Он сделал суперсэйв в полуфинале и спас Россию от гола. Большое интервью защитника молодежки

5 января 2020, 17:30
Даниил Журавлев. Фото ФХР
Большое интервью с игроком «Ак Барса» Даниилом Журавлевым.

5 января. Острава. Финал. Канада — Россия.
«СЭ» проведет трансляцию матча. Начало — в 21.00 (мск)

Даниил Журавлев
Родился 8 апреля 2000 года в Нижнем Новгороде.
Защитник, воспитанник «Торпедо» и «Ак Барса».
Дебютировал в КХЛ за «Ак Барс» в сезоне-2019/20. Бронзовый призер МЧМ-2019.
Задрафтован «Колорадо» под 146-м номером в 2018 году.

Защитник «Ак Барса» Даниил Журавлев, проводящий уже второй МЧМ, — один из незаметных героев этой сборной. Он не так активен в атаке, как, например, Александр Романов или Егор Замула, но очень хорош на турнире при игре в обороне. В полуфинале против Швеции в первом периоде Журавлев выдал суперсэйв, подстраховав Ярослава Аскарова и вынеся шайбу с ленточки ворот. За пару дней до матча с «Тре Крунур» Даниил дал большое интервью «СЭ» — об «Ак Барсе» и «Колорадо», Билялетдинове, жизни в Казани и соцсетях.

Билялетдинов подсел и обнял

— Все говорят, что вы очень здорово играете в КХЛ. И удивляются тому, как именно выступаете на этом уровне.

— Я это все слышал, конечно, но мне такое говорить нельзя. Это меня расслабляет, не люблю, когда хвалят.

— Уши затыкаете?

— Стараюсь абстрагироваться. Хотя и не получается, особенно когда от Павла Зубова услышишь что-то типа «молодчик», но в «Ак Барсе» есть ребята, которые моментально поставят на место — Яруллин, Педан, Лукоянов. Зарипов тот же.

— Находиться в одной раздевалке с Зариповым испытание для молодых?

— Такого нет, но чувствуется его аура: пять раз выиграть Кубок Гагарина — не каждому дано. Но я близко с ним не общаюсь, все-таки сказывается разница в возрасте.

— Разговариваете на «вы»?

— Нет, но называю уважительно — Данис. Иногда правда на льду могу крикнуть: «Заря», но это очень редко.

— И все-таки вы играете в КХЛ. Когда у вас произошел рывок в карьере?

— Еще в том году, когда я начал играть в ВХЛ. Тренер мне доверял. Потом меня взяли на молодежный чемпионат мира.

— Но играли в Ванкувере вы мало.

— По 10-12 минут. Но я выходил с хорошими игроками, которые были на год старше меня. Разница в возрасте чувствовалась.

— Вы же в ВХЛ выступали, там вообще мужики.

— Да, но все-таки в ВХЛ не такие одаренные мастера, что собрались в сборной.

— Многие говорят, что на МЧМ скорости выше, чем в КХЛ.

— Бывает такое. Например, в нашей игре с канадцами был бешеный темп. В КХЛ я встречал подобное только в матче с ЦСКА. Они бегут, работают, давят. Иногда было ощущение, что я бежал на месте.

— Что вы слышали о Квартальнове такого, что не подтвердилось, когда начали играть под его руководством?

— Я думал, что он строже, чем есть. Но он может и пошутить в раздевалке, и с игроками поговорить. Не держит дистанцию.

— С Билялетдиновым хоть раз общались?

— На сборах в Финляндии. Подсел, обнял. Спросил, а откуда я. Говорю, из Нижнего. Он в ответ: «Да, у нас Алексей Потапов из Нижнего, хороший парень». Вот и вся беседа.

— Сколько раз вам прилетало от Квартальнова за обводку в средней зоне?

— Пару раз. В начале сезона он говорил: «Если делаешь, делай уверенно». Сейчас он просит играть меня проще.

— В начале сезона команде давали больше свободы, а сейчас это все перешло на механику?

— Мне кажется, мы просто подошли к середине сезона. Мы можем в одной игре забить пять, а в другой — ноль. И нас просят играть проще.

— Вам интересен такой хоккей?

— Интересно то, что мы идем на первом месте.

Уехал из Нижнего, потому что там был блат

— Почему вы уехали из Нижнего Новгорода?

— С тренером были проблемы. Скорее даже не со мной, а с моим батей. Есть хоккей, а есть блат. У нас там такое практиковалось. Когда я приехал в Казань — там все были на своем месте.

— Что за тренер был у вас в Нижнем?

— Водопьянов. Но я не хочу говорить о нем что-то плохое. Он научил меня многому.

— За год вы поднялись из ВХЛ в КХЛ. В чем добавили?

— Самая большая уверенность пришла, когда у нас был турнир в Нур-Султане. Там объяснили систему игры. Я меньше стал отбрасываться от шайбы в своей зоне. Это придало уверенности. Правда, все равно чувствуется, что я еще молодой. Иногда боюсь накосячить и привезти гол.

— Зарипов может объяснить любой свой гол, любой момент. Вплоть до того, как именно он дышит в таких эпизодах. Он вам и в раздевалке это объясняет?

— Что-то я думаю, он вам это в шутку говорит. Нам же рассказывает, что когда у него идет игра, ему тренер не дает выходить. Когда не идет — его ставят. Но и это, наверное, чтобы разрядить атмосферу. Я еще помню, он постоянно просит у защитников — найдите меня в «ноль». Мол, если будет возможность, то ему сделать передачу, чтобы он один на один вышел.

— Ищите его глазами на льду?

— Будет возможность, конечно, отдам. Но если у меня будет выбор — отдать Азеведо или Зарипов, отдам Азеведо.

— Что с Азеведо в этом году? Кажется, что он не тот, что был прежде.

— Да все с ним нормально, с чего вы взяли? К нему претензий меньше всех. Работает на совесть. Профессионал высокого уровня. Я как-то пришел в баню, смотрю — он там тянется. Первый раз такое увидел.

Фигуристка научила кататься спиной вперед

— Вы задрафтованы «Колорадо». У вас уже есть перспективы заиграть на высоком уровне.

— Я стараюсь учить язык. Скачал себе приложения на телефон. Уже понимаю, как строить предложения.

— Вы же слышите, что Квартальнов говорит тому же Азеведо.

— Когда тренеры говорят с нападающими я не вслушиваюсь. Зачем лишняя информация? Так лучше усваивается то, что говорят мне.

— У вас играет один из лучших легионеров — Викстранд. У него многому можно поучиться?

— Он вообще спокойный и уверенный. Как он играет на синей линии! Телом, ногами уходит и заряжает в сторону ворот. Нужно этому учиться у него.

— Тренер в Нижнем Новгороде говорил, что у вас ничего не получится. Это был Водопьянов?

— Да. Это было, когда мне было 8 лет. Он утверждал, что я не умею кататься спиной вперед. Потом отец нашел мне какую-то фигуристку — она научила. Я учился месяц.

— Реально научила?

— Да, спиной вперед кататься. Я и передом-то не очень кататься умел.

— Но у фигуристов же совсем другое катание.

— Да, но она научила меня азам, потом все стало развиваться уже само по себе.

— Когда тебе в 8 лет говорят, что из тебя ничего не получится, это тяжело?

— Я ничего не понимал тогда. Отец понял, я — нет. 8 лет же было всего, ребенок еще.

— Все равно, когда говорят, что ты не очень хороший хоккеист, можно и в 8 лет...

— Уже в 10-11 начинаешь понимать, что тебе тогда говорили. Сейчас только осознаешь, насколько они ошибались. Я-то уже в «Ак Барсе».

— У вас ведь папа футболист?

— Он в детстве играл и в хоккей, и в футбол, просто выучился на футбольного тренера. Я ведь из деревни, мы там просто на коробку ходили, катались, играли. Кто-то ему там сказал: «Вези его в «Торпедо». Мы и поехали, так все и началось.

— Получается, до 7 лет просто занимались у себя на коробке?

— Да.

— В футбол, наверное, тоже играли?

— Да, в футбол тоже. Лет до 11. Меня, кстати, даже в «Рубин» звали, представляете? Я отказался, сказал, что хоккей нравится больше, да и лучше получалось.

— Надо посмотреть вас на «сухой» разминке.

— То, что мы держим мяч — вообще не показатель. Вот если бы реально в футбол играть пришлось.

В НХЛ мне еще рано

— Вы ведь и форвардом были играли в нападении?

— По детям в «Торпедо» пару раз играл в нападении.

— Только пару раз?

— У нас там одна пятерка играла. Просто говорили: «Бери шайбу, беги вперед, что-то там делай». Это потом многому научился, когда тренеры начали объяснять, что нужно вести шайбу в зону, разыгрывать.

— Сейчас бы смогли сыграть в атаке?

— Нет, на этом уровне уже тяжело, функции другие.

— Может, центральным?

— Играл пару раз в «Ак Барсе», в своем возрасте, когда нас тренировал Андрей Макаров. Ставил меня в центр.

— Правда, что у вас любимые хоккеисты — Карлссон и Бернс?

— Мне нравится, как они играют на синей линии.

— А «минус» какой у них, знаете?

— Мне нравится, как они действуют в зоне атаки. То, что в обороне они не очень — это видно.

— Когда поедете в «Колорадо»?

— Не знаю.

— Думаете о переезде? Просто знаю, что некоторые не едут, например, из-за денег.

— Мне кажется, мне по игре еще рано уезжать. В плане физики рано. Надо еще многому научиться в КХЛ.

— Вы ведь должны набирать вес, но не получается.

— Да, знаю. Вроде ем все, пью протеины, но не помогает. В том году набрал с 72 до 76 килограммов и все, больше не могу, а мне надо хотя бы 83.

— Один хоккеист рассказывал, что именно при Билялетдинове он научился проводить выше 50 секунд в высоком темпе. А вы что делаете, чтобы повысить выносливость?

— Велик кручу. В начале сезона приехал на сборы «Ак Барса», тоже было плохо, потом стал крутить велосипед и стало нормально. До тренировки, после тренировки по полчаса позанимался — и все.

— Люди из «Колорадо» что-то советуют? Вы говорили, что общались со скаутами. Кому-то иногда привозят специальное питание...

— Нет, мне в плане питания ничего не говорили. Просто сказали учить английский, дальше развиваться в том же направлении. Говорили, что им нравится, что у нас все идет вперед, никто не стоит за воротами. У нас просто такая система игры в «Ак Барсе».

— В некоторых командах еще запрещают защитникам менять фланг. Поперечный пас защитника другому защитнику даже через борт запрещен.

— У нас так: если шайба выходит из чужой зоны и оказывается на нашей синей линии, то дальний защитник может остаться на чужой синей линии, чтобы получить пас и войти в зону. Это чтобы пятерка не успевала меняться. В «Ак Барсе» у защитников есть свобода.

На МЧМ удалил все соцсети, оставил только WhatsApp

— В сборной вас переместили в третью пару, чтобы была возможность больше атаковать?

— Не знаю, мне не объясняли.

— Разве, когда переводят, не говорят, что хотят видеть?

— Нет. Мне ничего не сказали.

— Просто Галенюк и Пыленков практически не подключаются.

— Может, и из-за этого. Я просто даже не спрашивал. Просто пришел, увидел красную майку. Ничего не сказали. Да и, в принципе, без разницы, с кем играть.

— Начинали вы с Романовым и это была проблема. Оба ведь атакующие.

— Мы, бывало, заигрывались. Когда были в Перми, Валерий Николаевич даже нас ругал. Мы один раз вдвоем полезли на пятак. Денисенко у синей линии один остался.

— На этом турнире мы увидели, что вся команда стала чувствовать себя гораздо вольготнее — стала играть с шайбой намного агрессивнее.

— Да, в плане атаки нам можно подключаться, но главное, чтобы оставался нападающий. Свобода есть.

— В прошлом году у нас центр мог выдвигаться наверх, почти к синей линии, защитники никуда не подключались.

— Меня научила подключаться нынешняя система «Ак Барса». Мне говорили: «Иди, углубляй через центр, своди игроков, чтобы нападающие поднимались на синюю линию, чтобы пятерка двигалась и запутывала оборону».

— Вас так и не пробовали в большинстве?

— Нет, с прошлого года не ставили. Один раз выпускали в прошлом году на турнире в Словакии.

— А в «Ак Барсе»?

— В начале сезона играл. Сначала выходили в два защитника. Потом перешли на одного защитника, и я перестал играть.

— У вас есть страница в Instagram?

— Да.

— Подколзин удалил.

— Я тоже. Удалил все соцсети. Только WhatsApp оставил, чтобы с родными списываться.

— Опасаетесь, чтобы лишний раз не перехвалили, или наоборот?

— Ну да. Или вот у Канады выиграли 6:0, болельщики пишут: «Опять договорняк скатали». Не хочется эту ерунду читать. Аскаров неровно сыграл с чехами, про него такое начали писать. Если бы он все это прочитал, то он бы, наверное, закончил. Писали, что человек — дыра, переоцененный. Ему же 17 лет, он хороший вратарь.

Дали в Казани квартиру на базе

— У вас в «Ак Барсе» была россыпь талантов, но многие уехали в Канаду. Не задумывались поступить так же?

— Совсем не думал о таком. Мне дали контракт в МХЛ, начали там доверять. Я играл, развивался, все устраивало. И потому меня был только российский агент, ни с кем из-за океана не общался.

— Вам правда недавно дали квартиру?

— Да, на базе. Там дают отдельные квартиры, на базе находятся 3 подъезда. Дали отдельную, большую квартиру.

— Кто в ней жил до вас?

— Никита Лямкин. У них же вроде ребенок родился, им дали квартиру побольше.

— Некоторые говорят, что их напрягает излишний контроль. Не в том смысле, что это специально, просто ты прекрасно знаешь, что все скажут, во сколько ты пришел на базу и когда вернулся. Как у вас?

— Лично меня не напрягает.

— Можно ли прийти туда после полуночи?

— Конечно, это же личная жизнь.

— Там есть консьерж?

— Да, гостям нужно иметь при себе паспорт, обязательно.

— Отлично, то есть, диалог следующий: «Дорогая, приходи, но только принеси с собой паспорт»?

— Нет, таких звать нельзя.

— Жить в квартире на базе дешевле? За что платите?

— Только за коммунальные услуги.

— Родители по-прежнему живут в Нижнем Новгороде? Часто приезжают?

— Мама редко приезжает, а отец часто. Он был на матче с ЦСКА, с «Автомобилистом».

Молодежный чемпионат мира по хоккею: турнирная таблица, расписание матчей, онлайн-трансляции и результаты игр, новости и обзоры МЧМ-2020

Результаты опроса

проголосовало: 8885
Все опросы
Россия vs Канада: как закончится финал МЧМ-2020 по хоккею?
Победой России в основное время
58.4%
Победой России в овертайме/серии буллитов
12.2%
Победой Канады в овертайме/серии буллитов
3.3%
Победой Канады в основное время
26.1%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир