12:00 24 декабря 2016 | Хоккей — Молодежный ЧМ

Тушите свет. Самый безобразный матч в истории СССР и Канады

Брэндан ШЭНАХЭН. Фото REUTERS Сергей ФЕДОРОВ. Фото REUTERS Валерий ЗЕЛЕПУКИН. Фото REUTERS Александр МОГИЛЬНЫЙ. Фото REUTERS Теорен ФЛЕРИ. Фото REUTERS
Брэндан ШЭНАХЭН. Фото REUTERS

Накануне старта молодежного чемпионата мира журнал The Hockey News вспоминает знаменитую "Драку в Пьештянах", когда на льду сошлись сборные СССР и Канады.

Никто не будет спорить, что Брендан Шэнахэн – яркая и заметная фигура в хоккейном мире. Член Зала славы. Один из четырех игроков в истории НХЛ, которые за карьеру набрали более 1000 очков и более 2000 штрафных минут. Сейчас вместе с Майком Бэбкоком и Лу Ламорелло он пытается создать чемпионскую команду из многострадального "Торонто". В конце концов, Шэнахэн кое-что знает о победах. Три чемпионских перстня и золотая медаль Олимпиады тому доказательство.

Так что сложно найти более подходящую кандидатуру. Подходящую для того, чтобы поделиться воспоминаниями о молодежном чемпионате мира 1987 года в Чехословакии, на котором Шэнахэн выступал в составе сборной Канады. О турнире, который стал свидетелем одного из самых безобразных событий в истории международного хоккея. "Да! Это отличная идея, – поддерживает запасной голкипер той канадской сборной Шон Симпсон. – Было бы неплохо устроить церемонию-воссоединение. Пусть Шэнни займется этим", – смеется Симпсон. Правда, вряд ли многие из участников тех событий, возраст которых сейчас приближается к полувековому рубежу, согласились бы на подобную встречу.

Да и, если подумать чуть подольше, даже Шэнахэну такая задача не по плечу. Почти 30 лет спустя "Драки в Пьештянах", сложно найти человека, который помнит, кто стал победителем того турнира. Ведь этот турнир остается низшей точкой падения международного хоккея.

Никогда прежде или после мировой хоккей не видел подобных проявлений животной грубости и жестокости и беспомощности официальных лиц. Две национальные сборные – Канады и СССР – были вычеркнуты из всех справочников, посвященных МЧМ-87. Воспоминания о том, что произошло 4 января 1987 года, пытаются вымарать из учебников истории. Наверное, многим хотелось бы, чтобы тех команд вообще не существовало. Но они были, и о них уже никогда не забудут. "Мы навсегда останемся темным пятном в истории молодежных чемпионатов мира", – признается нападающий канадцев Дэйв Макллвэйн.

Сергей ФЕДОРОВ. Фото REUTERS
Сергей ФЕДОРОВ. Фото REUTERS

Это стало понятно сразу же после того, как команды, наконец, удалось прогнать со льда. Хоккеистам дали полчаса на сборы, после чего велели отправляться прямиком в автобус. Молодой Шэнахэн, который вот-вот должен был отметить свое 18-летие, болтался в автобусе – и не в шикарном, а в обычном школьном – четыре часа, пока канадцы не добрались до Австрии. Затем было 6-часовое ожидание и ночной рейс в Канаду, где их ждало всеобщее порицание.

"В автобусе не было даже туалета. Нас не кормили, но мы думали не об этом, – вспоминает Шэнахэн. – Мы боялись того, что нас ждет по прилету домой. Ведь нам объяснили, что мы опозорили себя и страну. Все были погружены в свои тяжелые мысли. В салоне стояла абсолютная тишина".

"Абсолютная тишина" – совсем не такими словами можно описать то, что творилось на льду несколько часов назад. Всем прекрасно известны подробности "Драки в Пьяштянах". Но мы напомним основные события.

Последний день кругового турнира, на тот момент Канада занимает второе место. Победа обеспечивает команде серебро, но победа с разницей в пять шайб или больше позволяет завоевать золото. Задача выглядит невыполнимой, так как сборная СССР выиграла 5 из последних 10 турниров. Но в этот раз удача была не на их стороне и команда уже ни на что не претендовала. К середине второго периода канадцы вели со счетом 4:2. Казалось, что у них есть призрачные шансы добиться нужного результата…

Все началось с потасовки между Сергеем Шестериковым и Эвереттом Санипассом. Но затем побоище разрослось до невиданных масштабов. Скамейки обоих команд опустели, все хоккеисты высыпали на лед и начали ожесточенную бойню. Они превратились в диких зверей. Шэнахэн, к примеру, до сих пор помнит отпечаток ботинка на лбу партнера по команде Стефана Руа. Норвежский арбитр Ханс Роннинг совершенно растерялся и не знал, что делать. В конце концов, официальные лица приняли решение потушить свет на арене. "Я думал, что все на этом закончится, но не тут-то было, – говорит Шэнахэн. – Официальные лица не знали, что делать. Взрослые махнули на нас рукой, а на льду остались напуганные подростки, которые не могли собрать все мысли воедино".

Долгие годы стороны пытаются свалить вину за то происшествие друг на друга. Канадцы уверены, что советские хоккеисты, которые уже не рассчитывали на медали, пытались вовлечь их в драку, чтобы лишить шансов на золото.

Советская сторона настаивала, что ее хоккеисты вообще не понимали, что происходит на льду. Некоторые игроки также утверждали, что у канадцев заранее был план и их хоккеисты знали, кто и с кем будет драться. Одно мы знаем точно. Когда побоище началось, то никто не остался безучастным. "Я помню, что Валерий Зелепукин получил травму, выбил плечо, – рассказывает Сергей Федоров. – Он упал на колено, а все это время его бил канадский игрок. В Советском Союзе нас к подобному не готовили, мы не понимали, что происходит, как нам себя вести. Арбитры вообще самоустранились. А Валерий стоял на коленях и пытался хоть как-то защититься от ударов хотя бы одной рукой".

Валерий ЗЕЛЕПУКИН. Фото REUTERS
Валерий ЗЕЛЕПУКИН. Фото REUTERS

Известно, что первым со скамеек на лед выскочил Евгений Давыдов, который в будущем даже отыграет несколько лет в НХЛ, хотя в Северной Америке он не прославится своей жесткостью. "Он был вспыльчивым, – добавляет Макллвэйн, который недолго выступал с Давыдовым за одну команду. – Так что неудивительно, что он выскочил на лед. Хотя в Северной Америке он играл совершенном в ином стиле".

Зелепукин приехал на турнир с травмой плеча и только усугубил ее по ходу того безобразия. И хотя Валерия никогда нельзя было упрекнуть в слабости, но он мало что мог противопоставить с одной здоровой рукой, когда на него набросились два соперника.

Еще до стартового вбрасывания, на раскатке чувствовалась накаленная атмосфера. "Игроки орали друг на друга, оскорбляли, – не скрывает Симпсон. – Все находились во взвинченном состоянии. Они кричали что-то нам, мы – им. Что-то вроде: "*** коммуняки. *** коммуняки".

Но мало кто знал, во всяком случае, тогда, что перед началом игры раздевалку советской сборной посетил великий тренер Анатолий Тарасов. Александр Гальченюк, отец восходящей звезды "Монреаля", Алекса Гальченюка, помнит тот визит: "Он произнес красивую, воодушевляющую речь. Когда он покинул раздевалку, то мы чувствовали, что готовы к войне. Еще перед игрой канадцы начали оскорблять нас. Так что драка чуть не началась уже в подтрибунном помещении.

После того турнира мне позвонили из советской федерации хоккея. Интересовались подробностями случившегося. Конечно, я ничего не сказал о визите Тарасова и его наставлениях. Да и не вижу смысла винить его хоть в чем-то. Мы были молоды и не сумели сдержать свои эмоции".

У сборной Канады еще перед турниром была не лучшая репутация. В конце концов, руководил командой Берт Темплтон, который получил прозвище "Грязный Берт". Одним из его помощников был Пэт Бернс, некогда суровый полицейский, ставший не менее суровым и жестким тренером. Половина игроков того созыва сборной набрали в том сезоне в своих юниорских командах не менее 100 штрафных минут, и это мы не считаем жесткого защитника Стива Чиассона, который отметился 73 штрафными минутами всего в 45 играх за "Детройт" в сезоне-1986/87, или Люка Ричардсона, который за карьеру в НХЛ набрал более 2000 минут штрафа.

Канадцы были привычны к дракам стенка на стенку. Более того, подобная потасовка у канадцев произошла с командой из Швейцарии в контрольном матче перед турниром. Перед игрой против сборной Канады хоккеист сборной США Даррен Туркотти, один из немногих американцев, выступавших в юниорской лиге (он и Адам Берт играли за "Норт-Бэй", команду Темплтона), предупреждал своих партнеров, чтобы те ни в коем случае не пересекали красную линию во время раскатки, так как канадцы могут расценить это, как проявление неуважения. Но Боб Коркам не прислушался к этому совету и случайно заехал на чужую половину. Приветствовал его там удар по ногам клюшкой от Симпсона, который в том матче был запасным за спиной Джимми Уэйта. "Коркам посмотрел на меня, а потом так врезал мне, что я просто отлетел", – вспоминает Симпсон.

Шэнахэн вспоминает, что дальнейшее было похоже на кадры из фильма "Щелчок": "Парень уложил нашего вратаря на лед и, подняв глаза, увидел, что на него несется 18 человек". Брендан добавляет, что защитник той сборной США, Брайан Лич, как-то вспоминал тот случай: "Он не мог понять: "Из какой лиги приехали эти дикари?"

Симпсон уверен, что сборная Канады образца 1987 года – самая жесткая за всю историю. И с этим тяжело поспорить.

Санипасс набрал в том сезоне в юниорах 320 минут штрафа. Майк Кин, с чьим правым кулаком познакомились многие соперники, набрал за карьеру всего 800 штрафных минут не в последнюю очередь потому, что соперники знали, какой урон он может нанести обидчику.

Александр МОГИЛЬНЫЙ. Фото REUTERS
Александр МОГИЛЬНЫЙ. Фото REUTERS

Но откуда это было знать советским игрокам? Они ничего не знали о канадцах того созыва, как и те ничего не знали о русских. Конечно, если бы тот матч состоялся сейчас, мы бы все прекрасно знали про выдающиеся таланты Федорова или Александра Могильного. Болельщики бы спорили, кто больше достоин первого номера драфта – Шэнахэн или Тюржон?

С первого же вбрасывания стало ясно, что игра будет грязной. Шайба не успела еще покинуть центральный круг, как Шестериков ударил локтем Макллвэйна, который ответил на это ударом клюшкой.

Открыв счет на пятой минуте первого периода, Флери прокатился мимо скамейки СССР и сделал вид, будто расстреливает соперников из ружья. Канадцы думали, что против них выйдет быстрая, техничная команда, чем всегда и славилась хоккейная школа Советского Союза. Однако россияне совершенно не боялись физического контакта. Им было чем, а точнее кем, ответить.

Владимир Константинов, который только привыкал к позиции защитника, ударил головой в лицо Грега Хоугуда и сломал тому нос. "Мы понятия не имели, как драться, – признается Гальченюк. – Но мы были сильны".

Если советские игроки и были готовы пойти на все, чтобы лишить канадцев шансов на золото, то они это упорно скрывают. Во всяком случае, так считают некоторые любители теорий заговора в Северной Америке. Проходили слухи, что, якобы, игрокам советской сборной урезали питание из-за неудачного выступления на турнире. И, якобы, тренер Владимир Васильев угрожал всем хоккеистам, что на родине "с ними разберутся и их ждут серьезные санкции".

"Люди могут верить в то, что хотят. Но это все полная чушь", – спокойно отвечает на такие вопросы Владимир Малахов.

Но давайте будем честны. Если бы команды поменялись местами и если бы СССР претендовал на золото, а Канада уже ни на что бы не рассчитывала, то ни у кого бы не возникло сомнений, почему именно на льду разгорелось побоище. "Так работают стереотипы", – подтверждает Симпсон.

Ровно год спустя, четыре участники "Драки в Пьештянах" – Уэйт, Хоугуд, Флери и Кертис Джозеф – в составе сборной Канады разгромили Польшу (9:1) и завоевали золото на турнире в Москве. Пятеро участников того мордобоя – Уэйт, Хоугуд, Федоров, Могильный и Флери – были включены в символическую сборную МЧМ-1988. Уэйт стал главным героем того турнира. Он вытащил на своих плечах сборную Канады в игре с СССР, которую канадцы выиграли со счетом 3:2, но уступили по броскам 16:40.

А еще через год к великолепным Федорову и Могильному присоединился неподражаемый Павел Буре. Так родилась одна из величайших троек в истории турнира, а сборная СССР взяла золото в Анкоридже.

Теорен ФЛЕРИ. Фото REUTERS
Теорен ФЛЕРИ. Фото REUTERS

***

С момента "Драки в Пьештянах" прошло уже почти 30 лет. Истоки того конфликта обсуждались множество раз, какие только теории не строились. Но одно можно сказать с уверенностью. В тот день хоккей предстал с самой нелицеприятной своей стороны. И то безобразие, что происходило на льду, заставило хоккейный мир несколько изменить свой взгляд на драки в игре.

Канадский хоккей всегда был известен жестким, зачастую грубым стилем игры. Но сборная СССР оказалась готова к подобному и не собиралась сдаваться без боя. Наверное, именно эти причины, что лежат на поверхности, и вылились в ту драку. "Мы были молоды. Очень молоды. Эмоции зашкаливали. И не все могли действовать рассудительно", – соглашается Федоров.

Эту же точку зрения разделяют и канадские игроки. "Я не собираюсь оправдывать то, что произошло. Но и проклинать команды за это не вижу смысла. И ни в коем случае я не стал бы перекладывать ответственность на тренерские штабы. Не думаю, что хоть кто-нибудь мог предположить подобное развитие событий", – заключает Шэнахэн.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...