Чемпионат мира

Роман Гофман:
"Работать в НХЛ – моя мечта"

Арбитр Роман ГОФМАН и президент ИИХФ Рене ФАЗЕЛЬ. Фото photo.khl.ru Вратарь сборной Финляндии Микко КОСКИНЕН и арбитр Роман ГОФМАН. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" Арбитр Роман ГОФМАН и нападающий ЦСКА Александр РАДУЛОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Арбитр Роман ГОФМАН и президент ИИХФ Рене ФАЗЕЛЬ. Фото photo.khl.ru

Главный арбитр Роман Гофман и лайнсмен Глеб Лазарев обслуживали финальный матч чемпионата мира. Через два дня после игры Гофман рассказал "СЭ" о своих целях на будущее и о том, чем запомнился турнир и какие ошибки он допустил.

БЫЛИ БЫ ОШИБКИ – НЕ СУДИЛ БЫ В ФИНАЛЕ

– Вы стали лучшим судьей на чемпионате мира, но перед этим у вас был нервный чемпионат КХЛ. Как отошли от нервных потрясений?

– На два дня полностью отключился от всего. Никаких разговоров про хоккей. Мне даже когда мама звонила, я ей сразу сказал, что тему работы нельзя поднимать – лучше о чем-то другом общаться. При этом бегал кроссы, занимался домашними делами, старался отвлечься. Кажется, это помогло.

– Алексей Анисимов как-то из интернета узнал, что у него есть дом в Испании. Вы что про себя интересное читали?

– Во время плей-офф новостные ленты для меня под запретом. Я вообще отгораживаюсь от внешнего мира. Ни за новостями не смотрю, а уж про комментарии и говорить нечего. Зачем мне это?

– Сейчас чемпионат мира позади, и вы можете рассказать о своей самой большой ошибке на турнире. Вы же все разобрали?

– Так если бы у меня были ошибки на турнире, то я не дошел бы до финала. Да, мы действительно сразу же после матча анализируем игру с супервайзером, он показывает нам видео, мы обсуждаем моменты. На следующий момент приходят карточки, где выставлены оценки.

– Ни один арбитр не может показать идеальную работу. Это просто невозможно.

– Это точно. Что у меня было? Возможно, в начале фиксировал какое-то неочевидное удаление или, наоборот, не фиксировал в спорной ситуации. Но ничего серьезного, что могло повлиять на результаты матчей.

– Самая сложная игра?

– Финляндия – Франция. Трижды мне пришлось обращаться к видеогол-арбитру, чтобы принять то или иное решение. Смотрел высоко поднятую клюшку, игру рукой и взятие ворот. Там курьезный случай был. Пришел к судейскому столику, а на скамейке штрафников сидят Лео Комаров и Александр Барков. Поговорили по-русски. В основном, Лео, конечно, говорил.

Вратарь сборной Финляндии Микко КОСКИНЕН и арбитр Роман ГОФМАН. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Вратарь сборной Финляндии Микко КОСКИНЕН и арбитр Роман ГОФМАН. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

В НХЛ ДРУГИЕ ПРАВИЛА

– Вы вообще без проблем прошли весь турнир?

– Несмотря на то что я очень усердно готовился к чемпионату мира, в первой встрече было тяжело физически. Но потом вошел в ритм и никаких проблем не испытывал.

– Перед каждым турниром судей собирают и говорят обратить внимание на определенные вещи. Что было на этот раз?

– На нахождение игрока атакующей команды в площади ворот. Был даже любопытный момент. Кори Перри подъехал ко мне и сказал: "Вы мне говорите, если я нарушаю правила".

Сам-то не знает?

– Он же в НХЛ выступает, а там немного другие правила. Но и мы должны были подсказывать. Если человек заезжает во вратарскую, но не мешает голкиперу, сначала голосом предупреждает. Не уезжает – свисток.

– О чем еще спрашивали?

– Не могу вспомнить матч, но однажды хоккеист ко мне во время игры подъехал и спросил, имеет ли он право откинуть чужую клюшку своей. Там был момент, клюшка лежала на льду, а команда оборонялась, и она мешала. Ее никто не трогал, так как были не уверены в трактовке.

– Что ответили?

