00:15 21 сентября 2016 | Хоккей — Кубок мира

Русский ураган: завтра шести минут может не хватить

Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Владимир ТАРАСЕНКО принимает поздравления с голом. Фото REUTERS Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Евгений КУЗНЕЦОВ и Дмитрий ОРЛОВ. Фото REUTERS Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Остон МЭТТЬЮС радуется голу с партнерами. Фото REUTERS Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. В действии Евгений КУЗНЕЦОВ. Фото REUTERS Олег ЗНАРОК. Фото AFP Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. В игре Сергей БОБРОВСКИЙ. Фото AFP
Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Владимир ТАРАСЕНКО принимает поздравления с голом. Фото REUTERS

КУБОК МИРА-2016

Вчера в Торонто российские хоккеисты одержали первую победу на Кубке мира (4:3), переиграв команду Северной Америки. Все четыре шайбы наша сборная забросила за короткий отрезок во втором периоде – 6 минут 14 секунд. Решающая встреча за выход в плей-офф состоится в четверг – соперниками россиян станет сборная Финляндии.

Игорь РАБИНЕР
из Торонто

В ВОСТОРГЕ БЫЛ ДАЖЕ СЕЛЯННЕ

Что бы дальше ни произошло на Кубке мира-2016, сборная России уже не зря приехала в Торонто. И не важны все объективные недостатки в игре, бездарное большинство, проигрыш по броскам – 25:46. Они выстояли – и, пропуская через себя тот драйв, с которым это происходило, ты понимал, что слова Сергея Довлатова: "По части эмоционального воздействия у хоккея единственный соперник – алкоголь" – совсем не гипербола.

То, что творилось со мной – да уверен, и со всеми вами – по ходу этого совершенно безумного и восхитительного в своем безумии матча, говорит об этом сполна. Во втором перерыве я в коридоре ложи прессы встретил Теему Селянне, и даже величайший из всех хоккейных финнов фонтанировал эмоциями – в частности, от этих шести минут с уместившимися в них четырьмя российскими голами...

И это Селяха, как назвал его в нашем стародавнем разговоре его партнер по "Анахайму" Руслан Салей, еще не знал, что будет твориться дальше. Как заведутся на полную катушку – впервые за все матчи турнира – трибуны Air Canada Center. И будут дышать каждой секундой, каждым поворотом сюжета. Потому что поймут: перед ними – первый грандиозный матч этого Кубка мира. До сих пор были соло отдельных команд: Европы против США, Канады против Чехии, Северной Америки против Финляндии. Но чтобы творили и те, и другие – такое тут было впервые. Даст бог, еще будет.

Да, так об эмоциях. Когда я через пару минут после финальной сирены матча Россия – Северная Америка встал со своего кресла в ложе прессы на верхотуре Air Canada Center, меня еще трясло, словно еще не отзвенел каркас ворот Бобровского ("штанга – друг вратаря", как со сдавленным смешком скажет позже голкипер), и какой-нибудь страшный Макдэвид - Айкел - Маккиннон и далее по списку швырнет сейчас еще и еще.

Когда спустился в пресс-центр, куда должны были вот-вот привести игроков и тренеров – по-прежнему не мог отдышаться, словно сам только что был на этом жареном льду. Потому и задал Олегу Знарку глупейший вопрос: "Когда мы при счете 4:3 на полторы минуты остались втроем – в глазах не потемнело". У меня-то потемнело, оттого и спросил – это из серии "у кого чего болит". Знарок рассмеялся: "Как видите, держусь".

Такие эмоции неповторимы, они врезаются в память на всю жизнь. Эти три на пять на протяжении полутора минут, этот сэйв Бобровского головой (!), это удаление Орлова за 40 секунд до конца, эти четыре на шесть в концовке и стон перекладины после щелчка Райлли секунд за 10 до конца, когда каждое мгновение уже тянулось сутки...

Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Евгений КУЗНЕЦОВ и Дмитрий ОРЛОВ. Фото REUTERS
Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Евгений КУЗНЕЦОВ и Дмитрий ОРЛОВ. Фото REUTERS

PINK FLOYD И МОЛОДЕЖЬ

Все это казалось почти невозможным после того, как днем ранее шведы окунули нас в полынью, как казалось, с ледяной реальностью, и даже концовка имени Александра Овечкина не была способна из нее вытащить. Тем более на фоне хоккея XXII века, космического зрелища, показанного после этого североамериканской молодежкой, которой, по правде говоря, полагалось раскрошить финнов не 4:1, а 10:1. Я смотрел на нее с трибуны – и не верил своим глазам.

Это было ошеломление. И когда в третьем периоде диджей на арене поставил пинкфлойдовское Another Brick In The Wall: "We don’t need no education, We don’t need no thoughts control… Hey, teachers, leave them kids alone!" – этот гимн юношеского бунтарства настолько потрясающе попал в резонанс от увиденного и прочувствованного, что я чуть не заплакал. Ведь ощущение было, что попал на что-то невиданное, и то, что происходило в хоккее до того, теперь не имеет никакого значения...

На следующий день, за пару часов до нашего второго матча, я подойду к Сергею Гимаеву, чтобы поделиться впечатлениями. И ведущий наш хоккейный эксперт, который громкими словами не бросается, скажет: "Второй период Северной Америки против Финляндии – это лучшее, что было за последнее время в мировом хоккее".

Не одно из лучших, а лучшее. И я под словами Сергея Наильевича полностью подпишусь. Так же, как ведущий защитник Дмитрий Куликов утром в день матча с легкостью согласился с серьезным тезисом главного тренера североамериканцев Тодда Маклеллана: "Молодые звезды Северной Америки обыграли бы больше 20 клубов НХЛ".

При этом Тодд, потрясающий оратор с поставленным голосом и чеканными формулировками (не чета Олегу Знарку, не в обиду тому будет сказано), когда утром в день матча я попытался слегка спровоцировать его, чтобы он назвал свою команду фаворитом в матче против России, сказал: "Не считаю нас фаворитом ни в одном матче, в том числе и сегодня. Но в игре мы постараемся это изменить. У России богатейшая хоккейная история, "крестные отцы" – Дацюк, Овечкин, Малкин. Дацюк – возможно, лучший в мире по умению "обчистить твои карманы", отобрать у тебя шайбу на льду и сохранить ее у себя. Мы в курсе их атакующих угроз, равно как и того, что после матча со Швецией это очень голодная группа людей. И если мы к этому не отнесемся всерьез, то заплатим высокую цену. Мы должны понимать, что вчерашний день закончился. Я должен внушить парням, что та работа, которую мы проделали вчера, сегодня должна быть проделана заново. С нуля".

Внушить-то Маклеллан внушил, но на то они и молодые, чтобы в какой-то момент об этом забыть. А может, их заставили – ведь и в первом периоде Россия была уже далеко не такой, как против Швеции. Хоть и уступала она в счете, и (может, чтобы ее подбодрить?) организаторы в рекламной паузе даже вывели на куб фрагменты знаменитых 6:0 в третьем матче Кубка Вызова 1979 года. Как забивает в падении Макаров, как тащит Мышкин...

Перед ответным голом мы создали два момента кряду: сначала Тарасенко после паса Дацюка чуть промедлил с броском, и Мюррей успел переместиться, а потом звено Малкина с подключившимся Зайцевым закружило у чужих ворот карусель. То есть гол Наместникова не из воздуха родился. Хотя более неожиданную фигуру для его авторства трудно было предположить.

"ДАЛЬШЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БУДЕМ МЫ"

Бдительность у команды Маклеллана пропадет на каких-то шесть с небольшим минут – но их окажется достаточно. И понуро покатится после разворота и молниеносного броска Тарасенко на скамейку свеженький обладатель Кубка Стэнли, основной вратарь "Питтсбурга" Мэттью Мюррей. И будет потом выдавливать в микрофоны восходящая мегазвезда Коннор Макдэвид: "Ну ведь играли же мы сто раз с русскими на молодежных чемпионатах мира. И знали, что для них, когда поймают кураж, забить четыре гола за шесть минут – раз плюнуть. И все равно пропустили..."

Макдэвид знает, о чем говорит. Менее двух лет назад, в этом самом Air Canada Center, лучший бомбардир того МЧМ играл с Россией в финале – и команда Валерия Брагина за три минуты второго периода ушла с 1:5 на 4:5 и чудом не сравняла счет. А в Баффало-2011 Коннор, конечно, не играл, ему только 14 должно было стукнуть, – но явно наслышан. А оттуда, из Баффало, на этот Кубок мира приехали Кузнецов, Тарасенко, Панарин, Зайцев, Орлов. Пятеро.

И ведь этот матч с молодежной командой Северной Америки, что символично, стал в первую очередь как раз победой наши молодежи – помимо Бобровского, естественно. Понятно, что такой матч не может не выиграть вся команда, но давайте признаем: Овечкин и Малкин, две главные звезды, остались в тени, Дацюк проделал массу потрясающей, хотя и черновой работы – например, выиграл вбрасывания – 13:7; отдав шайбу Тарасенко, полез на пятак и загородил обзор Мюррею при голевом броске снайпера "Сент-Луиса".

Но забили – 23-летние Наместников и Кучеров, 24-летние Кузнецов и Тарасенко. Это была победа, суть которой можно сформулировать словами Виктора Цоя: "Дальше действовать будем мы". И, кстати, североамериканские эксперты эту начинку нашего успеха заметили, интересуясь ею у того же Наместникова...

Конечно, это не значит, что "старики" на площадке свое отжили, отнюдь. Та же индивидуальная революция Овечкина в концовке матча со Швецией тому доказательство. Она была обречена именно потому, что не подкреплялась более ничем и в первую очередь игрой (разве что опять же эквилибристикой Бобровского), но отчаянным порывом капитана можно было восхищаться.

Я не из тех, кто сейчас начнет морализировать и осуждать Овечкина за слова по горячим следам о возможном касании шайбой его клюшки в ситуации с отмененным голом. Тем более что ни категоричности, ни истерики в его словах не было, а тема, к счастью, не получила развития. Знарок сразу заявил о высокой квалификации судей, а Харийс Витолиньш на следующее утро расставил все точки над "i" даже в отношении к конкретному эпизоду: касания не было. Нет, мы-то с вами это видели, но важно было, чтобы эти слова вслух на весь мир произнесли наши тренеры. Потому что белое должно называться белым, а черное – черным.

Если же возвращаться к Овечкину, то в матче с Северной Америкой ему не повезло при щелчке в штангу спустя секунды после гола Наместникова. Но лишь один бросок и один силовой прием за весь матч говорят, что решающие роли в этот вечер играли другие. А Малкин и вовсе пока на турнире не похож на себя. Соглашусь с Игорем Кравчуком: центр "Питтсбурга" позже всех закончил сезон, а он уже не юн и подвержен травмам, чтобы быстро восстанавливаться.

Вы мне сейчас справедливо приведете контрпример Сидни Кросби, сыгравшего против Чехии на каком-то неземном уровне. Но у каждого игрока – свой организм, и Малкин (что было видно еще по контрольным матчам и продолжается сейчас) втягивается в турнир тяжело. Главное, что у нас есть кому это компенсировать.

В сборной России – 12 человек 90-х годов рождения, тогда как, например, в Канаде (что объяснимо, учитывая наличие отдельной молодежки) – всего четверо. Сразу десять российских хоккеистов младше самого молодого из "Кленовых листьев". Это команда с будущим, что радует никак не меньше, а то и больше факта победы над фантастической молодежкой Северной Америки.

Кстати, Кузнецов утром в день матча справедливо посетовал североамериканским журналистам – кстати, на блестящем английском, поразительном для человека, играющего за океаном лишь два с копейками года, – что в России талантов-то тоже хватает, но тренеры доверяют и дают им игрового времени неизмеримо меньше, чем в НХЛ.

Может, хоть под влиянием этого турнира начнут?

Между прочим, я перед началом Кубка мира провел в "твиттере" опрос, кто, по мнению читателей, станет главной звездой сборной. К сожалению, вариантов ответа там может быть всего четыре, и я выделил в отдельные Овечкина, Бобровского и Малкина, а последний обозначил так: "Панарин, Тарасенко и другие". Так вот, за последний вариант высказалось 49% из 511 участников опроса. Тогда как за Бобровского – 29%, за Овечкина – 14, за Малкина – 8.

Подозреваю, что еще несколько лет назад эти цифры были бы принципиально иными. Но сегодня все больше болельщиков верят в наших молодых звездочек и голкипера. И игра с Северной Америкой подтвердила их правоту. При том что, конечно же, без старших товарищей они могли бы и растеряться – как их соперники в те самые шесть минут. Недаром Маклеллан сказал, что они в тот момент, "поплыв", начали оглядываться в поисках "дядьки", который бы их на льду успокоил. Но такового, на наше счастье, не было.

Кстати, в другом опросе я поинтересовался, нужны ли, по мнению болельщикам, были сборной на Кубке мира Радулов и Ковальчук либо каждый из них по отдельности. И если за то, что необходимы были оба, проголосовали достаточно весомые 37% из 634 человек, то за одного Ковальчука – лишь 7%. Против 25 у Радулова (за решение Знарка по обоим высказался 31%). Как видим, популярность главных былых героев идет на убыль – нельзя ведь после Квебека-2008 всерьез сравнивать славу Ковальчука и Радулова.

По-прежнему, кстати, считаю, что последний, пусть и буйно-непредсказуемый, но умеющий мастерски сыграть в самых разных амплуа, нам в Торонто пригодился бы. И Витолиньш не исключал звонка ему в случае чьей-то травмы. Но на сегодня его в сборной нет, и ей есть кем тут играть помимо Радулова с Ковальчуком. Функционал последнего, мне кажется, вообще тут полностью – коллективно – продублирован.

Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Остон МЭТТЬЮС радуется голу с партнерами. Фото REUTERS
Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. Остон МЭТТЬЮС радуется голу с партнерами. Фото REUTERS

ПРАВДА КУЗНЕЦОВА И ЖИЗНЬ БОБРОВСКОГО

Вернемся, впрочем, к господствовавшей перед матчем с Северной Америкой тревоге. Даже с поправкой на известный алогизм спорта, как раз и придающий ему такую прелесть, все выглядело так, что найти управу на эту адскую (или райскую – но только не в этот день и не для нас) молодежную машину невозможно. Не буду делать вид, что был полон оптимизма: вы и на сайте "СЭ" можете найти мой предматчевый прогноз, в котором я отдавал предпочтение Северной Америке – 2:4. Потому что хотел, конечно, верить, но под впечатлением от первого дня не видел возможности другого исхода. Жалею ли о том прогнозе? Да я счастлив, что он не сбылся!

И ведь я уже в уме малодушно считал варианты: так, мол, главное сегодня – проиграть не так крупно, как финны, а там возможна "закрутка" – Северная Америка обыграет всех, финны – шведов, а там, глядишь, мы Финляндию наконец прибьем и со второго места из группы выползем...

Хорошо, что ОНИ – не считали. Хорошо, что находившийся утром в день игры в каком-то совершенно особенном эмоциональном состоянии Евгений Кузнецов обещал нам, журналистам: "Сегодня вы увидите другую команду. Если это будет не так, то я – лгун!"

Нет, Женя, в вашей честности не приходит в голову сомневаться – тем паче теперь. После вашего голевого прохода через всю поляну. И надо было видеть ваши глаза в те секунды, когда вы торжествующе говорили нам: "Видите, обещал – и не обманул!"

Кстати, это к вопросу, не вредно ли спортсменам общаться с журналистами в день матча – когда, по отечественным спортивным канонам, нужно уйти в себя, копить энергию, закрыться и никого не видеть. Но у всех разные характеры, и тот же Кузнецов – ярко выраженный экстраверт. Ему нужно разговаривать с людьми, выплескивать себя. Он сделал это – и забил прекрасный гол, и жег не только глаголом (кстати, Никита Кучеров, автор еще одного гола, к журналистам утром тоже приходил), но и эмоцией на льду. Да, порой она зашкаливала и дважды привела к удалениям – но вашингтонец весь своим огнем и партнеров воспламенял.

А Бобровский, как прожженный полковник пожарной службы, гасил пламень, регулярно возникавший в его владениях. Играя, на секундочку, второй день подряд против топ-сборной. Еще после Швеции он говорил, что любит играть в хоккей каждый день и хочет выйти против Северной Америки. Он был услышан – уже тем же вечером тренеры сказали парню из Новокузнецка и Коламбуса, что он в составе. Что было дальше – мы видели.

Хорошо, что Боб, абсолютно заслуженные эпитеты которому давайте все-таки попридержим на дальнейшее, описывает свое состояние так: "Полторы минуты втроем против пятерых были для нас самыми важными в жизни".

Я сначала подумал, что ослышался – и он сказал не "в жизни", а что-то помельче, поспокойнее. Ведь в принципе Боб – человек очень скромный, на громкие публичные слова не гораздый. Переслушал: и вправду, "в жизни". А через несколько фраз и выход Макдэвида один на один при счете 0:1 после четырех минут нашего большинства тоже был главным в жизни...

И это ведь правда, не надо ловить вратаря на противоречиях: мол, ты уж опредились, то или это. Только когда каждый эпизод, который происходит здесь и сейчас, для тебя самый важный в жизни – ты его выиграешь. А если скажешь себе: ну ладно, сегодня пропустил – завтра отобью, не отобьешь ни за что, а будешь пропускать и пропускать. И в игре, и в этой самой жизни.

Жалко, что у организаторов не было возможности привести к прессе Ивана Телегина, у которого, по словам Знарка, "подбиты обе ноги". Вот уж кто заключал в себе слово "преодоление". На то, как плохо он играл со Швецией, не указывал пальцем только ленивый. Казалось, что в современный хоккей такого уровня край ЦСКА не попадает вообще. Но вот он вышел на Северную Америку – и явил образец самопожертвования.

И борьбы. Телегин ведь не только дважды бросился под убойные броски, когда ему, как выразился главный тренер, и подбивали ноги. Он своей активностью организовал и гол Наместникова. Гол, который все в этом матче вообще-то и переломил, запустив 6 минут 14 секунд русского урагана.

Вообще, тот факт, что ответная шайба стала плодом усилий, пожалуй, худшего игрока первого матча и хоккеиста, вообще проведшего его на трибуне, по-моему, символичен. Он говорит о том, что в форме сборной России живет команда, где нет разделения на белую и черную кость, где низшие звенья не выходят на лед лишь для того, чтобы убить время, пока отдышатся сильнейшие, а чувствуют и на себе ответственность за результат – причем не только сзади.

Об этой командности, кстати, после матча с Северной Америкой говорил Кузнецов: "Мы на лавке постоянно поддерживаем друг друга. Это самое главное. Вот вы спросили про Темино (Анисимова. – Прим. И.Р.) удаление – никто даже слова не сказал ему. Такое случается с каждым, в хоккее не бывает без ошибок. Конечно, он внутри переживает за это, но сильная команда – та, которая будет постоянно разговаривать, не лаяться, а поддерживать друг друга".

Анисимов, сидевший рядом, добавил о том своем выбросе шайбы за борт в меньшинстве, едва не ставшем роковым: "Бывает такое. Ребята выстояли, молодцы. "Косяк" мой закрыли".

Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. В действии Евгений КУЗНЕЦОВ. Фото REUTERS
Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. В действии Евгений КУЗНЕЦОВ. Фото REUTERS

"БОМБА" ОТ ЗНАРКА – ИМПРОВИЗАЦИЯ, А НЕ ПОДГОТОВКА

На матч с Северной Америкой Знарок бешено перетасовал все звенья, пойдя не по билялетдиновскому пути образца Сочи-2014. В первоначальном виде не сохранилась вообще ни одна тройка, наигрывавшаяся в контрольных матчах и выступавшая против Швеции! И это была "бомба".

Тарасенко впервые отправился к Овечкину с Дацюком. Кучеров – к Малкину и Кулемину. Кузнецов (по словам Знарка, потому что он лучше играет на вбрасываниях) вернулся в центр – только теперь к Панарину и Дадонову. А Наместников, появившийся в составе вместо Шипачева, составил компанию Телегину и Анисимову в четвертом звене.

