27 апреля 2016, 21:00

Алоис Гадамчик: "В сборной крик не нужен"

Обозреватель

ЧМ-2016. ВКУС ЗОЛОТА

Бывший наставник национальной команды Чехии вспоминает эпизоды с чемпионата мира-2012, на котором его подопечные завоевали бронзовые медали

У СБОРНОЙ БЫЛ БОЙЦОВСКИЙ ХАРАКТЕР

– Я присутствовал на том чемпионате мира и хорошо помню, как медленно запрягала ваша команда в начале турнира. С чем это связано?

– Это постоянная головная боль для тренера. Игроки из НХЛ приезжают в национальную сборную в самый последний момент, им нужно время, чтобы сыграться. Хоккеисты-то они классные, но акклиматизацию и привыкание к широким европейским площадкам еще никто не отменял. К тому же на первом этапе мировых первенств приходится встречаться с командами уровня Швейцарии или Норвегии. Эти соперники давно научились играть в хоккей, да еще действуют против фаворитов с максимальным настроем. Приходится порядком помучиться, пока взломаешь их оборону.

– Перелом произошел в матче против Латвии: два первых периода ваша сборная провела в состоянии летаргии, зато в третьем вдруг проснулась. Видимо, в перерыве вы устроили серьезный разнос?

– Знаете, в национальной команде я всегда общался с игроками на пониженных тонах. Крик не нужен, там ведь собраны лучшие хоккеисты, которые и так все знают и умеют. Расположить их к себе можно только с помощью высокого профессионализма и культуры поведения. В клубе – да, там иногда можно и даже нужно устроить разнос. Это помогает встряхнуть игроков, настроить их на борьбу. Но в сборной для меня это невозможно. Некоторые журналисты ставили мне это в вину, упрекая в том, что я мягкий тренер. Неправда – я могу быть жестким, очень жестким. Просто в данном случае это тщательно продуманная линия поведения, которую я выбираю специально. Зато в сборной у меня практически не было конфликтов.

Есть и еще один секрет: я всегда очень тщательно выбирал игроков не только по профессиональным, но и по человеческим качествам. Достаточно ошибиться в двух-трех случаях, и эти люди разложат вам весь коллектив. Зато если с хоккеистами вы угадали, это развязывает руки. Остается создать в команде позитивную атмосферу, выбрать правильную тактику и определить верный состав для игры в большинстве и меньшинстве. Все остальное ребята сделают сами.

– В четвертьфинале вы сенсационно победили одних из хозяев мирового первенства, шведов. Это был лучший матч вашей команды на турнире?

– Это была очень яркая игра. Вели 3:1, потом соперник сравнял счет, но мы все-таки вырвали победу. На столь же высоком уровне команда провела и поединок за третье место против финнов. Утешительные встречи имеют свою специфику, но моя сборная продемонстрировала тогда по-настоящему бойцовский характер. Хотя все были крайне разочарованы тем, что не сумели пробиться в финал.

СДЕЛАЛ СТАВКУ НЕ НА ТОГО ВРАТАРЯ

– Что же случилось в злополучном полуфинале со словаками?

– Признаюсь, я тогда совершил одну ошибку. На протяжении всего чемпионата я давал играть двум вратарям через раз: в одной игре стоял Коварж, в другой – Штепанек. В полуфинале же этот порядок оказался нарушен. Я решил оставить в воротах Коваржа, который замечательно сыграл против шведов. И надо же было такому случиться – именно в тот день у него произошел спад. Весь чемпионат он провел великолепно, а в полуфинале на него нашло затмение, и он не выручил. Матч со словаками получился совершенно не его. По ходу игры я выпустил на лед Штепанека, но было уже поздно.

– То есть о недооценке соперника речь не шла?

– Мы и мысли не допускали, что можем уступить в этом матче. Тем более что против сборной Словакии игра у нас, как правило, получалась. Не хочу сваливать целиком вину на Коваржа, вся команда тогда действовала не лучшим образом. Просто когда вратарь надежен, его пример вдохновляет полевых игроков, и они могут добавить. Если же хоккеисты не чувствуют уверенности за своей спиной, то и сами будут действовать на среднем уровне.

– Похоже, тот момент гложет вас до сих пор.