– Сказал, что откинуть можно, если она не полетит в хоккеиста, который владеет шайбой – это буллит. Хоккеист кивнул и поехал. Я всегда говорил и повторю сейчас, на чемпионате мира игроки общаются с судьями очень корректно, без наездов.

– Вообще никто не ругался?

– Пару раз было. Последний – в финале. Когда я удалил Патрика Лайне, ко мне стали предъявлять претензии его партнеры – Микко Койву и Себастьян Ахо. Но опять же там все было без оскорблений – просто эмоции. Его можно понять, но и я был прав.

МЫ НЕ ЗВЕЗДЫ МИРОВОГО УРОВНЯ

– Говорят, требовали следить за тем, чтобы свитера были расправлены. И рекомендовали арбитрам удалять за это.

– Да, но не сразу, а сначала надо было предупреждать. У меня был один случай, когда я сказал хоккеисту, он через смену снова вышел с заправленным свитером. Подъехал к скамейке, сказал тренеру, что в следующий раз выпишу две минуты. После этого никаких вопросов не было – все следили за своим внешним видом. Эти требования же не с потолка берешь. Иногда быстрый момент, и номера не видишь, статистикам неудобно.

– Поразило, что судьи в Москве выходили разминаться на улицу, без охраны и тренировались чуть ли не среди болельщиков.

– В Санкт-Петербурге все было немного иначе, но когда мы переехали в Москву, то мне это даже понравилось. А зачем охрана? Мы же не звезды мирового уровня. Да и потом все относились к этому очень позитивно. Вы поймите, что для арбитров приезд на чемпионат мира – это большой праздник, как и для хоккеистов.

– Еще недавно в Уфе вы впервые работали на молодежном чемпионате мира, а сейчас уже обслуживаете финал взрослого первенства. Какая-то молниеносная карьера.

– Я даже не задумывался над этим. Это же мой третий взрослый чемпионат. Сначала дошел до плей-офф, затем поработал на четвертьфинале. Вопросов ко мне не было, но в ИИХФ иначе относятся к арбитрам и дают расти постепенно, не кидая сразу в пекло. Сейчас – финал. Отличный результат, но есть к чему стремиться.

– К чему?

– Олимпийские игры. Очень хочется попасть туда от Европы. Если в Корею приедут хоккеисты из НХЛ, то, значит, будут судьи из этой лиги, то есть ты будешь работать среди сильнейших.

– А вас самого приглашали в НХЛ? У Евгения Ромасько все получается.

– И я очень рад за Евгения. Конечно, это моя мечта. Но пока не было никаких разговоров на эту тему. Будут предложения – тогда и можно будет о чем-то говорить.

Арбитр Роман ГОФМАН и нападающий ЦСКА Александр РАДУЛОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Арбитр Роман ГОФМАН и нападающий ЦСКА Александр РАДУЛОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

РЫЖИЙ В КОМАНДЕ – ХОРОШАЯ ПРИМЕТА

– Всегда было интересно, что дарят арбитрам после финального матча?

– Ничего дорогого. Статуэтка хоккеиста с надписью, что ты работал в матче за золотые медали.

– Статуэтка дорогая?

– Не думаю. Ценной там является надпись и ощущение того, что ты здорово выполнил свою работу.

– Вы и лайнсмен Глеб Лазарев стали лучшими на турнире. Это говорит о том, что не правы те, кто считает, что наши арбитры самые слабые.

– Я в этом никогда не сомневался. Просто иногда удобно во всем обвинить нас. Кстати, супервайзером финала был Александр Поляков, то есть на решающем матче было три представителя нашей страны.

– Расскажите про Глеба Лазарева, ведь мы про лайнсменов очень мало знаем.

– Он из Перми, работает очень давно. Я помню, он еще в Челябинске начинал, работал на детских турнирах, совсем пацаном. Очень ответственный, психологически устойчивый. Но случайных людей на чемпионате мира нет. Плюс Глеб – рыжий. Есть же примета, что рыжий в команде – к успеху. Я очень рад за него.

– Как арбитры отмечают окончание турнира?

– Все очень спокойно. Собираемся все вместе, на столе пиво, пицца. Поздравляем друг друга, общаемся. Все очень аккуратно.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...