Стремление что-то менять по сравнению с первым матчем, где наша сборная билась, но не играла в хоккей, можно было только приветствовать. Вот только насколько подготовленными были эти изменения? По-моему, на 90 процентов это была чистая импровизация. Ведь, за исключением пока напрочь не работающего большинства, ни Тарасенко за эти пару недель ни разу не играл с Овечкиным и Дацюком, ни Кучеров с Малкиным, ни Панарин с Кузнецовым... И на тренировках, открытых для публики, этого не было.

Заметьте, кстати: голов, забитых в результате красивых комбинаций, не случилось. Где-то, как в случае с Кузнецовым и Тарасенко, индивидуальное мастерство, где-то, как у Наместникова с Кучеровым, – "терпение и труд". Хотя в последнем случае – и одно, и другое.

Утром в день матча я поинтересовался у Витолиньша, почему в третьем периоде матча со шведами после перехода на игру в три звена и отправки на лавку Шипачева с Дадоновым штаб не объединил Панарина и Анисимова, партнеров по ударному звену "Чикаго". Ответ поразил уровнем аргументации: "Нам показалось, что Панарин лучше сыграет с Малкиным". "Нам показалось"!

Может, у штаба и есть более четкое объяснение, но мы ничего подобного не слышали. Зато, когда попросили после матча Знарка объяснить перестановки в звеньях, в ответ, как обычно, прозвучало: "Ребята, это наша внутренняя информация!" Ну и что нам остается делать, когда ответа на вопрос "почему" из раза в раз не звучит, а внешней логики в том или ином решении не просматривается?

Панарин, черт возьми, провел с Анисимовым весь сезон, и тот помог ему завоевать "Колдер Трофи". А с Малкиным они никогда не играли. Неудивительно, что ничего путного из этого спонтанного объединения не вышло, и на игру с Северной Америкой Хлебушек вышел уже в другом сочетании. Но вновь не с Анисимовым, с которым они оказались вместе лишь... на скамейке штрафников, когда Россия играла три на пять...

То есть что получается? У Панарина есть две наигранные связки. Одна – по СКА и сборной на двух последних чемпионатах мира с Шипачевым и Дадоновым, другая – по "Чикаго" с Анисимовым. В ночь с понедельника на вторник он не играл ни в одной. И действовал далеко не так, как может, чего после матча и не скрывал. Не думаю, что победа снимает актуальность этого вопроса.

С другой стороны, бывает и инерция мышления, когда старые, но давно уже не актуальные связки кажутся догмой. Как, например, Малкин – Кулемин. Последний, настоящий магнитогорский металлург, сам по себе приносит много пользы и в условиях изобилия снайперов кажется фигурой крайне важной (взять хотя бы то, как он играл в ситуации "три на пять"). Да и засчитанный и незасчитанный голы Овечкина шведам случились как раз в момент, когда работяга Кулемин вышел с ним в звене и вовсю орудовал на пятачке.

Вот только с Малкиным у них не видно на этом турнире никакой "химии". Но третий партнер у них меняется – и на сей раз Кучеров смотрелся там куда органичнее Тарасенко, который, в свою очередь, вписался в овечкинско-дацюковское звено, – а они двое остаются вместе. Может, в попытках оживить Малкина попробовать их разбить?

Или просто надо давать Малкину, как и Овечкину, Тарасенко, Панарину больше времени, которое в НХЛ питает их форму и делает "горячими"? Овечкин провел на льду 15.03, Малкин – 15 минут ровно, Панарин – 13.51, Тарасенко – 13.39, Кучеров – вообще 12.37. У 38-летнего Дацюка – больше чем на пять минут, чем у Панарина с Тарасенко, Кулемин с Анисимовым опережают Овечкина.

Понятно, что тут сказались восемь наших удалений, но это при любых раскладах не то время, в котором звезды НХЛ чувствуют себя комфортно. То, что наш самый бросающий игрок матча, защитник Куликов, попал в створ чужих ворот столько же раз (6), сколько Овечкин, Малкин, Дацюк, Кучеров, Кузнецов, Панарин, Дадонов, Зайцев и Марков, вместе взятые, говорит само за себя. Фактически мы играем по старым лекалам, когда все тройки чередуются. При том что живем в 2010-е, и общекомандного просмотра фильма "В бой идут одни старики" (он перед первым матчем действительно состоялся) для прекрасной игры уже недостаточно. Впрочем, это тема отдельного разговора, не послепобедного...

Некоторые коллеги, узнав о составе звеньев на Северную Америку, отреагировали моментально: "Жест отчаяния!" Возможно, он таковым и был. И что склонный к активным действиям, а не к зубрежке заученного ранее Знарок решил: сделать хоть что-то лучше, чем не сделать ничего, а это, в свою очередь, встряхнуло и команду.

И ведь не поспоришь – встряхнуло. В короткую Знарок, выиграв у сложнейшего соперника, оказался прав. Но в том, что все эти стихийно найденные сочетания будут работать и дальше, пока никакой уверенности нет.

Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. В игре Сергей БОБРОВСКИЙ. Фото AFP
Вчера. Торонто. Северная Америка - Россия - 3:4. В игре Сергей БОБРОВСКИЙ. Фото AFP

ПОЖАЛЕЙТЕ БОБРОВСКОГО!

А на то, как Россия разыгрывает большинство, просто больно смотреть. Апогей был в начале второго периода при счете 0:1, когда за четыре минуты при численном преимуществе мы ни разу толком не расположились в зоне, не нанесли ни одного броска, зато получили один в свои ворота. А как только оно закончилось – получили выход "один в ноль" Макдэвида. Не спаси тогда Бобровский – очень допускаю, что все закончилось бы, как в матче Северная Америка – Финляндия. Потому что уж с чем с чем, а с "инстинктом убийцы" у североамериканцев все более чем в порядке.

Сравните: мы в большинстве (пять попыток) нанесли по воротам Мюррея и Гибсона два броска, североамериканцы (восемь попыток) – двадцать. Хорошо хоть Знарок признает проблему и сам без лишних понуканий, хоть из него клещами слова не вытянешь, о ней после победы сказал. Видеть – первый шаг к тому, чтобы делать. Но пока большинство производит суперудручающее впечатление – в отличие, тьфу-тьфу-тьфу, от меньшинства. Кстати, вспоминается последний чемпионат мира в России, где игру в большинстве хозяева провалили напрочь.

Вообще, нынешняя сборная России пока представляется командой куража, а не системы. Кстати, и тот же Кузнецов об этом самым кураже упоминал, более того – Макдэвид. Попадет шлея под хвост – получите четыре гола за шесть минут, нет – у ворот шведов на 59 минут воцарится выжженная земля, а за те 20 последних минут матча с Северной Америкой, что мы будем отчаянно отбиваться, нанесем лишь четыре броска по чужим воротам против 19-ти. И тут уж невозможно сформулировать лучше Кузнецова: "Спасибо, Боб!"

Конечно, супер, что наш основной вратарь находится в такой форме. Но когда за два дня подряд он получает по своим воротам 75 бросков (плюс 48 в выставочном матче с Канадой перед самым турниром), рано или поздно может наступить усталость металла. 123 броска за три игры, то есть 41 за матч – это, парни, перебор. Пожалейте Бобровского!

Пока сборная России на Кубке мира-2016 – это сама Россия и есть. Эмоции, талант, характер, персональная героика, способность, разозлившись на себя, вылезти из глубоченной ямы – но при этом отсутствие системы, логики, структуры, стабильно и предсказуемо работающих механизмов. Когда, например, единственный работающий в штабе команды экс-энхаэловец Алексей Жамнов во время матчей находится на скамейке, не имея никакого опыта работы тренером. Правда, он может оперативно разъяснить чисто энхэловские нюансы, неведомые другим тренерам. А мелочей на таком уровне, как известно, не бывает.

Российская логика – это ее отсутствие. Но, может, поэтому порой и выигрываем вопреки всему – так, как у Северной Америки. И ждем, что будет дальше, не имея базы для взвешенного прогноза. Потому что российские хоккеисты и взвешенность – это разные полюса.

А ведь будь иначе – врезала бы нам эта банда будущих Гретцки и Лемье (одних первых номеров драфта НХЛ – пять человек!) с той же силищей, что накануне финнам. Но не смогла. Спасибо парням. И надеюсь, что они за эту победу зацепятся. Говорю – "надеюсь", потому что уверенности на этом турнире ни в чем быть не может. Чем он и прекрасен.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...