– Если откровенно, куда больше меня терзают воспоминания о чемпионате мира, который прошел годом ранее в Братиславе. Тогда из десяти проведенных матчей мы выиграли девять и все равно остались на третьем месте. Хорошо помню два матча со сборной России, которая приехала практически в сильнейшем составе – Овечкин, Ковальчук, Радулов... До сих пор перед глазами стоят фолы на Рахунеке и Михалеке того здорового парня, как его звали? Да, Артюхина. Но мы все-таки оба раза взяли верх и уступили только единственную встречу – в полуфинале шведам.

ГОТОВ ПРИНЯТЬ ПРИГЛАШЕНИЕ ИЗ РОССИИ

– Вернемся к ЧМ-2012. С каким игроком вам работалось лучше всего?

– Как я уже говорил, в сборной мне везло на классных хоккеистов и замечательных людей. Каберле, братья Михалеки, Жидлицки, Плеканец, Элиаш – всех и не перечислишь. В принципе по ходу тренерской карьеры в сборной у меня возникали проблемы только с двумя игроками. Один из них – вратарь Чехманек, это был какой-то экстрим. Знаете, что хуже всего? Вы оказываете человеку доверие, он его не оправдывает, играет плохо, а потом еще и клевещет на вас в газетах. Второй случай – защитник Гейда, который выдумывал про меня всякие гадости. Откровенно лгал в прессе на мой счет.

– Не могу не спросить о нападающем Петре Недведе, который в 40 лет стал самым возрастным хоккеистом, на тот момент выступавшим в сборной Чехии. Годы лимитировали его подвижность и скорость?

– Понятно, что Недвед не был самым быстрым игроком в той команде, хотя его всегда отличало великолепное катание. Он славился другими качествами. Во-первых, Петр обладал потрясающим кистевым броском. Легкое, абсолютное незаметное движение запястьем – и шайба летит в ворота с сумасшедшей скоростью. Далеко не каждый голкипер был способен ее парировать. Но самое главное – это была яркая личность, большая персона. Недвед всегда был позитивно настроен, постоянно улыбался. Благодаря своему характеру и огромному авторитету, это был незаменимый человек для создания благожелательной атмосферы в раздевалке.

– Третьим голкипером в той команде был Петр Мразек, который сейчас блистает в "Детройте" и считается наследником легендарного Доминика Гашека. Его талант в ту пору уже просматривался?

– Петр родился в Остраве, моем родном городе. Уже когда он уезжал в США, было понятно, что парня ждет большое будущее. За океаном его талант еще больше развился. Если бы он отправился в Россию, все бы прыгали вокруг него и завязывали ему шнурки. Но в Америке – другой уклад, там надо много и напряженно работать, чтобы пробиться наверх. А вас тем временем будут еще и поддушивать... Мразек сумел пережить этот нелегкий период и уже сейчас является первым номером в "Детройте" и одним из топ-вратарей всей Национальной лиги. А в будущем он и вовсе станет исключительным игроком.

– Те ваши бронзовые медали стали последними наградами, которые сборная Чехии завоевала на мировых первенствах. Вам не кажется, что они остались немного недооцененными?

– Думаю, это обусловлено моей персоной. Я родился не в Праге, а в промышленной Остраве и никогда не играл в национальной команде. Кроме того, всегда отличался независимым характером, говорил вещи прямо в лицо. Из-за этого многие – в том числе и ваш брат-журналист – меня недолюбливают. Отблеск этого падает и на мои команды. А ведь именно под моим руководством сборная Чехии выиграла последние медали как на молодежном и взрослом чемпионате мира, так и на Олимпиаде. Однако эти успехи словно бы позабыты. Многие коллеги действуют тоньше, хитрее: они нанимают маркетинговые агентства, которые следят за их имиджем и в случае необходимости организуют нужные публикации в прессе. Увы, я такой и другим уже не стану. Радует одно: то, чего я добился, никто взять не может.

– В разное время в российском хоккее работали многие тренеры из Чехии. Вас такая перспектива не привлекает?

– Мне уже поступали предложения из вашей страны. Например, после чемпионата мира-2011 пришло приглашение из магнитогорского "Металлурга". Тогда я отклонил его, на то были причины. Но могу сказать, что с тех пор моя позиция изменилась. Если бы сейчас поступило предложение от солидного клуба из России, я бы его принял.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости