18 мая 2010, 03:15

Алексей Емелин: "Взял автограф у Морозова"

Кто-то назвал его "главным плохим парнем российского хоккея". Фигура речи Алексею Емелину, защитнику "Ак Барса" и сборной России, не понравилась - и прежде не слишком разговорчивый с репортерами он стал совсем скуп на слова. Никому не доверяет. Хотя от встреч и не отказывается - но с кучей вопросов управляемся за четверть часа.

Он не любит вспоминать драку с Александром Свитовым из "Авангарда", в которой один бил, а другой не успел даже сбросить краги. Тогда Емелина унесли с площадки на носилках, его лицевую кость нынче поддерживают четыре титановые пластины. Со Свитовым они на время оказались в одной сборной - и такую тему не обойти. Хотя Емелин морщится, отвечая. Можно понять.

А наш разговор состоялся еще до воскресного демарша сборной, объявившей бойкот прессе.

- После истории с сигаретами у сборной было искушение закрыться от корреспондентов вовсе?

- Не было такого искушения. Мы журналистов по тем, снимавшим украдкой, не равняем. Лично я не вижу никакого смысла закрываться. Хотя было неприятно, когда всплыла эта запись. Я ничего не знал, позвонили друзья: "Алексей, что это?" А я понять не мог, о чем речь.

- В футбольном "Спартаке" штрафа за курение нет. А в хоккейном "Ак Барсе"?

- В "Ак Барсе" есть штраф за нарушение режима. Наверное, курение туда входит. Но это не ко мне, я не курю.

- Самое большое вранье, которое прочитали о себе в газетах?

- Не было такого.

- Когда играете через день, возможно получать удовольствие от хоккея?

- Разумеется. Можно играть даже каждый день - и получать удовольствие. Хотя я стараюсь каждую свободную минуту тратить на восстановление, плей-офф был очень тяжелый. Ничего, скоро отпуск, съезжу с семьей куда-нибудь в теплые края. Совсем немного осталось.

- Куда?

- Пока не решили. Понятно, обязательно рядом должно быть море. Для хоккеиста каждый отпуск - лучший в жизни. Последний раз ездили в Турцию, Эмираты. Это было здорово.

- Когда читаете о себе "главный плохой парень российского хоккея", что думаете?

- Думаю, что корреспонденты сильно не правы. Жене тоже эта фраза не понравилась.

- Это аргумент. Еще пишут, что в лиге вас не любят и боятся.

- Я этого не чувствую. Разве Емелин убийца или хулиган? Чего меня бояться-то?

- В вашей жизни был момент животного страха?

- Никогда. Мне даже не было страшно, когда после давней стычки с Варламовым по газетам пошло: "Возможно, против Емелина возбудят уголовное дело".

- Это был первый большой скандал, связанный с вами. Ударил вас Кудерметов - а в глубокий нокаут вы отправили подвернувшегося капитана "Магнитки" Евгения Варламова.

- Друзья успокоили - ничего "уголовного" быть не может, это всего-навсего хоккей. Хотя раздули ту историю невероятно. Тренеры ко мне подходили: "Леха, не унывай, все будет в порядке". Я как-то сразу поверил.

- С Кудерметовым, главным виновником того эпизода, хоть раз общались?

- С ним вообще ни разу в жизни не разговаривал.

- Всякая история чему-то учит. Драка со Свитовым научила - бить надо первым?

- Не буду отвечать на этот вопрос. И эта история была слишком раздута в газетах, совершенно того не стоила.

- Оказавшись со Свитовым в одной команде, говорили на эту тему? Или молча здоровались?

- Здоровались. Спрашивали: "Как дела?" Больше ничего.

- Вас сравнивают с Каспарайтисом.

- Значит, есть у нас что-то общее - только не знаю что. Никаких кумиров у меня не было и нет. В жизни никому не подражал.

- Каспарайтис много времени проводит в тренажерном зале.

- У меня тоже с тренажерным залом все в порядке. Хотя я не из тех людей, которые устанавливают рекорды - "сегодня качался четыре часа, завтра пять". Сколько организм попросит.

- Последние слезы в вашей жизни?

- Когда проиграли канадцам на молодежном чемпионате мира года три назад. Я очень близко к сердцу это воспринял - второй год подряд проигрывать финал было безумно тяжело. Вспоминаю - действительно плакал.

- К вам когда-то задирался Крис Саймон. С ним биться абсолютно бесполезно?

- Никому не посоветую.

- В одном интервью вы рассказали, что жена ваши матчи не смотрит. Почему?

- Все перепутали. Она смотрит, просто не все. Иногда не получается.

- Мне рассказывали хоккеисты, чья кость ноги закреплена металлической пластиной, - специально для аэропортов им выдают справку. У вас такая есть?

- Нет. Хотя у меня четыре пластины, но, видимо, какой-то другой металл. Ни разу в аэропорту не звенел.

- Илья Воробьев мне рассказывал, что самое тяжелое упражнение отца, знаменитого Петра Воробьева, называлось "злая собака"…

- О, это мне знакомо. Можете не продолжать. Это очень тяжело - надо в зоне один на один отбирать шайбу у нападающего. Гонять за ним по половине площадки. Ладно бы один раз приходилось выполнять - но Петр Ильич давал несколько повторов!

- У кого из той "Лады" отобрать шайбу было особенно тяжело? Кто выматывал защитников?

- Саша Семин, конечно.

- Если вы "злую собаку" выдержали - никакой кросс вам не страшен?

- Бывают такие кроссы, что надолго запоминаешь. В Тольятти мы год, наверное, не знали, что такое кроссы - а потом я перешел в Казань. И узнал, что у Билялетдинова вся программа строится как раз на кроссах. И - побежали… Самый первый мне тяжеловато дался.

- Тошнило?

- Нет, но голова кружилась. Потом как-то втянулся.

- От какой собственной черты характера очень хотели бы избавиться?

- Нет такой. Кому не нравлюсь - пусть привыкают.

- О вас давно мечтает "Монреаль". Способны уехать и остаться в Канаде насовсем?

- Трудно сказать. Меня довольно быстро начинает тянуть в Россию. Если когда-то окажусь в НХЛ, для меня очень важно будет на две-три недели приезжать домой.

- На какой день за границей начинает страшно тянуть в Россию?

- Ровно через неделю. Не могу понять - может, это какой-то особенный день? Но, я думаю, это из-за того, что понимаешь: все равно вернешься в Россию. А если уезжать основательно - скорее всего, будут другие чувства.

- Помните первую заграницу в своей жизни?

- Еще бы. С тольяттинской командой отправились в Чехию на турнир. Как раз был Новый год, и получилось все потрясающе. Впечатление огромное, до сих пор помню те эмоции. Особенно от салюта над Влтавой.

- Последняя хоккейная новость, которая вас очень удивила?

- Вылет американцев в утешительный раунд. Эта новость, думаю, всех удивила - и вас тоже.

- Это точно. Хоть раз в жизни брали у кого-то автограф?

- Брал - у Лехи Морозова.

- Вот так номер. Зачем вам автограф Морозова?

- Мне - незачем, а вот друзья одолевают просьбами: привези автограф Алексея. Подхожу и беру, мне несложно.

- Вы отлично разбираетесь в нападающих. Под кого было подстроиться особенно тяжело?

- Таких было несколько, но особенно запомнился почему-то Радулов. Потрепал нервы.

- И как правильно играть против Радулова?

- Радулова в сборной нет, конкуренты не прочитают. Поэтому рассказываю: ни в коем случае на Радулова нельзя кидаться. Осторожность прежде всего. Тогда может что-то получиться.

- И напоследок: почему считаете себя сильным человеком?

- Вот это самый сложный вопрос, который я услышал…

Юрий ГОЛЫШАК
Кельн

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости