовым. Болельщики навсегда запомнят его фирменную улыбку. В ней отражается возвращение победных традиций нашей сборной, золото Квебека и Берна и победная эра "Ак Барса". Сейчас 41-летний экс-форвард "Крыльев", "Питтсбурга", "Ак Барса" и ЦСКА, отец четырех детей возглавляет Молодежную хоккейную лигу.

ПОСЛЕ ПЕРВОГО СЕЗОНА В НХЛ ТЯЖЕЛО ПЕРЕСТРОИТЬСЯ НА ЧМ

– На ЧМ-97 вы поехали из "Крыльев". Каково было работать под началом Игоря Дмитриева в сборной? – вопрос Морозову.

– Я был самым молодым парнем в команде. Было непросто вливаться, находясь бок от бок со знаменитыми партнерами – Вячеславом Буцаевым, Петренко, Барковым, Прокопьевым и Михайловским. В психологическом плане было тяжеловато, поэтому, что мне говорили, то я и старался выполнять. У Игоря Ефимовича уже было нехорошо со здоровьем, и его часто заменял Борис Михайлов.

– Первый результативный балл за сборную вы набрали уже 19-й секунде первого матча.

– Этот момент, честно говоря, не помню. Интересные были игры, которые дали мне опыт. Помню, играли с Америкой, в составе которой приехал знаменитый боец Дональд Брашир, и я забил гол. К сожалению, тогда остались без медалей.

– В сборную США приехал даже сам Эл Макиннис.

– Конечно, он выделялся на фоне других звезд. Для молодого парня, который только что начал выступать за команду мастеров, было удивительно попасть на чемпионат мира, где я играл против звезд НХЛ.

– Самые яркие воспоминания с чемпионатов мира остались от этого турнира?

– Конечно, первый чемпионат мира надолго остается в памяти, когда ты живешь мечтой сыграть за сборную и представить свою страну на чемпионатах мира и Олимпиадах.

– После выступления в Нагано годом позже вам было попроще?

– Для меня это был очень длинный тяжелый сезон. Из НХЛ я летал на Олимпийские игры, а потом – на чемпионат мира вместе с ребятами из "Торонто": Данилой Марковым, Юшкевичем и Березиным. Получилась хорошая дружная команда. Но в медали тогда не попали.

– Каково было встраиваться в команду по ходу турнира?

– Помню, прилетел в Швейцарию, присоединился к сборной, а через два часа – на матч без сна и раскатки. На матчах не очень комфортно чувствовал себя. Потом акклиматизация сказалась на игре, потому что тяжело входить в команду в разгар чемпионата. Составы соперников сильные, и тяжело быстро перестроиться.

Алексей МОРОЗОВ. Фото REUTERS
2008 год. Алексей МОРОЗОВ. Фото REUTERS

В 2004-М ВЫСТУПИЛИ ПЛОХО – КАЖДЫЙ ТЯНУЛ ОДЕАЛО НА СЕБЯ

– Общеизвестно, что на рубеже веков в ФХР и в сборной России были проблемы с организацией. Как это влияло на игроков?

– Многих ребят вызывали на чемпионат мира из НХЛ. Они видели условия подготовки к матчам. Прилетая сюда, они ожидали чего-то подобного, но сталкивались с проблемами и непониманием руководства. Это все отвлекало и негативно складывалось на результате.

– У вас был перерыв в выступлении за сборную. Что мешало выступать?

– В один год была травма, в другой – был задействован в плей-офф, в третий не стали ждать энхаэловцев. Менялись тренеры, и по-разному складывалась моя карьера в "Питтсбурге".

– ЧМ-2004 стал последним под руководством Виктора Тихонова. Микроклимат в команде был непростым?

– Не получился у нас коллектив, и на команду это не было похоже. Происходили стычки на тренировках. Доходило даже до драк. Не чувствовалось, что ребята приехали биться вместе. Ветераны могли по-другому себя повести и наладить атмосферу в коллективе. Когда каждый тянет одеяло на себя, победы не получается, поэтому там мы безобразно выступили.

– Летом 2006 года в сборную пригласили Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина. Как восприняли это назначение?

– Мы всегда знали и уважали Быкова, но до этого я с ним не работал. Удивило, что изменился подход к общению с ребятами. Он сразу сказал, что все сделает для игроков и команды. Тогда нас не считали за фаворитами на чемпионатах мира. С нами много разговаривали на патриотические темы, напоминали, что у нас великая хоккейная держава. Все парни этим прониклись и настроились. Московский чемпионат провели неплохо, чуть-чуть нам не хватило до золота. Потом пошли победы.

– В 2007 году сборная очень ярко шла по турниру. Помните, как за вас переживала вся Москва?

– Да, приятнейший был домашний турнир, когда "Ходынка" только открылась. Болельщики постоянно заполняли большую арену. Атмосфера была такая, что все от нас ждали золота, а мы не справились.

– Проблема была только в ошибке Александра Еременко?

Да не сказал бы. Это ошибка началась с другой ошибки – кто-то потерял шайбу в чужой зоне, пошла атака в большинстве. Может, у нас не хватало практики игр в полуфинале. Через такие игры и набирается у ребят опыт побед. На следующий год это сказалось.

2008 год. Алексей МОРОЗОВ. Фото AFP
2008 год. Алексей МОРОЗОВ. Фото AFP

КВЕБЕК И БЕРН

– Ничего не может быть ярче и круче, чем победа на чемпионате мира на родине родоначальников хоккея. Перед финалом вас действительно высадили за два километра до арены и пришлось идти пешком?

– Территория была оцеплена, не дали нам близко подъехать, потому что приезжал премьер Канады. Не два километра, но пройтись пришлось. Мы вышли без паники, без критики. Никто не раздражался – наоборот, были сосредоточены на игре. У нас было лишнее время пройтись, размяться и подумать о предстоящем матче, настроиться на финал.

– Было ощущение, что канадцы побаиваются, воспринимают как серьезного соперника?

– Не думаю, что побаивались, но точно уважали. Они так уверенно вышли и начали игру, захватили инициативу, повели в счете, все у них складывалось неплохо. Здорово, что мы перестроились, нашли у соперников слабые места и разочаровали их.

– Рассказывали, что перед третьим периодом был серьезный разговор в раздевалке, и установку давали не Быков с Захаркиным, а Сергей Федоров.

– Тогда многие говорили. И Быков с Захаркиным. Когда ребята одевались, клюшку обматывали, коньки перешнуровывали, был, конечно, разговор лидеров команды. И все настраивали друг друга, потому что чувствовали, что у нас есть шансы в финале. Просто подбадривали. Были и перестановки в звеньях – перешли на игру в три пятерки. Те, кто не выходил, поддерживали играющих.

– И через некоторые время вы сделали счастливой всю страну.

– Да. Очень приятно, как нас встретили после победы.

– Та золотая раздевалка была самой веселой в вашей карьере?

– Ну да. Сказалось долгожданное золото. Конечно, радовались. В первые минуты не верили. Приятно было ощущать себя чемпионами мира.

– Самолет откладывали из-за празднований и поздравлений?

– Да, были задержки с рейсом – не мог откуда-то вылететь и забрать нас. Болельщики и в России нас ждали, и сразу – на прием к президенту.

– Да, очень трогательные моменты, когда Овечкин пришел на встречу с Дмитрием Медведевым в шлепанцах.

– Ну да, не успели переодеться (улыбается).

– Через год, как водится, титул защитить было сложнее. Действительно в финале в Берне все играли с травмами?

– Очень много было травмированных. Еще шутили: "Доживет у нас кто-нибудь до конца-то?" Лечились, восстанавливались – спасибо докторам, которые ночами ребят поднимали, все делали, чтобы ребята могли биться. Ну и в финале, когда с Канадой схлестнулись. Они, конечно, помнили финал прошлого года, и вышли сверхнастроенными. Хорошо, что так все сложилось: и вратарь потащил, и ребята классно сыграли. Канадцы по традиции. навалились на ворота, но мы выстояли и победили.

– Вы наверняка показывали золотые финалы вашим детям. Какие моменты им больше всего понравились?

– Гол Ковальчука в Канаде постоянно пересматривают. И просто награждение, как кубок берем, как радуемся, как гимн поем.

– Последним для вас стал ЧМ-2011, где нашу сборную подвела дисциплина. Анализируя постфактум, с чем был связан закат эры Быкова и Захаркина?

– Если раньше сборную никто со стороны не трогал, то тогда начались какие-то разговоры, которые выбивали из колеи всю систему. Многое писали и про Быкова, и про Захаркина: и команда не такая, и игру не ту показывает, что в Канаде или Швейцарии. Весь этот негатив скапливался и в коллектив. Начались обсуждения, почему одного взяли, а другого нет. Появлялись люди, которые не помогали завоевывать новые медали, а только мешали.

– Десять лет назад в беседе с Юрием Голышаком и Александром Кружковым вы предрекали введения формата "три на три". Какими вам видятся нововведения в ближайшее время?

– Сейчас не хочу фантазировать. Тогда был хоккеистом, а сейчас – управляющий директор хоккейной лиги. Если расскажу какие-то свои фантазии, обязательно будут требовать воплотить их в реальность (улыбается).

– Понятно, что игра меняется, становится быстрее, ребята физически более физически подготовленные. Какие изменения действительно назрели?

– Раньше не было предматчевых шоу, а сейчас постоянно что-то продюсируют. Хоккей не стоит на месте – он прогрессировал и дальше будет развиваться. Вратари становятся все крупнее и мастеровитее, у них все лучше выработана техника. Поэтому ворота могут увеличить. Посмотрим.

Все о чемпионате мира по хоккею

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...